ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В общем, думы занимали меня невеселые, но крайне важные. И лишь об одном я сожалела: как стремительно изменилась моя жизнь. Конечно, не будь этого всего, Грош, может, еще долго притворялся сказочным зверем, и мне не выпало бы шанса узнать Йена-человека… Но… Слишком много всего свалилось, перевернув привычную мне жизнь с ног на голову. И Демьян-лис, и то, что я на самом деле дракон, и Энес со своими планами мести, мое похищение, пленение Йена… Теперь вот родители.

Чего ждать от этой встречи, не знала. Да и что толку гадать? Но волнение с каждым днем перерастало в страх, и когда наш отряд чинно въехал в городские ворота, я готова была соскочить с лошади и бежать обратно. Согласна была и дальше жить в неизвестности, лишь бы избежать неприятного разговора. Однако трусливые порывы пришлось задавить на корню: мне как воздух была необходима помощь короля. Я не могла бросить в беде моего дракона.

И когда мою коняшку — да-да, ту самую зверюгу, на которую все-таки пришлось пересесть перед въездом в город, потому что вдвоем с мужчиной ехать на лошади, видите ли, неприлично, — подвели на поводу ко входу в замок, я обрела видимость душевного спокойствия и, укутавшись плотнее в плащ, — не дайте драконы, кто-то увидит мой наряд — и горделиво приосанившись, как подобает самой настоящей принцессе, была готова встретить трудности лицом к лицу.

Глава 33 О неродных родных

Замок был величественен и красив. Это я разглядела уже на подступах к городу, но вблизи он выглядел еще прекраснее. Конечно же, с нашим не сравнить. У нас с Грошем мрачные развалины, по сравнению с этой белокаменной красотой. Большие узорчатые окна сияли на солнце, разномастные башенки переливались каменьями и приветливо помахивали флагами. Я будто очутилась в сказке! Почувствовала себя самой настоящей принцессой! И страх перед встречей немного поутих. Разве могут среди такой красоты жить плохие люди?

Лэрд Таор помог мне слезть с моей не совсем спокойной коняшки — та, едва ступив во внутренний двор замка, почему-то принялась переминаться с ноги на ногу, и у меня закралась мысль, что зверюга с удовольствием бы сбежала отсюда прямо со мной.

— Ваше Высочество? — рыцарь предложил мне локоть, за который я тут же ухватилась, как утопающий за соломинку. Мужчина ободряюще похлопал по руке и повел внутрь.

Иду. Иду, считаю ступеньки, и думаю: зачем их так много? Больше тридцати, это точно. Сбилась я уже на четвертом десятке и бросила неблагодарное дело.

Преодолев подъем, поворот и снова подъем, мы очутились в просторном зале. Не знаю, какое название он носил здесь, наш замок внутри выглядел по-другому. Отсюда в разные стороны выходили два коридора, но разглядеть, что там дальше, возможности не было. Все, что я успела здесь рассмотреть, это огромный камин, внушительный стол человек на десять, стоявший на возвышении, мягкий толстый ковер под ногами, множество картин в золоченых рамах на стенах, а в углах комнаты латы рыцарей, вроде того, что был у нас с Грошем. И когда я хотела спросить лэрда Таора, почему мы застыли посреди залы, двери напротив отворились и пропустили короля и королеву.

Я покрепче вцепилась в моего воина, во все глаза смотря на Них… Если у меня до этого мгновения и оставалась толика сомнений в нашем родстве, то теперь и они пропали, стоило мне увидеть Ее Величество. Она все еще выглядела свежо, но морщинки, притаившиеся в уголках глаз, выдавали возраст. Да и руки, хоть нежные и ухоженные, не принадлежали молодой женщине. А еще глаза — такие же васильковые как у меня, но спокойные, мудрые и… будто поугасшие. Светлые волосы были собраны в низкий пучок, несколько прядей, выбившихся из прически, обрамляли лицо, добавляя какой-то задорности, живости в образ. Словно за всей этой строгостью, что создавало шелковое серебристо-серое платье с золотым поясом, скрывалась юная девушка.

Король же… был совсем как на картинке. Такой же суровый и холодный. Взглянув на него, его нахмуренные брови и поджатые губы, я мигом растеряла свою уверенность и испуганно прижалась к лэрду. С ним я знакома, и несмотря на внешнюю суровость и ворчливость, он на самом деле добродушный мужчина. А этих людей я вижу впервые и… что-то я уже передумала с ними знакомиться.

Так и подмывало пробормотать "Простите" и дать стрекоча, сесть на мою вредную лошадку и мчать отсюда быстрее ветра. Я уже даже решилась на подобный маневр, но руку удержал рыцарь.

Наверное, в эту минуту я была похожа на загнанного зверька, а вовсе не на гордого дракона. Взгляд метался от короля к королеве, сердце колотилось в горле, коленки дрожали, а я старалась сделаться как можно незаметней. Вдруг про меня забудут?

Однако, надеялась зря.

— Василисс… — выдохнула королева, прижав руки к груди. Она то выжидающе смотрела на меня, то переводила растерянный взгляд на моего провожатого.

А я… я стояла и не понимала, чего от меня ждут. Даже первый полет в деревню оказался не так страшен. Там хоть на меня не смотрели. А тут… Надо же, наверное поздороваться, иначе сочтут дикаркой неученой. Так, Вася, бери себя в лапы! Хватит дрожать, как мышь! Как там в сказках королей приветствовали?

— В-ваше Величество, — прошелестела и попыталась изобразить поклон.

Видимо, вышло очень глупо, потому что король издал какой-то непонятный звук, а королева охнула.

— Она не знает? — с еще большей растерянностью обратилась женщина к рыцарю.

— Знает, — пожал плечами и посмотрел на меня. Я в ответ на него. А чего, спрашивается, ждал? Что я в объятия кинусь к незнакомым людям?

Лэрд Таор мой упрек понял и коротко кивнул на королевскую чету, мол, подойди, что ли.

И я снова с опаской глянула на Ее Величество. На короля даже не пыталась смотреть — точно испугаюсь и убегу.

Подобная игра в гляделки могла продолжаться долго, но вот женщина со слезами на глазах раскинула в стороны руки и улыбнулась:

— Доченька…

Внутри все словно перевернулось от этого слова. Мама? Правда? Та самая, настоящая?

Осторожно высвобождаю руку, шаг вперед, еще, и меня пленяют такие долгожданные объятия. Теплые, нежные и несмотря ни на что родные.

— Маменька! — всхлипнула, судорожно цепляясь за нее руками, словно видение вот-вот исчезнет. Уткнулась лбом в плечо и расплакалась. От облегчения, от накрывшего с головой счастья — у меня есть родители и, кажется, даже рады моему появлению. Мама так точно.

С неохотой отстранилась и посмотрела на папеньку. Тот продолжал стоять чуть поодаль и задумчиво меня рассматривал, но потом, будто борясь с собой, приблизился, приобнял за плечи и поцеловал в щеку.

— Дочь, — коротко кивнув, король вдруг посуровел. Не успела я перепугаться и прижаться к маменьке, как причина нашлась. — Во что ты одета? — воскликнул он, придирчиво осматривая распахнувшийся плащ и то, что под ним.

Вздрогнула и спешно закуталась обратно, обхватывая себя руками. Но король продолжал на меня смотреть, словно ожидая ответа. А что я могла сказать? Что в плену платьев не выдавали? Он хоть представляет, каково там было? Знает, что меня в клетке держали как дикого зверя?

— Не пугай ребенка, — выговорила ему мама и попыталась притянуть меня к себе за плечи. Вот только я была уже взвинчена до предела, что от осторожного прикосновения отшатнулась, как от привидения. Но снова мягкая улыбка, добродушный взгляд, и я успокаиваюсь, позволяю гладить себя по волосам, усмиряю нервно подрагивающий огонек и пытаюсь убедить себя, что это моя семья, что я, наконец, дома… Однако получается плохо. За этими мыслями едва слышу, о чем говорят король и господин Нереш.

— Я бы ему шею открутил.

— В этом нет необходимости, Ваше Величество…

— Где он?

— Остался там. Думаю, больше он вас не побеспокоит.

— Ну и славно.

Почему Энесу не нужно откручивать шею, я не поняла, но решила, что до этого дойдет позже. Сейчас важнее было разобраться с другим вопросом, но не успела я и рта открыть, как Его Величество распорядился:

56
{"b":"644108","o":1}