ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 2 О страшных чудовищах и чешуйчатых засранцах

— Васька! — зарычало по коридору. — Ва-а-аська-а-а!!!

Молчу, лежу и молчу. Не до того мне. У меня тут при-и-инц!

Подперла щечки кулачками, болтаю ножками и лежу. В башне своей. И очень-очень занята! Меня от такого важного занятия отрывать нельзя. У меня тут КНИГА! НОВАЯ! С принцами, принцессами, злыми и не очень колдуньями и драконами! Да-да, такими же рыжими и наглыми как мой Грошик. Это его, кстати, так зовут. Точнее, это я его так величаю. Вообще, дракошика зовут Грошисс Великолепный. И если первое имя настоящее, данное от рождения, то вот по поводу второго мой рыжий нагло врет! В этом я уж точно уверена.

Так вот, книга. Вчерась прилетел мой дракон из очередной вылазки. Уставший, голод… а нет, он по дороге лося сжевал. Лося, конечно, жалко… Мне когда Грошик сказал, я так и расплакалась. А потом рыжий еще три часа уверял меня, что лось был старый, больной и сам умолял его съесть. Я, конечно, не поверила, но успокоилась. Ну а что делать? Грошику кушать надо. Зачем мне в доме громадный голодный злой дракон. Почему злой? Так он когда голодный, всегда злой. Эх, мужчины…

На чем я остановилась? Ну вот, сидит мой дракошик весь такой сытый, но уставший, меня утешает и рассказывает, где его черти носили три дня. Представляете? Три дня! Я тут одна, от скуки локти кусаю, по стенам бегаю, даже убираться начала! А он, значит, где-то прохлаждается!

Вот сидит он такой, рассказывает, где был, чегось видел, и тут бац! У меня в голове щелк!

Я прищурилась и ласково так:

— Над какой это ты деревней пролетал?

Над Мухоморовкой? Нет, не слышала. В моей книжке по географии такой нет. Книжка старая? Возмо-о-ожно…

Притворно вздохнула и вкрадчиво:

— А с каких пор в нашей округе деревня появилась? Наша глушь и к государствам никаким не принадлежит…

Дракон ойкнул и замолчал.

Представляете? Вот так взял и замолчал. И по сторонам озираться начал — не иначе сбежать вздумал. А потом зевнул от всей широты своей поганой душонки и заявил, что спать хочет. Ну, я тут как встану, как подбоченюсь и… как зыркну на рыжего… снизу вверх.

Ой, что-то я не рассчитала. Быстренько оглянулась в поисках того, на что можно встать, а то как-то, знаете, не правильно это. Я гада чешуйчатого ругаю, а он на меня сверху смотрит, как на мушку, и делает большие глаза, мол, окстись, дитятко, не виноватый я, она сама там оказалась.

Подобрала юбки, вскарабкалась на стол — так точно хоть до морды его наглой достану — повернулась и… нет его. Нет дракона! Сбежал, ирод!

— А ну стой!!! — рявкнула одна очень грозная, хоть и маленькая, я и кинулась вдогонку. — Зараза чешуйчатая!!! Я ж тебе покажу Мухоморовку! — задрав юбки одной рукой до самых колен, выбежала из своей комнаты, где мы с дракошей как раз и беседовали. Выбежала и резко затормозила. А все потому, что нет его! Нет Грошика и…

Ага! Хвост из-под двери торчит!

Если бы гад рыжий видел мой оскал, точно бы струсил. Я и сама заметила отражение в латах рыцаря, который здесь для чего-то стоял, и испугалась. Ну и рож… в смысле, красивое личико, обещающее все виды смертных казней.

Оглянулась в поисках орудия убийства и увидела ее! Швабру! Даже с тряпкой!

И как тут оказалась… А, точно. Это же я от скуки убиралась, да видать, отвлеклась на что-то…

Схватила свое страшное оружие по борьбе с драконами, перекинула из одной руки в другую, грозно шмыгнула носом и пошла в атаку.

Ну вот и попался! Тоже мне, спрятался! Залез в первую попавшуюся дверь, да хвост снаружи забыл. И как только поместился, там же кладовка! Маленькая, едва я с ведрами и тряпками развернуться могу.

Иду. Точнее крадусь. Тихо-тихо, а потом как дерну дверь кладовки и…

— А-а-а-а-а!!! — да, это я. И от испуга плюхнулась на попу.

А кто бы не испугался! Там… там тако-о-ое!!!

Стоит НЕЧТО на одной драконьей лапе, опять же драконий хвост торчит, а вот дальше было Чудище! Вместо головы ведро, на плечах швабра, а на ней с двух сторон по тяпке висит, внизу веник с когтищами шевелится, а между веником и шваброй паутина. Очень-очень много паутины с возмущенными такой бесцеремонностью паучками, которые своими красными глазками сверлят… меня. Ой, мамочки!

И как после такого не заорать?! Ведь против этого всего одна я. Такая маленькая, хрупкая, беззащитная, хоть и со шваброй.

Вот и села на пол. А это чудище как взвизгнуло от моего крика и кубарем вывалилось в коридор, окончательно запутавшись в конечностях и до смерти перепугав такую беззащитную меня. Ну я его по голове и огрела. А потом еще раз. И, кажется, еще…

А чудище как заревет!

И я как дам стрекоча! По каким-то залам, коридорам, благо замок большой, хоть и коридоры узкие.

А мне вслед:

— Ва-а-а-асили-и-и-иса-а-а-а!!!

Ой, и откуда только имя мое знает!

— Сто-о-ой!!! — рявкнуло в спину, а потом ведром как загрохочет.

Угу, так я и остановилась! Подтянула юбки повыше и ускорилась. Съест же еще!

Бегу. Бегу и думаю, куда дальше. Впереди тупик, в комнате спрятаться — не вариант, из окна прыгать — высоко. Да и вдруг у Чудовища крылья, поймает еще!

Притормозила, решая, что делать, и прислушалась. Тихо. Очень-очень тихо. Только я дышу, и сердце в пятках стучит. Вжалась в стеночку, подумала, потом еще раз подумала… и сделала шаг. Угу, в ту сторону, откуда бежала. А потом еще. И еще.

Да знаю, что дура, а что поделать? Интересно же, куда эта Жуть Кладовочная делась.

Стою. Едва дышу. Еще шаг, высовываю нос за угол и…

— А-а-а-а-а!

— Гр-р-р-р-р!!!

Заорали мы с Чудищем одновременно, едва нос к носу встретились. Сердце мое точно остановилось! А потом побежало. Со мной вместе!

— А-а-а-а-а-а!!! — бегу в обратную сторону и понимаю, что надо бы замолчать, иначе Чудище меня быстрее найдет, но не могу. Не могу и все тут!

Потому:

— А-а-а-а-а-а-а-а!!!

— Стой!!! Сожр-р-р-р-ру-у-у-у!!!

"Вот и смерть", — в ужасе подумала я и оглянулась, а там…

ОНО! С ведром на голове, в паутине и тряпках и размахивает… веником!

А швабру-то я около кладовки потеряла! Отбиваться нечем! Поняла, что если не ускорюсь, не оставят от меня и косточек.

Нервно икнула и знатно так припустила, что Оно даже отстало. Несусь по коридорам, радуюсь, что оторвалась и…

Бамс!

Вот не надо было оглядываться!

Узкий коридор, гад такой, резко свернул вправо, и я со всего маху влепилась в стену. Аж искры из глаз посыпались. Ощупала свой бестолковый многострадальный лоб, убедилась в наличии здоровенной шишки и… припустила дальше. Потому что лязг, скрежет и рычание сзади отдыху не способствовали.

Чуть мимо лестницы не пробежала! Притормозила вовремя и вдруг подумала, куда мой дракон запропастился, когда он так нужен? У него в замке Чудища живут, а он где-то от меня прячется!

БАМС!!!

Нет, это не я. Это Оно повторило мой маршрут и тоже вписалось в стену, только уже громче. Да так, что я едва с лестницы не сверзилась. Она же винтовая! Тут поди в платье спустись, а еще бегом, да когда так пугают!

Выбежала в бальный зал — он, конечно, не бальный, но дракон меня здесь танцевать учит — и замерла. Сзади снова раздался грохот.

Чудище кувырком скатилось по лестнице, в процессе теряя тряпки и веник. Упало к самым моим ногам и стонет. Жалобно так… У меня аж дрогнуло что-то внутри.

Нет, не сердце. Оно же в пятках, но очень похоже.

И вот лежит передо мной Нечто, подозрительно смахивающее на рыжего дракона. Это если паутину убрать и ведро.

— Васька… — глухо простонали из ведра, — дура ты бестолковая… ты меня зачем шваброй-то…

Дзинь! И голова в ведре стукнулась о каменный пол.

А я… я так и осела на попу.

Это что же получается? Это Грошик за мной гонялся?!

Подползла на четвереньках к Чуду-юду, сняла ведро с головы и уставилась на три здоровенных шишки на знакомом чешуйчатом лбу.

2
{"b":"644108","o":1}