ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Смею, — недобро усмехнулся мужчина.

— Мой отец…

— Вышвырнул он тебя! Запер в башне, чтобы не видеть. Чтобы не позорила род Санверов!

Нет, нет, нет! Врет он все! Я не Санвер. Мои родители драконы!

— Давай, прояви свою сущность! — очередная пощечина ослепила. Энес ослабил захват, и я, не удержавшись на ногах, рухнула на твердую землю. Но стоило мужчине сделать шаг вперед, как дракон не выдержал. Рык вырвался из груди, как бы сильно я не сжимала зубы, разум на доли секунды застлала пелена, но этого хватило, чтобы мой мучитель уверился в собственных подозрениях.

— Тварь! — он сплюнул на землю рядом со мной. — Теперь понятно, почему от тебя избавились. Драконье отродье! — словно ругательство произнес Энес, снова схватив за косу, вздернул на ноги и потащил к крепости.

Так меня и тянули до самой темницы. А в спину злорадно ухмылялись охранники. Вот только швырнул этот гад мою безвольную тушку в соседнюю камеру, не в прежнюю.

— Теперь не выберется, — сообщил он стражникам, запер дверь своим ключом, еще раз окинул меня злым взглядом и ушел, чеканя шаг.

Уже после выяснила, что даже не могу прикоснуться к решетке — пальцы скручивает от боли. Что это за металл, не знала, но уяснила одно: лучше дракону с ним не сталкиваться.

Но это было после. Сейчас же горькие слезы катились по щекам. Я не понимала этой ненависти, переживала за Йена… А еще в драконьей душе поселился страх: вдруг то, что сказал Энес про родителей, правда? Что, если меня действительно выкинули, как больного птенца? Отправили в лесную глушь с глаз долой? Но почему тогда я — дракон… Как такое могло выйти…

Глава 31 О спасении принцесс

Рыжий дракон нервно кружил над вереницей всадников, скакавших на взмыленных лошадях по предгорью. На востоке земель Остора редкий лес постепенно переходил в скалистый берег и обрывался над Морем. Туда, к вздымавшимся волнам, и спешил небольшой отряд.

Ящер проклинал тот час, когда решил обратиться за помощью к Роану Санверу, но иначе было нельзя. Этот старый дурак продержал его в замке целый день! А потом вместо нормальных людей всучил ему этих черепах! Еще и карету пытался заставить тянуть! К счастью, последняя сгорела, едва отряд покинул столицу. Не без помощи чешуйчатого, естественно.

Осел!

"Моя дочь не сможет ехать верхом! Ей нужна карета!" — верещал король.

Дракона так и подмывало сказать, что эта девчонка и пешком дойдет до Солнечного, если надо будет. А еще она похрабрее всех его солдат вместе взятых, и дерется как львица, но…

"Твоя дочь три дня в плену!" — рычал в ответ Йен.

Но вовсе не за вверенную его опеке королевскую дочку он волновался. Нет. Он сходил с ума от того, что избранная, которую он только обрел, не рядом с ним. Потерял! Не смог защитить, когда обязан был жизнь положить, но не позволить чужакам забрать ее.

А все из-за треклятого договора, скрепленного клятвой…

Как же он удивился, когда король предложил ему сделку. Йен мог спокойно проживать в Соларе, о его местонахождении никто не узнал бы… В обмен на небольшую услугу. Забрать с собой маленькую принцессу, заботиться о ней, ни за что не допускать ее контакта с людьми и самому никогда не оборачиваться человеком. Просьба была весьма… необычная. Точнее, очень даже странная. Разве отдадут любящие родители своего ребенка в лапы зверя?

Но королевская чета уверяла, что так надо. Почему — объяснять не стали, как он ни пытался выяснить. Но и на этом сюрпризы не закончились. О том, что девочка особенная, его предупредили. Однажды ей было суждено стать драконом. Как так вышло, Йенер не спрашивал. Однако, уже тогда, двенадцать лет назад, юный дракон возмутился, посчитав глупостью поставленные условия. Король запретил говорить дочери, что она дракон. Иначе это непременно вызвало бы вопрос, может ли обращаться в человека Грош. А если нет, то почему может она? Но как Йен мог не открыть собственную сущность, если ребенку нужно рассказать про оборот? Подсказать, направить… Объяснить, наконец, кто она на самом деле…

Но нет. И этого нельзя. Условия ясны: никаких людей рядом до ее совершеннолетия.

Ящер не понимал, на что надеялись люди. На удачу? Что ребенок сам сможет со всем справиться, разобраться? Видели бы они свою дочь несколько дней назад… Когда она рыдала, растерянная, напуганная происходящим. А он мог только утешать, рассказывать небылицы об оборотнях и вселять надежду, что все будет хорошо.

Понимая, что оборот принцессы неизбежен, что ее тело начинает меняться, а истинная сущность прорывается наружу, он был способен лишь наблюдать. Видел, как девочка страдает, как прячет от него шрамы, боится сказать, что с ней происходит. Не имел возможности рассказать все прямо, но подталкивал к правильным мыслям. Даже появление заколдованного лиса его больше обрадовало, чем огорчило. Василиса начала задавать правильные вопросы, а ему удалось предостеречь от ошибок, пусть и таким странным способом. Первый оборот опасен даже для драконов, знающих о себе все. Что говорить о девочке, которая понятия не имеет не только о мире вокруг, но и о себе самой?

А теперь ее похитили. В такой опасный период, когда внутренний огонь нужно сдерживать постоянно. Когда малейший всплеск эмоций может привести к превращению…

И виноват снова он. Именно Йен подверг опасности свой цветочек. Василек… Не стоило тогда лететь в деревню. Наверное, это кара за нарушение договора. Потом случай в городе, после которого за ними увязался лис. Демьян, нанятый прихвостень Энеса. Одна из ищеек, что рыскали по королевствам в поисках следов дракона. Столько лет они с Василь жили тихо и мирно в Диком Лесу, но за пару месяцев до ее совершеннолетия Йена угораздило нарушить приказ. Потащил в люди!

А теперь срывался на всех потому, что просто зверел от беспокойства за свою половинку. Подумать только… Василиса. Вася. Непоседа, ребенок, шкодливая девчонка, которая так незаметно выросла.

"И все равно ребенок", — ворчал на себя же Грош.

"Ну-ну. Не забыл, что после оборота драконица выбирает себе пару и в течение года оказывается замужем?" — отвечал он сам себе же.

Да и по людским меркам восемнадцать — самый что ни на есть брачный возраст.

"Ты просто никогда не смотрел на нее как на девушку".

И то правда. Но теперь, узнав, что его непоседа на самом деле и есть его судьба… Йен не мог назвать это иначе, чем даром Огненного. И этот дар он добровольно отдал в чужие руки!

— Черепахи! — рычал ящер, яростно вспарывая жилистыми крыльями воздух, непрестанно вырываясь вперед и через некоторое время возвращаясь к отставшим солдатам. Сопровождение для принцессы его раздражало. Но что он мог поделать? Приходилось мириться. Не напрасно Йен явился сначала пред ясны очи короля Солара, а не ринулся спасать девушку. Он прекрасно понимал, что от сумасшедшего, решившего мстить дракону, просто так не вырваться. Сначала уйти должна была Василиса. Только чтобы быть уверенным в ее безопасности, Йенер ту Арш и попросил помощи. После этого он будет выбираться сам. Если получится. Слишком уж долго Энес Матт лелеял мысли о мести, чтобы так просто отпустить дракона…

***

Я металась из угла в угол в своей тесной камере и не могла даже присесть. На душе было неспокойно. Придумать способ вырваться так и не получилось. Только бы Йен не прилетел… Нельзя ему сюда. Вот поведут меня на прогулку, тогда и попытаюсь улизнуть. Наверное. Хотя… Кого я обманываю. Никуда меня не выпустят и удрать не дадут. Теперь ключи от камеры были только у моего похитителя, а уж он плевать хотел на то, как я себя чувствую за этой решеткой. Со вчерашнего дня, когда меня вечером проводили по нужным делам, Энес больше и не появлялся. Тревожное предчувствие не отпускало. Что же должно произойти? Как жаль, что амулет у меня отняли. Я бы смогла поговорить с Грошем, убедить его не лететь сюда. Вернее, дать понять, что со мной все в порядке. Ничего они мне не сделают. Ну подержат взаперти, а если дракон не прилетит, зачем я им?

51
{"b":"644108","o":1}