ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Первое время на кухне было тихо.

— Заткнись, сука, — тихо произнес Андрей, — не смей так называть ее. Ты ничего не знаешь, поэтому молчи.

— Кто тебе рассказал про Андрея? — спросил Ваня.

Николай ничего не ответил. А после послышалось пару ударов.

— Одногруппница… Олеся или как там ее… Пару тыщ и она все рассказала…

Олеся? Какое она отношение вообще имела к моему отчиму?!

— Так что не вам меня судить… У самих грешок имеется, да, Иван? Девка-то твоя по своей воле живет с тобой? А?

Господи, зачем он провоцирует их?!

Но мне не суждено было узнать, что было дальше, потому что дверь внезапно открылась, и я столкнулась с Андреем.

Я прижала ладони к груди и посмотрела ему в глаза.

— Я хочу, чтобы ты наказал его, — я не поняла, как эта просьба сорвалась с моих губ, но я тут же поняла, что ни капли не жалею об этом. Я хочу, чтобы Андрей заступился за меня. Николай обижал меня, ведь он всегда был уверен, что никто и никогда за меня не заступится.

— Что? — Андрей вышел в коридор и закрыл за собой дверь.

— Сделай мне подарок. Я хочу, чтобы ему тоже было больно, — на глаза опять навернулись слезы, стоило лишь вспомнить свое детство. Андрей продолжал хмурится, поэтому я схватила его за руку. Встала на цыпочки и тихо прошептала:

— Он обижал меня. Всегда. С первого дня. Обзывал. Не считал за человека. Я хочу, чтобы ему тоже было страшно и больно.

Серые глаза Андрея заволокла ярость. Он шумно выдохнул и сжал мою ладонь.

— Что ты хочешь, чтобы я с ним сделал?

Я облизала внезапно пересохшие губы и прошептала:

— Сделай ему больно.

Пару мгновений мы смотрели друг другу глаза.

— Почему ты меня просишь об этом? — внезапно спросил мужчина.

— Потому что я больше никому не нужна.

Андрей прикрыл глаза и прислонился лбом к моему лбу. Нежно прикосновение к губам, и он отступил от меня.

— Иди к матери. А мы немного прогуляемся…

Что было дальше? Не знаю. Я ушла в комнату к матери, которая все так же успокаивала сестру. Они толком не обращали на меня внимание, были полностью поглощены друг другом. Один раз мама заговорила со мной — когда хлопнула входная дверь.

— Василиса, — голос ее был полон тревоги, — что происходит?

А мне было так легко. Так спокойно. Мне было совершенно плевать, что с ним сделает Андрей. Вот совершенно. Я чувствовала триумф. Наконец-то, наконец-то Николай больше не будет обижать меня.

Я ничего не ответила матери. Я быстро осмотрела квартиру, выглянула в окно, убедилась, что и Иван, и Андрей уехали. А потом достала свой большой рюкзак, собрала все самое необходимое, достала свою заначку, документы. И со спокойно совестью вышла из квартиры.

Я больше не буду никому принадлежать.

Теперь я сама буду решать свою судьбу.

Я понимала, что Андрей будет искать меня. Но мне было плевать. Я понимала, что жестоко использовала его. Но и он долгое время имел меня. И физически, и морально. Я имела право на это. По сути, я убила двух зайцев одним выстрелом. Отомстила чужими руками Николаю и сбежала от Андрея.

Захлопнула дверь и словно закрыла еще одну страницу в своей жизни.

Я не знала, куда мне идти, куда бежать, где прятаться. Да и прятаться не хотелось. Хотелось просто жить. Дышать свободно хотелось. Без страха. Без боли. Как обычный человек. Радоваться дню. Просто тому, что он наступил. А не проклинать каждую минуту своего существования.

Я накинула кофту с капюшоном, хоть и было жарко. Я села на автобус и за сорок минут доехала до междугороднего автовокзала, взяла билет в самый дальний поселок.

Приехать я должна была только утром следующего дня. А рейс был только через несколько часов. За это время я переоделась и выбросила вещи, которые купил мне Андрей. Умылась в туалете, убрала волосы в высокий хвост и впервые подумала о том, чтобы поменять цвет. На темный. Или ярко-рыжий.

Перекусила в кафешке. Почему-то мне не было страшно, что Андрей меня найдет. Я даже мысли такой не допускала. Я была уверена в себе и своих силах.

И меня никто не искал.

Или искал, но не нашел.

Я молча заняла свое место возле окна и устало откинулась на спинку сидения. Я устала. Морально. Физически. Но скоро станет легче. Я знала это. Я была в этом уверена.

Рядом со мной сидела доброжелательная старушка, которая сразу же расположила меня к себе. Она рассказывала про своих внуков и детей, которые не навещают ее, поэтому она была вынуждена сама тащится в город. Оказалось, что она едет в тот же поселок, что и я. Я — молодец. Еще не приехала в поселок, а уже завела знакомых. Конечно, не обошлось и вопросов с ее стороны. Я рассказала, что рассталась с парнем и решила некоторое время пожить одна. А вот про родителей… Сказала, что я сирота. Отца своего я на самом деле и не знала. А мать… Матерью она была мне до пяти лет, потом появился Николай. И все. Сказка кончилось. Детство кончилось. Рассказала ей, что еду я в совсем незнакомое место и жить мне негде.

— Да ты что, девочка! — взмахнула руками Антонина Андреевна, — Неет, милая, я тебя не брошу! Будешь жить у меня! У меня комната одна свободная стоит, для внуков… А они не приезжают совсем… Одна я живу, одиноко мне, старой… А ты, я вижу, девочка, хорошая, светлая… Будешь помогать мне по дому, а я тебя крышей над головой обеспечу, да с работу помогу найти… ну что?

Конечно, я согласилась. Может, глупо. Но я верила ей. Она поможет мне.

Ночь, на удивление, прошла спокойно. Хоть и неудобно было спать в кресле, но спала я отлично, даже выспалась. Проснулась словно от толчка. И сначала, признаюсь, испугалась, что Андрей нашел меня. Но потом поняла, что мы просто с асфальта съехали на грунтовую дорогу.

— Не пугайся, девочка, — старушка уже тоже не спала, она нежно погладила меня по руке, успокаивая. Бабушка угостила меня яблоком и бананом, за что я была очень благодарна. Ехали мы по грунтовке около двух часов. И за эти два часа, мне казалось, что будто из меня всю душу вытрясли.

Но это того стоило.

Этот небольшой поселок был окружен тайгой и горами и сам после расположился между горами, поэтому нам нужно было идти в горку, а воздух… Он здесь был просто невероятно чистым. И сделав первый вздох, я поняла, что жизнь новая началась. Вот прям с этого мгновения.

Мы взяли свои вещи, я взяла пару пакетов Антонины Андреевны, и она повела меня к себе домой. Привела меня старушка к пятиэтажному дому из красного кирпича. Женщина попросила пару минут, чтобы отдохнуть. На улице еще никого не было, только пару мужчин в спецодежде шли в противоположную сторону горы.

— Это горнодобывающий рудник, — начала рассказывать Антонина Андреевна, усевшись на лавочку, — там добывают полезные ископаемые. Там мужички наши трудятся. Видишь? — бабушка прищурилась и указала пальцем в сторону горы, — это белаз!

Я покивала головой, практически не вникая, что она мне рассказывала. Мы пробыли на улице еще пару минут, а после поднялись на второй этаж Квартира Антонины Андреевны была небольшой, но очень уютной и чистой. Она сразу же мне рассказала, где и что у нее находится, показала свою комнату, гостиную и комнату, где буду спать я.

— Спасибо вам огромное, Антонина Андреевна! Если бы не вы…

— Что ты, девочка, зови меня просто баба Тоня. Да и как я могла такую красавицу в беде оставить?! Может, хочешь принять ванную? Иди, не стесняйся! И воду можешь лить сколько хочешь! А я пока супчик приготовлю… Ты щи любишь, Васечка? — прокричала уже баба Тоня из кухни.

— Люблю! — крикнула в ответ, почувствовав, что на душе становится так тепло. Приятно все-таки, когда о тебе заботятся.

В ванной я провела минут двадцать. Быстро помылась. Но долго стояла под теплыми каплями воды, что расслабляли напряженные мышцы. Стояла и думала. А не совершила ли я ошибку, сбежав? Вдруг я раздразнила зверя, от которого я точно не смогу спрятаться? Да уже поздно об этому думать… Я уже сбежала. Уже нарушила его запрет.

После все-таки вышла из душа. Хватит. Раз решила начать жить с чистого листа, то никакого Андрея в моей жизни. Ни в моей жизни, ни в моих мыслях. Но было легко сказать об этом. Но трудно сделать. Трудно обманываться. Я убеждала себя, что мне плевать на него. Но, видимо, это было не так. Я упрямо думала о нем. Что он почувствовал, когда понял, что я сбежала? И что стал сразу делать? А вдруг он вообще решил меня не искать? Вдруг он устал от меня? Вдруг ему надоела его игрушка?

12
{"b":"643461","o":1}