ЛитМир - Электронная Библиотека

Судья, осуждающий невинного, осуждает самого себя.

Публилий Сир, Древнеримский поэт

Предисловие

Первое десятилетие двадцать первого века в истории нашей маленькой европейской страны отметилось неординарными событиями, которые как-то не вписывались в морали демократического общества и сознание законопослушных граждан. Все началось с того, что почти одновременно были арестованы около двух десятков высокопоставленных особ страны и им предъявлены различного рода обвинения, в том числе коррупционный сговор, получение или дача взяток, сокрытие доходов с последующей неуплатой налогов, и многое другое. Жители страны восприняли данные аресты спокойно и адекватно – провинились перед страной и ее законами, значит нужно отвечать. Все бывшие vip-граждане, а это солидные бизнесмены, служители правоохранительных органов и Фемиды в день ареста были заключены под стражу, и на время следственных разбирательств помещены в сизо. Состоялись суды, сроки наказания подозреваемым были назначены суровые, некоторым свыше десяти лет своей жизни предстояло провести в колониях строгого режима.

А затем… Что ожидает отбывших наказание, особенно, если оно несправедливое или вообще необоснованное? Травмированная психика и дальнейшая ущербная жизнь. Жизнь, как правило, предстояло начинать заново, с нуля: полное отсутствие материальной базы, родственников и друзей! На имущество наложен арест, озвучено табу на руководящие должности.

Ранее преданные друзья и большая часть любящих родственников сразу после ареста пугливо отошли в сторону и даже не пытались протянуть руку помощи, мол, сам провалился в болото, сам и выбирайся. А при чем здесь мы? Конечно, ты нам в случае нужды всегда помогал, но у тебя ведь была возможность оказать помощь ближнему без ущерба для себя! А у нас такой возможности нет.

Да, таковы реалии жизни – дружба и любовь у многих из нас иногда случаются только с благополучными, богатыми и уважаемыми людьми. А если человек теряет свои регалии и авторитет, то и дружба, а иногда и любовь, к сожалению, тоже исчезают. Но все это предсказуемо, и не ново. Так было всегда – есть человечество, есть и взаимоотношения, часто и, даже очень часто, корыстные. Никаких потрясений и открытий в отношениях между людьми здесь нет.

Неожиданностью для граждан страны стал факт, а вернее способ, освобождения этих людей из-под стражи. Многие из обвиненных казнокрадов и взяточников не отсидели и половину назначенного срока наказания, а тут внезапное помилование от первого лица страны! Сами vip-осужденные пришли в шок от государевых милостей, а уж как изумился народ! И это при том, что осужденные не просили помилование, условно-досрочное освобождение или хотя бы изменение условий содержания.

Но как оказалось, о них помнили, они были нужны стране, ведь кризис, причем – экономический… Государству кадры нужны, даже если они в настоящее время «терпилы» и их жизнь тлеет на тюремных нарах. Поэтому перед ними срочно открыли тюремные ворота и просто выпустили на свободу, без дополнительных судебных разбирательств и отмены или изменения ранее принятых приговоров.

Процедура помилования оказалась банально простой, но при том как-то не вписывалась в законодательное поле страны – на самом верхнем уровне власти приняли решение: не только освободить, но и назначить бывших уголовных преступников на руководящие должности. Правда, возглавить они должны были только безнадежно убыточные предприятия и, если уж не вытащить их из долговой ямы, то хотя бы достойно ликвидировать или продать на аукционе, за счет чего пополнить бюджет страны.

Таким образом, во искупление проступков (или преступлений?) им власть назначила принудительное служение во благо Отечества. Судимость с них не сняли, решение об отмене запрета на руководящие должности также не приняли.

При этом власть публично объявила, что если Вы, господа уголовники, не поднимите предприятия на уровень процветания, то вновь отправитесь в исправительные колонии строгого режима или даже тюрьмы для дальнейшего отбывания наказания. Можно этот шаг власти отнести к разряду помилования отдельных заключенных? Конечно, нет! Скорее, это шаблонное изменение условий содержания заключенных в каком-то необычном исполнении! В новых реалиях нет колоний-поселений и тюремный надзор заменен милицейским, но он присутствует.

Так в стране властями был сформирован временный директорский корпус новой формации – работа не по совести и призванию, а под страхом возвращения в колонию или тюрьму.

В списке новых назначенцев в директорские кресла убыточных предприятий оказался и бывший председатель областного суда города Заревска Тимофей Сергеевич Базылев, кандидат юридических наук, судья 1 класса.

Его назначили на должность генерального директора агропромышленного комплекса Восточный, отобрали подписку о невыезде из страны и выпустили из лагеря на собственные хлеба. Правда, выпустили «понарошку», и всего на одну рабочую неделю: три дня на сборы в родном городе, один день на дорогу до места нового назначения, один день на обустройство будущей жизни.

А затем работа в агропромышленном комплексе, но под надзором местного райотдела милиции, где по прибытии он должен был встать на учет, а затем, через положенный промежуток времени, систематически отмечать или точнее подтверждать свое присутствие на данной территории.

Через четыре года, возможно, он полностью отбудет срок наказания и покинет пост управленца опрокинувшегося в убытки предприятия, расположенного на заболоченной территории самого северного района страны.

Или, тоже, возможно, будет с конвоем вновь отправлен под тюремный надзор.

Глава 1

Четыре года назад Тимофея арестовали за взятку в размере одной бутылки не самого лучшего армянского коньяка и тоненького мерного слитка золота весом в десять граммов, стоимостью около трехсот пятидесяти долларов США. Этот алкогольно-драгоценный набор, запакованный в нарядную коробочку, в день ареста вручил Тимофею в качестве подарка к юбилейному дню рождения какой-то, как ему тогда показалось, незнакомый человек. Тимофею в тот день исполнилось ровно пятьдесят лет. Это уже потом, сотрудники комитета госбезопасности при досмотре подарков председателю областного суда, в данной коробке, кроме названных предметов, обнаружили записку «Взятка». Тимофей даже не пытался доказывать следствию, что это не его коробка, а улику ему просто подложили. На упаковке коробки были обнаружены отпечатки пальцев самого Тимофея – значит взял, и «взяткодателя» – значит дал. Не нужно быть юристом, чтобы эту ситуацию сразу отнести к «подставе». А Тимофей был профессиональным не просто юристом, а судьей первого класса и недавно был зачислен в кадровый резерв судебной системы страны на должность Председателя Верховного Суда. Он понял, что его дальнейшая судьба уже кем-то, на каком-то уровне решена, и сопротивление, как говорится, бесполезно. От адвоката он отказался, потому что точно знал сценарий дальнейших событий. Взяткодателю зачтут сотрудничество со следствием и от уголовной ответственности освободят. А ему, Тимофею Сергеевичу Базылеву, кандидату юридических наук, судье 1 класса, его бывшие коллеги по службе вынесут приговор с максимально высокими сроками наказания. И статью в Уголовном Кодексе подберут соответствующую, чтобы, не дай Бог никто их не заподозрил в укрывательстве и пособничестве преступнику-судье. Тимофей предполагал, что срок ему назначат не менее 10 лет лишения свободы, но немного не угадал. Его лишили свободы сроком на 8 лет. А адвокат у него все-таки был, и не простой – популярный в своих кругах, и надо отметить, ответственный человек. Свое появление в суде адвокат объяснил Тимофею просто и понятно:

– Тимофей Сергеевич, Вы не можете от меня отказаться. Меня наняла и договор со мной подписала женщина, а Вы всегда были джентльменом и дамским угодником. И сейчас, разве Вы позволите себе обидеть женщину? Поэтому, примите мое появление здесь, как обыденную данность.

1
{"b":"643628","o":1}