ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Личный мир Николаса сдвинулся и на эти несколько мгновений слился с миром из его снов.

Николасу стало стыдно. Стыдно за то, каким увидел его этот человек, к кому он много лет испытывал восхищение и кому изо всех сил стремился подражать. За то, каким он показал себя — жалким шлюханом, который только и мечтает, чтобы ему кто-нибудь засадил.

Николас и правда любил хороший трах. Иногда он думал, что именно для траха и родился на свет. Но Гаррету совсем не обязательно было об этом знать.

Сам себе он показался убогим и пустым. Николас думал о Колберте, он о нём почти что мечтал… Но, когда мечта стала превращаться в реальность, понял, что что-то пошло не так. Иначе это должно было произойти.

Николас пошевелил ногой, пытаясь встать, но тут же снова обмяк. «Сколько же я выпил?» — пронеслось в голове. Он помнил стакан, ещё один стакан… Наверное, был и ещё один? Два? Или три?

Прежде чем он собрал вместе все стаканы, которые сумел вспомнить, в дверь раздался настойчивый стук.

Мысленно выругавшись, Николас заставил себя сползти с кровати и поплёлся открывать — представить, что не ответит на звонок или не среагирует на стук, он попросту не мог.

Ноги заплетались, в ушах шумело, и мир ещё продолжал раскачиваться, но Николас твёрдо знал, что должен дойти — и дошёл. Чтобы, распахнув дверь, узреть прямо перед собой небритое лицо того, кого сейчас хотел видеть меньше всего.

— Я так и знал, что ты собрался проспать, — сказал Гаррет, бесцеремонно вторгаясь на территорию номера. Николасу не оставалось ничего иного, кроме как отступить на два шага назад.

Гаррет захлопнул за собой дверь, а Николас всё ещё стоял и тёр потерявшее чувствительность лицо.

— Какого чёрта ты с утра как огурец? — спросил он.

— У меня крепкий организм, — Гаррет развернул его и подтолкнул к душевой. — Надеюсь, у тебя есть ещё один костюм, потому что в этом ты на встречу не пойдёшь.

Костюм, у Николаса, разумеется, был. Но он не успел об этом сказать. Замер, столкнувшись нос к носу с чудовищем, смотревшим на него из зеркала: щёки незнакомца отекли, под глазами набухли мешки. Измятый серый пиджак криво висел на плечах, и только когда взгляд зафиксировал булавку с кораллом, по-прежнему болтавшуюся на растянутом галстуке, Николас узнал себя. А ещё — вспомнил, с чего всё началось.

Он бережно отколол булавку и аккуратно положил на полочку перед зеркалом.

— В душ, — скомандовал Колберт из-за его спины.

Тут только Николас заметил, что, в отличие от него, напарник с утра выглядит весьма прилично — и не только потому, что у него не заплетается язык. Поверх чёрной водолазки на Колберте был надет пиджак того же черного цвета. Лацкан украшал какой-то значок. Прищурив глаза, Николас разглядел знак отличия, но так и не понял — за что.

— Ты слышал приказ? — повторил Гаррет настойчивей и принялся сдирать с него пиджак.

— Я сам, — выдавил Николас и, вытолкав напарника за дверь, в самом деле разделся и залез в душ.

Выбравшись из ванной, Николас с подозрением покосился на напарника, сидевшего на диване и щёлкавшего пультом от телевизора. Он никак не мог избавиться от чувства, что Колберт вот-вот спросит что-то наподобие: «Какого хрена ты вчера вытворял?» — но Гаррет, к его удивлению, молчал.

«Тогда и я буду молчать», — подумал Николас.

— Встреча назначена на три, — сказал он. — Хочешь выехать прямо сейчас?

— Да, — Гаррет кивнул и, выключив телевизор, встал. — Ты поедешь так?

Стеснительностью Николас не страдал. Но, когда пристальный взгляд карих глаз прошелся по его обнажённой груди, почувствовал, что начинает краснеть.

— Я бы мог, если бы ты попросил, — сказал он, но ответа дожидаться не стал — шмыгнул в прихожую и принялся выбирать из шкафа костюм. — А как ты нашёл мой номер? — крикнул он через плечо.

— Подсунул тебе жучок, — ответил Гаррет беззлобно и почти не соврал. Накануне он не удержался — вышел следом за Николасом и проследил, чтобы тот добрался до спальни живым и по дороге не перепутал дверь с окном.

Теперь он сидел, наблюдая, как тот накидывает рубашку поверх металлопластиковой брони и, остановившись у зеркала, ловкими движениями слегка подрагивающих рук завязывает галстук. Сам Гаррет галстуков не носил и мужчин в костюмах не любил. Ему казалось кощунственным прятать под несколько слоёв толстой ткани ту красоту, которую он видел перед собой.

В глазах так и стояло лицо Николаса, раскрасневшееся, с губами опухшими и влажными после его члена.

— Какого хрена ты вчера вытворял? — пробормотал Гаррет и потёр пальцами висок.

— Что? — спросил Николас, высовываясь из-за угла.

— Я говорю: давай быстрей, — Гаррет подошел и остановился у него за спиной. В голове невольно промелькнула дурацкая мысль, что они хорошо смотрятся вдвоём. Было бы ещё лучше, если бы Николаса можно было обнять и прижать к себе.

«Задание обещает быть долгим», — подумал он.

========== Глава 6 ==========

— Я не умею пить, — сказал Николас и с силой потёр пальцами висок.

Это признание он сделал уже в такси, когда они ехали к месту встречи с Каем Тонли и Гаррет просто не мог не спросить:

— И ты решил сказать об этом сейчас?

Николас промолчал. Лишь поднял на него болезненный, почти умоляющий взгляд.

— Да, — продолжил он, — я бы не признался, но мы едем в кафе, где наверняка будут подавать алкоголь. И тебе как моему напарнику следует об этом знать. Один стаканчик — и я готов.

10
{"b":"643475","o":1}