ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вот это стало последним ударом. Возмущенный возглас застрял в горле, так и не обратившись в звук. Ну, знаете! Меня? Запирать в комнате?!

— Это для твоей же безопасности! — король пытался оправдаться.

Но мне было настолько обидно, что, не видя ничего перед собой, я рыкнула в знак протеста и умчалась к себе, не забыв хлопнуть дверью. Ух, как же я была зла! Хотелось рычать, выть и крушить все вокруг одновременно. Слуги, попадавшиеся в коридорах, шарахались в стороны. Уверена, посмотрись я сейчас в зеркало, сама бы испугалась. Глаза жгло. От огня или невыплаканных слез, не знала. А вот руки горели по вполне определенной причине.

— Принцесса Василиса! — окрикнули меня.

Это оказался лэрд Таор.

— Ваше Высочество! Успокойтесь. Вам же нельзя…

Гр-р-р-р-р!

Знала, что нельзя. Но и поделать с этим ничего не могла. Огонь рвался наружу, отчаянно бился внутри.

Но господин Нереш прав. Нельзя. Еще не время… Однако каким-то внутренним чутьем я ощущала, что осталось совсем немного, мой дракончик почти готов явить себя миру… Жаль, нет рядом Йена, чтобы расспросить его, как это будет… Мысль о любимом кольнула сердечко, а ответом на эту острую боль стала очередная вспышка злости. А еще весьма неприятное открытие.

— Вы знали! — развернулась к мужчине и обличительно ткнула в него когтем. Верно, ведь когда я вдохновилась идеей поездки в Солнечный, рыцарь отвернулся. Он не заверил меня, что король поможет… Значит, знал, что так выйдет. И тот разговор… Нет. Не может быть…

Ахнула и приложила лапу к груди.

— Вы ведь не про Энеса говорили… А про Йена. Это ему король собирался голову открутить? И он приказал вам его бросить….

Мужчина виновато отвел глаза. Снова…

— Нет… Вы… Как же я вас всех ненавижу! — выкрикнула я и, резко развернувшись, побежала в свою новую тюрьму.

Как же так? Почему папенька хочет смерти Грошу? Ведь он столько для меня сделал… Он же…

И маменька не сказала ни слова против…

Я упала на кровать и разрыдалась.

Глава 35 О мамах

Слез надолго не хватило. Не знаю, в чем причина: то ли я слишком много плакала в последнее время, чего никогда раньше за мной не наблюдалось, то ли злость и драконья вредность взяли верх. Уже спустя пять минут вся такая взрослая я сидела на своей кукольной кровати, хмурила брови и решительно утирала лишнюю влагу с лица. Ну нет! Не дождетесь! Не будет дракон сидеть в четырех стенах. И я не собираюсь безмолвно ждать, пока с Йеном что-нибудь случится. Не сдалась, сидя за решеткой в замке Энеса, а сейчас и подавно не сдамся! Фи! Что мне папенька с его запретами, если я умудрилась из камеры сбежать, охранников до белого каления довести и обдурить толпу мужиков!

Для начала нужен план! Вот только его не было. Как ни старалась я придумать хоть что-то путное, ничего не выходило. Тогда принялась рассуждать. Допустим, из замка я сбегу, лошадей даже красть не придется. Принцесса я или кто? Помогут оседлать и вывести. А если нет, найду чем подкупить. Хорошо. В походы ходила, что взять знаю. Провизию на кухне тоже найду. Но что дальше? Уеду я из города, а потом куда? Нужна карта. А еще лучше, карта драконьих земель. Ведь Йена наверняка увезли в столицу, а как она называется, я даже не знаю. И было бы не лишним выяснить про драконьи порядки. Я бы и воинов с собой взяла, но наверняка они не решатся оставить службу и навлечь на себя гнев короля. А папенька будет о-о-очень зол.

Итак, мне нужны сведения. И лучше, чтобы это были не книги — с ними слишком долго возиться, — а знающий человек, который может поведать мне о драконах. И, кажется, я знала, кто мне нужен. Осталось найти его.

Но планам моим было не суждено осуществиться. Анья, служанка, которую, видимо, приставили ко мне, позвала на ужин. Странно. Я думала, что меня из комнаты больше не выпустят.

Но обрадовалась рано. Кушали мы с маменькой вдвоем в ее покоях. Зато по возвращении меня ждал сюрприз.

В этот раз я ела не стесняясь и забыв о приличиях, не руками конечно, но и не как принцесса. Папеньки, чтобы прожигать меня взглядами и одергивать, здесь не было, поэтому я позволила себе полностью расслабиться. Мама поначалу молчала, но потом, не выдержав моего угрюмого вида, завела разговор.

— Василисс, я понимаю, что тебе тяжело смириться с решением Его Величества, но он хочет как лучше. Мы оба очень боимся за тебя…

— Конечно, я понимаю, — смиренно опустила глаза, отложила приборы, вытерла рот салфеткой и… совершенно неподобающим образом откинулась на спинку стула, любовно огладив кругленький живот. Фу-у-ух… Объелась с непривычки. — Сначала вы боялись и отправили маленького ребенка в глухой лес, даже не озаботившись состоянием жилища, в котором мне предстояло провести тринадцать лет. Дракона упоминать не буду. Теперь, боясь за меня, вы хотите запереть в комнате почти на неделю. Что дальше?

— Милая, я не одобряю методов Роана, он был излишне резок, но не могу с ним не согласиться. Мы хотим тебя защитить. И если для этого нужно несколько дней побыть в одиночестве в собственной комнате, значит так и будет.

— Да почему сразу не в темнице? В клетке меня уже держали, мне не привыкать, — вспылила я, но тут же пожалела о своих словах. Маменька побледнела и в очередной раз схватилась за сердце. М-да. Про свое заключение я пока не поведала, да и не стоит. Чтобы успокоить королеву, я пересела ближе к ней, приобняла за плечи.

— Маменька, я уверена, что ничего плохого это предсказание не несет. Ну упаду, зашибусь, не страшно. На мне же заживает все как на драконе, — усмехнулась на последнем слове, поняв, что и здесь Грошик мне подсказывал. Он частенько так говорил, когда синяки и царапины заживали слишком быстро по его мнению. Но тогда я думала, что он сравнивает с собой, а оказалось… Но не об этом сейчас. — Если вам будет спокойнее, я посижу в комнате. Мне бы только книг побольше.

— Прости меня, родная, — спохватилась Ее Величество и крепко прижала к себе, гладя по волосам. — Я должна была вмешаться… Не стоило вам с отцом ссориться.

— Почему ему так не нравится Йен? — больше всего волновал именно этот вопрос. Возможно, еще есть шанс уговорить короля вызволить моего дракона.

— Он не любит драконов вообще. Считает их слишком заносчивыми, высокомерными. А когда принц впервые у нас появился, даже мне он показался именно таким. Но потом я поняла, что подобным способом он пытался защититься. Молодого человека изгнали из родного дома, он только устроился в наших краях, жизнь наладилась, и тут Роан вызывает к себе и выдвигает условия, на которых Йенер может остаться. Естественно, он был не в восторге от решения короля. Но и податься было некуда. Наверное, с самой первой ссоры Роан и невзлюбил парня.

Теперь многое встало на свои места. Я могла даже представить, как Йен не хотел возиться с ребенком. Это же нужно было отказаться от всего, жить столько лет в облике ящера, не имея возможности обернуться, заботиться обо мне… А я уж точно спокойным ребенком не была. Моему дракошику можно только посочувствовать. А папенька наверняка и не вздумал просить, а сразу приказал. Да разве можно приказывать дракону? Натура у нас не та, чтобы просто взять и подчиниться! Кстати, о птичках…

— Ты сказала, что папенька не любит драконов… Значит, и меня он не полюбит? — расстроилась я.

— Ну что ты, глупышка, — мама взяла мое лицо в ладони и заглянула в глаза. — Он тебя любит. Больше, чем кого-либо. Но выражает свои чувства по-другому. Он правда считает, что проявляет заботу, старается уберечь…

— Так почему же просто не поговорить. Почему он кричит на меня, приказывает…

— Ох, Василечек, — королева прижала меня к груди, поцеловала в макушку. — Пусть пока ты не понимаешь его… Но со временем узнаешь лучше. Отец просто не умеет иначе. К этому придется привыкнуть. Но даже не сомневайся, ты ему дорога.

Очень хотелось верить маминым словам. Но пока я не могла их принять.

— Он ведь хочет избавить меня от дракона. Но это часть меня. Ты ведь приняла его, — подняла голову, чтобы видеть маменькино лицо — королева улыбалась, а у меня от этой улыбки теплело внутри. Огонечек радостно трепетал.

60
{"b":"644108","o":1}