ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Исполнение желаний — Людмила Королева

Глава 1

— Иван Петрович, укол пора делать, — приветливо проговорила Анастасия, набрав в шприц лекарство.

Старик, кряхтя, перевернулся на живот, готовясь к процедуре.

— Деточка, а ты на Новый год дежурить будешь, или у тебя выпадет выходной? — поинтересовался он.

— А вы с какой целью интересуетесь? — спросила медсестра, открыв спиртовую салфетку.

— У тебя рука легкая и душа добрая, к тебе на процедуры ходить — одно удовольствие, — признался пациент.

— В этот раз у меня выходной, итак два года подряд встречала Новый год в больнице, — ответила Настя. Она сделала укол и сняла перчатки. Иван Петрович поднялся с кушетки.

— Либо с женихом встречать будешь? Эх, был бы я лет на тридцать моложе, — мечтательно протянул Иван Петрович.

Потемкина печально улыбнулась. Двадцать восемь лет недавно отметила, а вот суженого до сих пор не встретила. Да и откуда ему взяться-то? Сутками напролет работала в больнице в хирургическом отделении. Нет, у нее, конечно, были парни. В основном романы завязывались в больнице. Вот только такие отношения дольше пары месяцев не длились. Мужчинам не нравилось, что Настя дежурила по ночам, а днем отсыпалась, возмущались, что она уделяла им мало времени. К тому же, Потемкина мечтала получить высшее образование и уже который год пыталась сдать экзамен на бюджет в медицинский институт. В свободное время она готовилась, изучала экзаменационные билеты. Одним словом, не хватало времени на личную жизнь. На платной основе, к сожалению, учиться было дорого, не по карману. Каждую новогоднюю ночь Настя загадывала одно и то же желание — встретить достойного спутника жизни. Но, к сожалению, мечта ее так и оставалась мечтой. Подруги уже давно выскочили замуж, сидели в декрете, а у Потемкиной все было сложно. Однако жизнью своей девушка была довольна, радовалась и тому, что имела. Ей нравилось работать медсестрой, помогать людям.

— Иван Петрович, нет у меня никого. Одна встречать буду… Вернее, с родными. Поеду к ним в гости, — призналась Настя, помогая мужчине дойти до палаты. Он шаркал тапочками о линолеум, едва передвигая ноги.

— Знаешь, в новогоднюю ночь чудеса случаются. Уж поверь мне на слово. За доброту душевную вознаградит тебя судьба, вот увидишь, — заявил старик.

— Ох, Иван Петрович, ну какие чудеса в современном мире? Нет ничего! Я уже давно не верю ни в волшебство, ни в Деда Мороза. Этот Новый год будет таким же, как и прошлый, — махнула рукой Настя, а потом помогла пациенту лечь на кровать. — Отдыхайте. К вам, кстати, когда родные приедут?

— Сказали, как время появится свободное, сразу навестят, — ответил Иван Петрович, тяжело вздохнув.

— Ясно. А у вас вещи чистые закончились, и лекарства купить нужно, а родственники опять не спешат. Значит, так… Я завтра на выходной иду, заберу ваши рубашки и трико, в машинке постираю, и к следующему дежурству как раз принесу. Если успею, то раньше забегу. Лекарство вам куплю в аптеке, если деньги у вас закончились, то займу, — проговорила Потемкина.

— Деньги еще есть. Возьми сколько нужно. Спасибо тебе, опять выручаешь старика. Ты же знаешь, если бы мог, то сам бы сбегал в аптеку, — смутился Иван Петрович.

— Мне не сложно. Чеки принесу, отчитаюсь. Тут в соседней палате бабушка лежит, у той ни родных, ни знакомых нет. Как раз ей тоже обещала за лекарствами сходить, — ответила Настя.

— Добрая ты. Другим вообще дела нет до стариков. Дай Бог тебе счастья и здоровья, — смахнув слезу, промолвил Иван Петрович.

— Так, вот только раскисать не нужно. Праздник ведь на носу, — подмигнула Анастасия и отправилась в соседнюю палату, чтобы пригласить на укол следующего пациента.

Из больницы многих выписали, некоторых отпустили на время праздников домой, остались лишь те, здоровье которых требовало постоянного медицинского контроля. В коридорах стало непривычно тихо. Зато после праздников поступят новые пациенты, и опять жизнь здесь закипит, понесется быстрым ручьем.

— Настенька, что ты носишься с пациентами, как с родными? За всех переживаешь, ты лучше бы своей личной жизнью занялась, а то оглянуться не успеешь, как пенсия подкрадется. Этих людей выпишут, и они сразу же про тебя забудут, — сказала Елизавета Павловна, делая глоток крепкого чая. Она работала хирургом, и сегодня настала ее очередь дежурить в больнице. Строгая прическа, острый нос, очки в дорогой оправе, эта женщина напоминала Насте учительницу. Потемкина зашла к ней в ординаторскую, чтобы взять карты пациентов и, как обычно, выслушала дельные советы.

— Обязательно займусь личной жизнью, — беззаботно ответила она. Ну, как объяснить другим, что не могла Потемкина иначе? Если у нее душа болела за каждого, хотелось помочь людям, уменьшить их страдания. Мужчины Настеньке попадались то неверные, то требующие бросить любимое дело, не было рядом достойного, понимающего.

Настя, поставив капельницы и сделав всем пациентам уколы, вошла в сестринскую комнату, налила себе чай, села на диван отдохнуть. Ноги гудели, а еще предстояло всю ночь не спать. В кармане белого халата завибрировал телефон. Достав сотовый телефон, взглянула на экран, и улыбнулась.

— Алёнушка, как я рада тебе, — радостно проговорила Настя, размешивая сахар в чашке.

— Привет, сестрица. Наконец-то ты Новый год с нами встречать будешь, а не в больничных стенах, — весело сказала Алена. Она была старше на два года. В отличие от младшей сестры, она уже была замужем и растила двух сыновей: Егора и Даниила. Мальчишки носились по комнате, визжали и хором передавали привет своей тете.

— Они тебя очень ждут, — добавила Алена, потрепав сыновей по волосам.

— Я тоже очень соскучилась по мальчикам. Родители приедут? Или у бабушки в деревне останутся? — поинтересовалась Настя, сделав глоток ароматного чая. Мама и папа жили за городом, к дочкам старались приезжать каждую неделю, но недавно у них захворала баба Зоя, поэтому все свое внимание они уделяли ей.

— Они не приедут, будут встречать Новый год в деревне. Мы второго числа отправимся к ним в гости, ты с нами? — спросила Алена.

— Да, мне на работу только четвертого числа выходить, — обрадовалась Настя. — Тридцать первого я буду в больнице до семи вечера, потом заскочу домой, переоденусь, приведу себя в порядок и сразу к вам, — озвучила она свой план.

— Отлично. Я как раз все приготовлю, прибудешь к столу, — ответила сестра.

Они еще перекинулись новостями, а потом распрощались.

Настя подошла к окну, наблюдала за падающими снежинками. Перевела взгляд вниз. Дорожки чистил дворник, посыпая лестницу песком, чтобы посетители больницы не поскользнулись. Сугробы стояли высокие, на стеклах мороз оставил узорчатый рисунок. Она обожала зиму, ей нравилось любоваться красотой природы, а еще всегда чувствовался дух волшебства. Порой казалось, что в новогоднюю ночь исполнятся все самые сокровенные желания. Вот только в последнее время стала угасать надежда. Насте не верилось, что она встретит любовь. Отогнала от себя печальные мысли. У нее есть любящие родные, племянники, много друзей, работа, которая была по душе, одним словом одиночество точно не светит.

Ночь выдалась на удивление спокойной. Потемкина после дежурства сбегала в аптеку и купила лекарства для Ивана Петровича и пациентки Ольги Николаевны. Прежде, чем отправиться домой, зашла в магазин и запаслась продуктами. Около подъезда поскользнулась, но удержала равновесие. Цокнула языком, посмотрев под ноги. Дорожки покрылись слоем льда, а сверху присыпало снегом. Почему-то никто не позаботился о жильцах, песком не обработали обледенелые участки.

— Настюшка, привет, — поздоровалась соседка Наташа. Она несколько месяцев назад стала матерью и теперь гуляла каждый день с коляской.

— Привет. Как там Лизонька поживает? Куколка, до чего же на тебя похожа, — умилялась Настя, глядя на младенца.

1
{"b":"643496","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Прокачайся! Как применять спортивную психологию в работе и менеджменте
Большая книга японских узоров. 260 необычных схем для вязания спицами
#Зерна граната
Глубина [сборник]
Прошло семь лет…
Бабочка
Дом, в котором...
Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности