ЛитМир - Электронная Библиотека

– Побеседовать, – поправил Дрэйк. – И желательно, чтобы при этом присутствовали все мы.

– Норд, – я высвободилась из объятий, села, – мне кажется, Веледа не причинит вреда Эсти. Они ведь похожи…

– Только происхождением. Не забывай, котёнок, Веледу воспитал Рейнхарт. Даже мы, поступившие под его начало уже в довольно зрелом возрасте, и то до сих пор чувствуем результат его влияния на нас. А теперь представь, что Рейнхарт мог посеять и взрастить в неразумном ребёнке, девочке, считавшей его отцом и едва ли не богом.

Это ужасно. Ужасно осознавать, как день за днём, год за годом старший обманывал слепо верящую ему малышку. Ужасно понимать, что Нордан прав по-своему.

– Но она пошла против него, – оправдание жалкое, робкое, но что ещё сказать, когда разрываешься между страхом за свою дочь и сочувствием к девушке, рождённой той, кто была моей сестрой по вере?

– Детям свойственно бунтовать, – заметил Нордан снисходительно.

– Можешь ему поверить: у Норда большой опыт по части бунтов, подростковых в том числе, – добавил Дрэйк не без лёгкой насмешки.

Я покачала головой, желая прекратить бессмысленные споры.

– Лиссет вернулась?

– Да. Я слышал её шаги, пока пытался донести до Бева всю степень его заблуждений, – ответил Нордан. – Видимо, лисья гулянка прошла успешнее, чем наша, раз лисичка соизволила явиться лишь под утро.

– Примерно через час в гостиной, хорошо? – Дрэйк снова поцеловал меня в макушку. – И передай Лиссет, чтобы тоже пришла.

Я кивнула и встала с постели. И, пожалуй, что бы ни говорили мужчины, надо зайти к Бевану и Веледе и узнать, не нужно ли девушке чего-то из мелочей, необходимых каждой женщине.

* * *

Веледа

– Просто небольшая беседа. Расскажешь вкратце о себе, ответишь на вопросы, если таковые возникнут, а их, уверен, у Дрэйка и Норда куча. Разумеется, никаких слишком личных вопросов я не допущу, – Беван умолк на мгновение и добавил: – Во всяком случае, ты точно не должна и не обязана на них отвечать.

Кусок в горло не лез, но я заставляла себя надкусывать бутерброд, жевать, запивая горьким кофе без молока и сахара. Верх идиотизма после всего взять и умереть от истощения.

– Спасибо.

– За что теперь?

– За всё.

За минуты покоя – к огромному моему облегчению, Беван вышел в коридор сразу же, не дав Нордану начать то, что собрат почти деликатно назвал «побеседуем». За споры с Норданом в попытке защитить меня и позволить находиться в одном доме с леди Ориони. За завтрак, принесённый на подносе в спальню. За одежду, одолженную у Айшель.

За то, что вообще возится со мной.

– Тебе не стоит так часто благодарить меня. Я преследую и свои корыстные интересы.

– Да? И какие же?

– Во-первых, – Беван отогнул указательный палец, – на меня возложена божественная миссия по развалу братства и твоё спасение меняет расстановку сил в нашу пользу. Во-вторых, мне требуется поощрение и желательно не только моральное. Ну и, в-третьих, где это видано, чтобы в финале истории главный герой остался без принцессы?

– То есть я ценный приз? – улыбнулась я невольно.

– Ты принцесса, – поправил Беван. – Принцесса для меня.

– Я не принцесса, – покачала я головой.

– Как знать.

Если я принцесса, то и впрямь – лишь для него. Для остальных же я объект, орудие, незваная гостья. Если задуматься, то теперь у меня и дома нет – нет больше ни места, ни людей, к которым я могла бы вернуться.

Даже Кадиима отныне нет.

По крайней мере, для меня.

И кольцо, надетое по привычке на палец, казалось безжизненным, пустым, словно обычное украшение.

В дверь тихо постучали, и Беван шагнул к створке, открыл. Я увидела по ту сторону порога леди Ориони и чуть позади вторую девушку, Лиссет Элери, рассеянно перебиравшую тёмно-синие лепестки маленького букета фиалок.

– Всё в порядке? – спросила Айшель, через плечо мужчины бросив на меня обеспокоенный взгляд. – Может, нужно ещё что-нибудь?

Беван обернулся ко мне, посмотрел вопросительно. Я сделала глоток кофе, поставила чашку на поднос и поднялась с кровати.

– Всё хорошо, спасибо за одежду и заботу, – поблагодарила я искренне. Мне надо решиться, хочу я того или нет. – Леди Ориони, могу я вам… сказать кое-что?

– Сейчас? – уточнила Айшель и в карих глазах мелькнула тень настороженности.

– Да, я… хотела бы сказать это до… беседы.

Дрэйк, быть может, и позволит, но Нордан…

Едва ли.

– Ледышка не одобрит, – протянула Лиссет.

– Его ледяное величество вообще крайне редко что-либо одобряет, – возразил Беван саркастично и отступил в сторону, пропуская девушек в спальню. – Но мы же будем рядом, верно? Веледа, или ты хочешь поговорить наедине?

– Ничего конфиденциального, – отмахнулась я.

Девушки вошли в комнату, и Беван, предварительно осмотрев коридор, закрыл дверь. Айшель нерешительно приблизилась ко мне, Лиссет, продолжая перебирать цветы, присела на край комода.

– Очередной знак внимания от твоего нетайного поклонника? – насмешливо заметил мужчина.

– Не совсем, – Лиссет задумчиво, мечтательно улыбнулась своим мыслям.

– Леди Ориони… – начала я, но Беван жестом перебил меня:

– Можно и по имени, мы же не при дворе, чтобы официоз разводить.

– Хорошо. Айшель, ты помнишь Кадиима, духа и моего хранителя?

Она медленно кивнула, глядя на меня непонимающе. А я не могла избавиться от мерзкого, липкого ощущения, будто предаю Кадиима, вот так легко отдавая его, словно вещь, в чужие руки.

– Когда-то давно маги старого мира заключили его и других духов в специально созданные для этого артефакты, ставшие для духов тюрьмой, – я торопливо, не позволяя себе передумать, сняла кольцо и протянула Айшель. – Тот, кому принадлежит артефакт, является и хозяином духа. Многие годы я полагала себя… владелицей кольца и лишь недавно поняла, что на самом деле принадлежит оно па… – я научусь, я привыкну называть его по имени, – Рейнхарту. И сейчас артефакт должен находиться у… достойного человека. Возьми его, пожалуйста.

Беван нахмурился, Айшель растерянно посмотрела на кольцо на моей ладони.

– Но…

– Кадиим опустился перед тобой на одно колено – наверное, это что-то да значит, – я несколько нервным, резким движением сунула артефакт в руку девушке. – Возьми его и надень.

– Веледа, что ты… – Беван шагнул было к нам, Лиссет насторожилась почуявшим неладное хищником, но Айшель вдруг поджала губы, вглядываясь пристально в артефакт, будто видела в нём нечто, недоступное мне, и надела кольцо на средний палец правой руки.

* * *

Айшель

Вижу его второй раз в жизни. Обыкновенное золотое кольцо, немного потемневшее от времени, увенчанное гладким чёрным камнем. В ледяной комнате артефакта на Веледе не было и на первом императорском балу тоже. Я уверена, что до вчерашнего вечера не видела ни его, ни подобных ему предметов.

И всё-таки кольцо кажется знакомым. Едва уловимо, на тонкой, зыбкой грани осознания смутного этого ощущения.

Когда Веледа вложила его мне в руку, я не попыталась вернуть нежданный дар, не отбросила вопреки предупреждениям, вопреки собственным робким опасениям. Артефакт тёплый и в черноте камня вспыхивали крошечные серебряные искры, рассыпались блёстками по шелковистой глади кристалла, завораживали пламенем свечи, текучестью воды. Рождали странное, успокаивающее понимание, что всё хорошо, что артефакт не причинит мне вреда.

Только не он.

Только не мне. Не нам.

Шорохи за спиной, встревоженный голос Бевана:

– Веледа, что ты…

Я надела кольцо, и оно село мгновенно, как влитое, словно было создано для моих тонких пальцев. Камень окутался синеватой дымкой, потянувшейся широкой лентой на середину комнаты. Веледа привычно отступила в сторону, а дымка свилась спиралью, разрослась стремительно, уплотнилась в человеческий силуэт и обратилась уже знакомым черноволосым мужчиной.

64
{"b":"643847","o":1}