ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Меган закатила глаза, возмущенная и восхищенная одновременно.

— И как давно ты догадалась, что я стою здесь? — спросила она, заходя в гостиную и плюхаясь на диван.

— Не так давно. И много ты услышала?

— Да практически все.

Сэнди кивнула. На ней были джинсы и розовая футболка с красными контурами большого сердца на груди. Свежевымытые волосы падали на плечи свободными мокрыми кудряшками.

— Значит, теперь я окончательно унижена.

— Он правда назвал тебя жалкой?

— Помимо всего прочего.

— По-моему, он просто сволочь.

— Так оно и есть.

— Он красивый?

— Очень.

— Как папа?

Мать откинулась в кресле.

— У него другой тип красоты, — ответила она, немного помолчав. — К тому же он моложе.

— Надо же, — проговорила Меган, не зная даже, злиться ей или восхищаться. — Что ж, значит, винить тебя не в чем.

— Это сарказм?

— А ты как думаешь?

— Я сейчас не настроена на сарказм.

— По-моему, нечестно наказывать меня, когда ты сама натворила еще и не таких дел.

— Вот как, нечестно?

— Да, нечестно.

Сэнди поднялась с кресла:

— Снова-здорово. Так, я пить хочу. Тебе принести что-нибудь? — И она пошла на кухню. Меган помчалась за ней вслед.

— Что?!

Но Сэнди уже склонилась над холодильником.

— Так, что тут у нас? Кола, имбирный эль и апельсиновый сок.

— Что значит «снова-здорово?»

— Разве это нуждается в объяснении?

— Ты хочешь сказать, что я по-прежнему наказана?

— Угу.

— «Угу»? С каких это пор ты стала говорить «угу»?

— Прости, дорогая, — извинилась Сэнди, наливая себе соку. — Но мне казалось, что я выразилась достаточно ясно. Тебе было велено не отходить от брата. И ты поступила очень глупо и эгоистично, уйдя домой в одиночку, учитывая все обстоятельства.

— Не настолько глупо, чтобы сесть в машину к незнакомому мужчине, а потом подняться к нему в номер, — отпарировала Меган.

— Совершенно верно.

— Тогда почему я должна расплачиваться?

— Расплачиваешься не только ты.

— Но наказана-то я!

— Да…

— «Снова-здорово?» — повторила Меган. — Какая же ты лицемерка.

— Нет, — мягко возразила Сэнди, отказываясь поднять перчатку. — Я — твоя мать, я гораздо старше тебя, и я люблю тебя больше всего на свете. Поэтому правила устанавливаю я, кажется тебе это честным или нет. — И она вернулась в гостиную, потягивая сок. Меган шла за ней по пятам.

— А что, если мне переехать жить к папе?

«Неужели она и вправду так сделает?» В усталых глазах матери промелькнуло страдание.

— Тогда я очень надеюсь, что ты как следует обдумаешь свое решение.

— Он бы не стал держать меня под замком.

— Может быть.

— И он не такой лицемер, как ты.

Мать промолчала, но на сей раз страдание отразилось в опустившихся уголках губ. Она села в ближайшее кресло.

— Интересно, что скажет папа, если я расскажу ему про твои вчерашние похождения?

— Представляю, как он будет хохотать.

— Он бы тоже назвал тебя жалкой, — многозначительно сказала Меган. — И Кэрри. — Она расправила плечи и вздернула подбородок. — Я и сама так считаю.

Стакан задрожал в руке матери, и она поставила его на пол.

— Неудивительно, что он тебя бросил, — прибавила Меган, взбешенная тем, что та не поддается на провокацию.

— Так, Меган, по-моему, ты уже достаточно много сказала.

— Я так не думаю.

Мать кивнула, прямо посмотрев Меган в глаза:

— Тогда самое время наносить последний удар. Давай!

Глаза Меган мгновенно наполнились слезами.

— Черт! Неужели по-другому не бывает? — всхлипнула она. — Неужели всегда будет так плохо? Хочется, чтобы было лучше и проще… Неужели все мужчины такие сволочи? — Она уронила лицо в ладони и зарыдала злыми слезами.

Сэнди тут же поднялась с кресла и притянула ее к себе. Меган зарылась матери в плечо, вдыхая свежий запах лаванды, исходивший от еще влажных волос.

— Иногда что-то меняется и к лучшему, — сказала Сэнди, целуя ее в лоб. — И далеко не все мужчины сволочи.

— Отец — сволочь!

— Нет.

— Да! Почему ты его защищаешь?

— Ладно, хорошо, он сволочь.

Меган рассмеялась сквозь слезы.

— Но он не всегда был сволочью, — уточнила мать, подвела Меган к дивану и села рядом, поглаживая ее по волосам.

— А папа был твоим первым мужчиной? — неожиданно спросила Меган.

Рука матери замерла в воздухе.

— О господи! Кажется, я не готова к этому разговору.

— Первым?

Сэнди откинулась на спинку дивана:

— Поцелуи, я так полагаю, не в счет?

— Мама, — четко и раздельно произнесла Меган.

— Да, он был моим первым мужчиной.

— И, получается, единственным?

— Боже мой, я действительно жалкое существо.

— Нет, неправда! Джессика Симпсон тоже вышла замуж девственницей.

— Кто это?

— Джессика Симпсон, певица. «Дейзи Дьюк», «Молодожены»? Она вышла замуж за Ника Лаше и до первой брачной ночи была девственницей.

— А, понятно.

— Они, правда, расстались с Ником, но все равно…

— Меган, ты занимаешься сексом?

— Что?

— Ты поэтому и ушла из парка раньше, чтобы побыть с каким-то парнем?

— Нет. Ты что, шутишь? Нет, конечно.

Плечи матери расслабились.

— Слава богу. Нет, я, конечно, понимаю, что когда-нибудь ты будешь заниматься сексом. Секс — это прекрасно, особенно когда люди любят друг друга. Но ты еще слишком молода, у тебя еще много времени впереди.

Меган закатила глаза:

— Я не готова к этому разговору, — повторила Меган.

Сэнди рассмеялась, и Меган подумала, что ее мать очень красивая, когда смеется.

— Прости меня, — сказала Меган. — За все гадости, которые я тебе наговорила. Просто я очень разозлилась.

— Знаю.

— Я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю.

— Можно мне забрать свой сотовый?

— Ни в коем случае.

— Врешь.

— Дай мне тебя подразнить, — ответила мать, и в этот момент позвонили в дверь. — Ты кого-то ждешь?

Меган встала, отрицательно покачав головой.

— Я открою. — Она подошла к двери и посмотрела в глазок. — Глазам своим не верю, — сказала она, открывая дверь. Как странно, что во Флориде двери открываются не внутрь, а наружу. Так ведь можно и по лбу человеку заехать. Отец говорил, что это из-за ураганов, и объяснение звучало довольно разумно, но она его уже не помнила.

— Кто там? — крикнула Сэнди.

— Привет, Меган, — сказала Далила Фрэнклин, входя в маленькую прихожую. — Здравствуйте, миссис Кросби. Извините, что побеспокоила вас.

Сэнди выбралась из кресла.

— Далила, — поздоровалась она, озабоченно нахмурив лоб. — Что-нибудь случилось?

Меган поняла, что мать подумала про Яна — вдруг у него сердечный приступ или его сбила машина?

— Что-то с моим отцом? — спросила вместо нее Меган.

— Да нет, насколько мне известно.

Сэнди облегченно вздохнула:

— Что мы можем для тебя сделать?

— Я просто хотела узнать, не видели ли вы сегодня мистера или миссис Гамильтон?

Меган с Сэнди одновременно кинули взгляд в сторону соседского дома.

— Нет, — ответили они в один голос. — А что?

— Просто я должна была няньч… прийти к миссис Гамильтон, чтобы на несколько часов составить ей компанию, но я звонила минут десять, и никто мне не открыл.

Сэнди пожала плечами:

— Может, они куда-нибудь вышли?

— Наверное. — Далила переминалась с ноги на ногу, видимо, надеясь, что ее пригласят войти и дождаться, когда они вернутся.

«Только бы она не пригласила ее подождать», — молила про себя Меган.

— Я тогда попозже загляну.

— Может, тебе позвонить им? — предложила Сэнди.

— Да. Знаете, это очень странно. — Далила уже повернулась, чтобы уходить, и остановилась в тот самый момент, когда Меган собиралась закрыть дверь. — Вообще-то я не должна была туда больше ходить. Там очень страшно, но мне просто жалко бедную миссис Гамильтон. Вам с ней доводилось когда-нибудь общаться?

48
{"b":"643489","o":1}