ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не-е, — виновато вздохнул Энди. — В лошадь я не смогу. Лошадь здоровенная, а крыса маленькая. Представляешь, сколько магической силы понадобится, чтобы такого крошечного крысенка превратить в такую большую лошадь. Вот если бы у меня посох был… Давай во что-нибудь поменьше.

— Ну давай в собаку.

— Собака тоже большая. Давай лучше в ласточку превращу. Представляешь, как крыса обрадуется, когда начнет летать!

Мне не было никакого дела до крысиного счастья, но посмотреть на превращение было страшно любопытно, и я с энтузиазмом принялся помогать Энди в его магических опытах. Я самоотверженно держал за хвост отчаянно визжащего крысеныша, пока Энди читал заклинание, и выпустил его только от неожиданности, когда голый крысиный хвост прямо у меня в руке начал укорачиваться и обрастать черными перьями.

Став ласточкой, крыса летать не начала. Она даже ходить разучилась. Крылья ей явно мешали, и бедная ласточка так и барахталась на полу, пытаясь ползти, опираясь на бесполезные крылья. Учить ласточек летать мне не приходилось, хотя я не раз видел, как сами ласточки учат летать собственных птенцов, выталкивая их из гнезда. Я поднял с пола бывшего крысенка и с дружелюбным родительским напутствием: «Захочешь жить, научишься!» — отправил его в свободный полет из узкого окошка под самой крышей Лунной башни.

— Ты злой и жестокий, Рик! — чуть не плача, набросился на меня Энди, увидев, как ласточка кубарем упала в темную воду Королевского озера и была тут же проглочена одной из здоровенных хищных рыб, живущих в нем и теоретически охраняющих подступы к Черному замку от умеющих плавать врагов.

— Нашел кого жалеть — крысу! — фыркнул я.

— Крыса тоже живое существо, ничуть не хуже тебя, только вреда от нее меньше! А эта крыса вообще была не крыса, а ласточка! — шмыгнул носом Энди. Похоже, он здорово обиделся за неудачное произведение своего волшебного искусства.

— Но я же просто хотел научить ее летать, — предпринял я жалкую попытку оправдаться. — Ну хочешь, я поймаю тебе десяток крыс и ты сделаешь из них целую стаю ползающих ласточек?

Энди улыбнулся сквозь слезы. Он всегда отличался хорошим воображением и, видно, представил, как это будет выглядеть.

— Нет, — сказал он. — Если уж превращать, то надо в кого-нибудь тоже на «К», чтобы потом расколдовать можно было, если плохо получится. В кого бы ее превратить… — Энди принялся листать книгу, а я не удержался и хихикнул:

— Давай в короля!

— Ага, — подхватил Энди. — А еще лучше короля — в крысу! Обязательно это сделаю, когда королем будешь ты, а пока, пожалуй, воздержусь.

Следующую крысу Энди превратил в кролика. Это была старая толстая крыса, жившая в библиотеке и любившая время от времени полакомиться книжными переплетами. Кажется, в обличье кролика она чувствовала себя превосходно, зато мой маленький приятель здорово выдохся. Меня всегда удивляло, что магия отнимает столько сил. Со стороны кажется, что в ней нет ничего особенно тяжелого, ну говорит человек непонятные слова, ну делает руками какие-то знаки, что такого. Я мог с утра до вечера руками размахивать, да не просто так, а с мечом и в тяжелых доспехах, но ничего подобного со мной никогда не было, а бедняга Энди от своего колдовства еле на ногах держался. Виду он, конечно, старался не подавать, но капельки пота на лбу, неестественную бледность и синяки под глазами скрыть было просто невозможно.

— Все, сейчас расколдую и пойду спать! — заявил он.

— Оставь так, — предложил я. — Хоть польза от этой крысы какая-то будет, а то только книги грызет.

— Что, зажарить ее хочешь, да? — набросился на меня Энди. — Только и думаешь, как убить какое-нибудь бедное животное и набить брюхо! Обойдешься! — И Энди принялся читать заклинание, превращающее кроликов в крыс.

Я не обиделся. Когда вопрос стоял об уничтожении живых существ, будь то крысы, кролики или орки, Энди со мной не церемонился. Кажется, по этому поводу он спорил даже со своим учителем, которого боялся больше смерти.

— Ладно, ладно, — усмехнулся я. — Сам потом пожалеешь, когда эта крыса вместо благодарности сожрет какую-нибудь ценную книгу. Пользовался бы случаем получить кроличью шапку, а то зимой из замка нос боишься высунуть.

Глядя, как маленький симпатичный упитанный кролик превращается в уродливую жирную крысу, я просто не мог молчать. Я так красочно описывал Энди, какую ошибку он совершает, что тот не мог сосредоточиться на своей книге и, как потом мне объяснил, что-то прочел неправильно, то ли пропустил слово, то ли посмотрел на другую страницу и сказал что-то лишнее. Что тут началось! Крыса начала расти, будто Энди действительно решил превратить ее в крупную собаку или небольшую лошадь, но, к сожалению, внешне она продолжала напоминать не этих симпатичных животных, а все ту же омерзительную крысу. В довершение всего голова крысы раздулась и лопнула, разделившись на три части, отчего та превратилась в трехголовое порождение Хаоса ростом почти с девятилетнего Энди, который благополучно потерял сознание и лежал на полу неподвижный и бездыханный, как труп.

Я пребывал в полной растерянности. Что делать: сражаться с трехголовым монстром или приводить в чувство друга, неизвестно, живого или мертвого? Исход дела решила крыса, которая и не думала нападать на меня или Энди. Ее гораздо больше волновали личные проблемы, три ее головы никак не могли договориться между собой, что им делать, и они принялись выяснять отношения, пытаясь откусить друг другу нос.

Энди привел в чувство черный колдун после того, как я поднял на ноги весь замок. Когда с кем-нибудь из моих друзей случалось несчастье, я был готов на все, лишь бы их спасти. Правда, мне это редко удавалось, но на этот раз повезло, колдун не сидел, как обычно, запершись в башне, а беседовал с отцом в его апартаментах. Он так переполошился, что даже забыл обозвать меня наказанием богов или стихийным бедствием, а стал озабоченно объяснять, что Энди, видимо, использовал какую-то запредельную магию, явно превосходящую его возможности, и теперь спасти его может только чудо, которое, впрочем, он, черный колдун, вполне способен совершить, если я согласен пожертвовать собой. Отец, который слышал весь этот разговор, тут же возмущенно заявил, что наследный принц не будет жертвовать собой из-за какого-то безродного оборванца, но я пропустил его замечание мимо ушей и с готовностью согласился на все, что угодно.

— Ничего страшного, — успокоил отца черный колдун. — От принца всего-то и потребуется, что немного крови, и несколько дней он будет ощущать легкое недомогание.

Насчет легкого недомогания колдун явно ошибался или лукавил. После того как он поколдовал надо мной с Энди в храме богов Хаоса, я три дня не мог держаться на ногах. Зато Энди целый месяц был не способен сотворить даже простой фокус с огнем на ладони, а когда он вновь обрел свой магический дар, у меня пропало всякое желание вести с ним разговоры во время колдовства.

А трехголовое существо удрало куда-то в Бездну, по крайней мере, собака Ведьма, которую я пустил по следу, потеряла его где-то в подземелье.

Глава 4. МЕЛКИЕ ПРОБЛЕМЫ

— Там, в лесу, полно стражи, и они, кажется, поджидают тебя, — сообщил Энди, глядя на низкую дубовую дверь, что выводила из подземелья на лесную полянку неподалеку от замка.

— Да плевать я на них хотел, — равнодушно сказал я. — Станут нарываться на неприятности, хоть разомнусь, а то сто лет не тренировался.

— Какой ты, оказывается, старый, — съязвил Энди. — И всегда ты на живых людях тренируешься?

— А ты предлагаешь тренироваться на мертвых?

— А почему бы и нет? Могу оживить для этой цели парочку скелетов, хочешь? — с готовностью предложил Энди, не видевший особой разницы между некромантией и целительством, лишь бы продемонстрировать свое растущее с каждым днем могущество.

— Обойдусь как-нибудь тем, что есть, — буркнул я и потянул за рычаг, открывающий дверь.

В отличие от Энди я был сыт магией по горло, и так этот маленький волшебник измывался надо мной больше часа. От раны, правда, не осталось ничего, кроме розового шрама, зато весь мой обильный завтрак отправился в Бездну, и я был голоден, зол и готов ввязаться в любую драку.

9
{"b":"6430","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шаман. Похищенные
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Хрупкие жизни. Истории кардиохирурга о профессии, где нет места сомнениям и страху
Мир-ловушка
Диалог: Искусство слова для писателей, сценаристов и драматургов
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры