ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако дольше раздумывать мне не позволили. Так же быстро расправившись с завтраком, парень сообщил, что припасенную мной еду мы с ним доели. Поэтому к полудню обед надлежало поймать. И делать это лучше около реки, чтобы и отдохнуть и воды набрать. Спорить даже не думала, благоразумно переложив заботу о себе любимой на надежные мужские плечи. Вообще меня всегда устраивали драконьи, но тут, как говорится, выбора не было.

И уже заталкивая одеяло в сумку и вытаскивая куртку, обратила внимание на собственные руки. Как-то за завтраком не до того было…

Даже приблизила пальцы, которыми вчера и пошевелить не могла, к лицу — только розоватая нежная кожа от ожогов и осталась… Невероятно! Никогда не думала, что моя мазь на такое способна. В прошлый раз Грош зеленой жижей какой-то вымазал…

И тут пришла она. МЫСЛЬ!

Если на драконе все заживает почти мгновенно, самое большее — за день, а я (возможно!) если не дракон, то оборотень какой-нибудь, значит, и на мне все будет заживать само? И всякие лечебные мази здесь не причем?

Хм, а вот это интересно… Надо проверить.

Покосилась на своего снова провожатого и покачала головой. Нет, не сейчас. Лучше когда на охоту уйдет.

Наметив для себя план действий, покорно шла за брюнетом. Голову занимал единственный вопрос: кто я? Что с этим делать, придумаю после. Понять бы для начала.

И чем больше думала, тем меньше оставалось надежды на то, что я — дракон. Ведь они не превращаются, разве нет? А я человек. И во что-то… Вернее в кого-то превращаюсь… Значит, остается два варианта: либо оборотень, либо… Угу. Либо меня как Демьяна заколдовали.

Даже не знаю, что хуже. Интересно, а Грош в курсе или нет? Как только придем домой, обязательно спрошу! Все-все узнаю!

***

Шли мы медленно. Точнее я, а Йен, видя, что я еле переставляю ноги, не спешил и не подгонял. Нетерпеливо поглядывал на солнце, но не сказал ни слова. Только я все равно чувствовала себя немного виноватой. Утренняя бодрость испарилась после второго часа пути, а ближе к полудню вообще захотелось сесть на пенек и дождаться вечера. День выдался жарким, лес редким, и все чаще попадались большие поляны, на которые нещадно светило солнце.

С лисом я шла совершенно другим путем. По кустам и дебрям и даже не подозревала, что где-то рядом могут быть стройные как на подбор сосенки и абсолютно чистый от бурелома лесок.

Куртка, которую я натянула по утренней прохладце, уже давно отправилась обратно в сумку, спина взмокла, сапожки казались до безобразия неудобными, и каждый шаг давался с трудом. К вожделенной реке мы добрели далеко за полдень.

Но когда между деревьями показалась зеркальная гладь воды, переливающаяся солнечными бликами, открылось второе дыхание, не иначе.

Обогнав парня, я веселым галопом устремилась к реке. Опомнилась уже на берегу, поняв, что на мне совсем не платье, в котором можно было сигануть в воду, а неудобные штаны и сапоги. Пришлось тормозить, осторожно спускаться по пологому бережку к воде, чтобы хотя бы ополоснуть руки и лицо. Но и это оказалось подарком богов! Холодная, кристально чистая вода мгновенно сняла усталость.

— Ну, раз ты освежилась и вдруг ожила, — послышался за спиной насмешливый голос, — разводи костер. А я попробую поймать наш обед. — С этими словами Йен сбросил с плеча мою сумку и без всякого промедления скрылся в лесу.

Эх, ладно. Костер, так костер. Поесть не помешает. А искупаться я и позже смогу.

С сожалением посмотрела на ленивую речку, собрала волю в кулак и отправилась заниматься делом.

Сижу. Сижу и от скуки швыряюсь в костер шишками. Йен до сих пор не вернулся. В соседнее королевство он, что ли, за дичью ушел?

Но ворчала мысленно. На самом деле прекрасно понимала эту дичь, которая наверняка не желала попадаться, а мирно пряталась в тенечке в такой жаркий день. Совершенно не завидовала своему на данный момент кормильцу. Сначала поймай, потом приготовь… А мне всего лишь костер развести и сидеть отдыхать. Совесть вдруг ожила, недовольно заворочалась. Того и гляди почки распустятся.

Поэтому шикнув на нее, вспомнила про утихомиренный вчера исследовательский интерес и принялась изучать свои пальчики.

И так повертела перед носом и эдак, пощупала, поразминала. Но нет, кроме коротких обломанных ногтей, там ничего не наблюдалось.

— Тоже мне, принцесса, — недовольно буркнула, оценив общий неприглядный вид рук, вытащила свой ножик и на следующие минут десять увлеклась ковырянием грязи. Увидел бы меня принц, точно в обморок бы грохнулся!

Полюбовалась проделанной работой, удовлетворенно кивнула и… огляделась в поисках занятия. Наткнулась только на кучку собранного хвороста. Она была… внушительной. Так расстаралась, что и до завтра хватит.

Солнышко спускалось все ниже, дышать становилось легче, поэтому, не придумав ничего интереснее, прошлась вокруг места нашей стоянки в поисках чего-нибудь съедобного. Ягод не обнаружила, зато собрала с десяток грибочков. Тоже неплохо.

В голове все еще вертелись обрывки вчерашнего дня. Почему появились когти? Я разозлилась? Испугалась? Скорее была в ярости. А потом стало жарко. Огонь… Он словно изнутри шел, а когда нужно было ударить, потек по руке.

— Изнутри, — повторила вслух, сосредотачиваясь на своих ощущениях. — От сердца… "Сердце дракона"… Значит, огонь там?

Я так и встала рядом с деревом, смотрела на костерок и пыталась представить такой же где-то в груди. Вот он растет, от него кипящей лавой тянутся ручейки… Охватывают руки, превращают их в лапы с длинными когтями…

Да, отсутствием воображения никогда не страдала. Но сейчас это не сильно помогло. А точнее вообще никак. Представить-то я представила, а вот на деле, как была человеком, так и осталась. Даже кожа не потеплела ни чуточки.

Недовольно поцокала, пожевала губами и попробовала еще раз. И еще. На миг даже показалось, что чувствую тепло, но нет — это лучик на руку попал.

И вот тут разозлилась по-настоящему. Ну почему, когда надо, ничего не получается?!

Повернулась и как замахнусь на дерево!

— Ай! — обиженно прижала зашибленную руку к груди.

Еще бы! Пальцами по коре попасть, да со всей… кгм… не ума точно.

— Где там холодная вода… — отвернулась от злополучного дерева, сделала шаг и… застыла с занесенной ногой.

Ну вот, теперь еще и мерещится.

Повернулась, посмотрела, тряхнула головой… Даже глаза зажмурила и резко открыла.

— Быть не может! — в немом изумлении выдохнула я, тупо уставившись на четыре глубоких борозды на могучем стволе.

Перевела взгляд на руку. И вовремя: на коже от самого плеча до кисти растворялись серебристые чешуйки, а последний коготок тут же осыпался искрами. Впрочем, как и рукав рубашки.

— Хм. А вот это интересно, — пробормотала, рассматривая покрасневшую кожу. Выглядела она, признаться, гораздо лучше прошлого раза. Это потому, что чешуей покрылась вся рука, а не отдельные места? А вот на месте когтей все те же ранки. Только болели гораздо меньше.

Но больше рисковать и драться с деревом не стала. Потом попробую.

Успокоившись на этом, направилась к реке окунуть руку в прохладную воду и снять жар.

И вот сижу на корточках, рука в воде… Блаженство. Не удержалась, сняла сапоги, закатала штанины и опустила в реку ноги. Подумала, прикинула, что добытчик еще не скоро вернется, а мне много времени не нужно… Решительно скинула вещи, оставшись в одной коротенькой сорочке, и с разбега сиганула в воду. Вынырнув где-то на середине реки, с небывалой ясностью осознала, что есть на свете счастье!

Глава 21 О замечательном, как дракон

Не знаю, сколько я так плескалась, но успела и наплаваться, и волосы промыть, и рубашку прополоскать, и даже рыбок рассмотреть. Вылезла на берег, уселась на камушек сушиться, пока солнышко совсем не скрылось, и распутывать кудри. Сижу, поджала под себя одну ногу, пропускаю длинные локоны сквозь пальцы и ни о чем не думаю. Вот совершенно! И так хорошо от этого!

32
{"b":"644108","o":1}