ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я расспрашивала о его привычках, любимой еде, музыке. Спросила, как меня он смог найти так быстро. Оказалось, что у Андрея есть друзья, которые помогли ему. А как именно помогли — не сказал. И меня это практически не волновало, если честно… Я просто наслаждалась своей любовью. Я приняла ее. И мне стало легче. Я стала счастливее. Плевать на то, что делал Андрей. Плевать. Он единственный, кому я нужна. Кто заботится обо мне. Кому интересна я и моя жизнь. И я ценила именно это. Жизнь меня этому научила.

Но, видимо, жизнь решила еще преподнести уроки…

Тот день начался замечательно, я проснулась от поцелуев своего мужчины. Но я видела, что его что-то тревожило.

— Все в порядке? — провела пальцами по его густым волосам. Такие мягкие…

— Да, — он поцеловал меня в кончик носа, — не заморачивайся. Все, вставай и умывайся. Пойдем завтракать.

Он наградил меня звонким шлепком по бедру и поднялся с постели. Не удержалась и тоже шлепнула его по ягодицам, но получилось не так ловко, как у него. Андрей обернулся и удивленно на меня посмотрел. Я же откинулась на подушки и нагло на него уставилась. А что? Имею право!

— Маленькая сучка, — усмехнулся мужчина и наклонился ко мне. Я потянулась к его губам, но Андрей лишь коснулся губами моей щеки и быстро отстранился.

— Поднимайся, я сказал, — он быстро натянул штаны и футболку. — Быстро.

Он погрозил мне пальцем и вышел из комнаты.

Счастливо улыбнулась и уткнулась в подушку, хранящую запах Андрея.

Тогда я еще не знала, что через пол часа жизнь станет меняться. Опять.

Мы завтракали все вместе, когда у Андрея зазвонил телефон.

Мужчина нахмурился, но вызов принял.

— Да? — я никогда не видела Андрея таким серьезным. Он внимательно слушал собеседника. И с каждым словом он хмурился вес сильнее и сильнее. — Так, Лариса, — тут нахмурилась уже я, — послушай меня. Не паникуй. Не плачь. Я завтра приеду, слышишь? Поживи пока у Вани… Что значит, ты не хочешь жить с ним? Я все сказал.

Он отключился и отшвырнул телефон. Нервно провел ладонью по волосам. И шумно выдохнул. Зол. Просто в ярости.

— Андрей? — тихо позвала я его, переглянувшись с бабой Тоней.

— Собирайся, Вася, мы едем домой. У Ларисы сгорел дом.

— Боже, — я прижала ладонь к губам, — она не пострадала?

— Собирайся, — он не ответил мне и вышел из кухни.

Баба Тоня улыбнулась мне и сжала мою ладонь.

— Иди за ним, девочка, иди.

А дальше все слилось в одно пятно. Не помню, как мы собирались, как прощались с бабой Тоней. Не помню. Очнулась уже на трассе. Андрей гнал как ненормальный. Мне было страшно ехать на огромной скорости, но я больше боялась что-то говорить Андрею. Он был напряжен. И очень зол. А когда пошел дождь, нас чуть не занесло, и мы практически врезались в грузовик. Я громко закричала и прижала ладони к ушам, когда поняла, что Андрей на какое-то время потерял управление. Но он быстро собрался и смог избежать аварии. Он тут же остановился на обочине. Некоторое время мы просто сидели в тишине.

— Вася, — раздался низкий голос Андрея, — Василиса, посмотри на меня.

А я все так и не могла оторвать руки от головы. Андрею не понравилось, что я не ответила ему, не послушалась его, поэтому он сам решил убрать мои руки.

— Не плачь, — сама не заметила, что лицо было мокрым.

— Я испугалась! — крикнула я и стукнула его по плечу, а потом быстро отстегнулась и кинулась его обнимать, — пожалуйста, больше так не делай!

Андрей обнял меня и уткнулся мне в волосы. Его теплые ладони нежно, успокаивающе поглаживали меня по спине. А мне было страшно. Страшно, что с нами могло что-то случится. Что с ним могло что-то случится. От этого и слезы. Стало лихорадочно покрывать его лицо поцелуями, касаться его рук, плеч, шею, словно не понимая, что с ним все хорошо. Что он в порядке. Я словно одержимая касалась его, уже чувствуя жар между ног.

— Прости, маленькая, — прошептал он мне в губы, а затем впился в них яростным поцелуем. Он кусал мои губы, мой язык. Исследовал меня. Изучал. А я таяла в его руках. От его прикосновений и губ. Он просто сводил меня с ума. Сам сумасшедший, так меня такой же сделал.

— Хочу тебя, — оторвался от его губ и стала стягивать с него футболку. Мне было плевать, что нас могли увидеть. Просто плевать. Нас закрывала стена из ливня. Защищала от чужих глаз. Мы были в своем собственном мире. Слишком долго мы тратили время на одежду. Слишком долго. Но вскоре его футболка и моя блузка валялись на заднем сидении, Андрей стянул с меня джинсы и бросил их куда-то в сторону.

— Хочу тебя, хочууу… — шептало неистово я. Я горела. Горела изнутри. И мой огонь мог усмирить только он. Мне было жарко. Я задыхалась. Мне не хватало воздуха. А мой воздух — это Андрей. Он не стал снимать штаны, просто расстегнул их.

Первое движение. И он во мне. Весь. Полностью. Не сдержала крика. Боже, божее…

Он двигался во мне яростно, быстро, жесткими толчками. Причинял боль. Но она мне нравилась. Я стремилась к ней. Как мотылек на свет. Я хотел этого. Цеплялась за него. За его плечи. Царапала. Кусала. Меня просто разрывала изнутри от переизбытка чувств.

Мы двигались вместе. Были единым целом. И разрядки достигли вместе. А после он прижимал меня к себе. Гладил по обнаженной и влажной спине. Шептал нежности, называл сучкой, а понимала, что с каждой секундой он отнимал все больше и больше кусочков моего потрепанного сердца. Столько раз в жизни его разбивали, но он собрал его. А теперь сам же отнимал его. Но отдавала я свое сердце добровольно. И знала, что он сохранит его. Сбережет. И никому не позволит разбить его. Никогда. Ни за что. Я это точно знала. Может, я и ошибалась… Но в тот момент. Я верила и доверяла ему. Любила? Скорее всего да… Просто боялась признаться. Ему. Себе.

— Люблю тебя… — прошептал мне на ушко.

Я тоже люблю тебя. Я тоже…

Приехали мы в квартиру Андрея. Уютная трехкомнатная квартира. Мне там понравилось. Неожиданно мне захотелось поухаживать за Андреем, как-то сгладить углы и понять ему настроение. Хоть время уже и было за полночь, но Андрей собирался уходить.

— Нет, — схватила его за рукав куртки, — останься со мной. Не оставляй одну. Не хочу ночевать здесь первый раз без тебя.

Голос нежный, а глазки грустные. Это должно сработать.

— Прошу тебя… — прижалась к его груди, — Останься, отдохни… Не уезжай.

Я видела, что внутри Андрея шла борьба. Мужчина наклонился ко мне, нежно поцеловал в лоб и еле слышно прошептал:

— Не могу. Я должен разобраться.

Почему-то сердце кольнуло. Я не привыкла, что он пренебрегал мною. Я привыкла, что Андрей всегда со мной. И как его сейчас отпустить? Уткнулась лбом ему в грудь, вцепилась в него пальцами. Так. Хватит. Сделала несколько глубоких вздохов.

— Хорошо… Я приготовлю что-нибудь покушать… Приедешь — поешь!

Андрей улыбнулся уголками губ, поцеловал меня, а потом ушел.

Стало так грустно и тоскливо без него. Но я не позволила себе даже думать об этом. Приняла душ и сразу же принялась за готовку. Продуктов было немного, но я все равно смогла приготовить ужин для своего мужчины. Напекла оладушек и запекла картофель с мясом. Когда я жила с родителями, то всегда готовила себе сама. Мне нравилось готовить. Готовка всегда успокаивала меня после очередной ссоры с отчимом. Так было и в этот раз. Я ждала Андрея еще около часа, но не выдержала и пошла спать. Но, казалось, что я только заснула, как кровать прогнулась под весом чужого тела. Я вздрогнула и попыталась встать, но сильная рука прижала меня к матрацу.

— Тише, маленькая, это я, — прошептал Андрей и прижал меня к своей обнаженной влажной груди.

— Ты мокрый, — сонно пробормотала я, укладываясь к нему лицом.

— Только что из душа, — мужчина провел рукой по моему лицу и аккуратно поцеловал меня в губы.

— Ты поел? — продолжала допрос я, уже засыпая. Андрей тихо рассмеялся и прижал меня ближе к своему телу.

— Поел, поел. Было вкусно. Ты у меня большая умница.

17
{"b":"643461","o":1}