ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вот о моменте превращения я точно не подумала, когда решила падать с крыши… Как же теперь обратно обернуться? Нерешительно покосилась на явно лишних свидетелей, да так и осталась стоять.

Советник понял это по-своему.

— Тнар, — властно обратился дракон к одному из стражей. Были бы у меня уши, точно бы поджала, а так, только вздрогнула немножко. Самую малость. — Летите обратно в замок. И если хоть кто-то узнает про Лунную, оба отправитесь на гору Сиар-р-р.

Стражи прониклись, нервно икнули, поспешно закивали в знак согласия и, не долго думая, сорвались в небо.

— Превращайся, и я тебя отвезу в город.

— Э-э-э… Я не знаю как, — призналась шепотом, чувствуя себя донельзя глупо.

Следующие минут десять я рассказывала, как и почему вышло, что это оказался мой первый оборот. Дракон был… в шоке. Ох, и ругался он на одну непутевую меня! Про непутевую сказал тоже он, я-то так совершенно не считала. Мне моя идея превратиться в полете до сих пор казалась весьма гениальной. А вот рычал и фыркал господин Советник точно так же как Грош! Если бы раньше не узнала, что родственники, вот сейчас точно-точно поняла бы. Даже интонации те же. Подумать только!

В итоге, стою я вся такая обиженная и пристыженная со склоненной головой, а Его Сиятельство меня отчитывает. И знаете что? К совести у него получалось взывать гораздо лучше, чем у моего рыжика. Даже почившие зачатки оной вдруг стали оживать, зазеленели и явно намекали на буйное цветение.

После этого превратить меня обратно все же получилось. А когда Советник накинул мне на плечи свой же плащик, тут я и вздумала засмущаться. Просто пока пыталась усмирить огонечек и убрать крылья, совершенно не вспоминала, в каком виде предстают люди-драконы после обращения. Потом дошло.

И вот стою ни жива ни мертва, краснею как помидор, а папенька Йена лишь посмеивается.

— Пф-ф. Василиса, отмирай. Нам пора.

— Ага, — все еще заторможенно кивнула и привычно взобралась на спину к чешуйчатому.

Дорога до города оказалась короткой, но господин Советник успел выведать, откуда я знаю Йена, почему получилось, что дракон меня воспитывал, да и про остальные мои приключения послушать успел. За увлеченным повествованием я и не заметила, в какую сторону мы летим. Опомнилась после, когда уже приземлились на лужайке перед каким-то двухэтажным красивым домом, который совершенно не походил на замок.

— А я думала…

— В замок тебе, голубушка, нельзя. Гранар Лунную не упустит. Здесь будет безопаснее, пока я посмотрю, чем закончится поединок. А дальше решим, что делать, — дракон деловито протопал к дому, оставив меня растерянно хлопать глазами.

Впрочем, маленькая (по сравнению с драконом, не по возрасту, конечно) принцесса быстро пришла в себя.

— Стойте-стойте! — проскользнула под крылом и встала на пути ящера. — Во-первых, какая еще Лунная? А во-вторых, какой такой поединок? — и ручки в бока уперла, в знак своих совершенно серьезных намерений.

— Лунная — это ты. У нас так называют серебристых драконов. А поединок… — Кьянар скривился. — Это тот фарс, что устроил человечишка, привезший моего сына.

— Я лечу с вами!

Как же могла я бросить Йена там одного? Мне непременно нужно присутствовать!

— Даже не думай, — буркнул дракон и потеснил меня с дороги. — Розочка моя! Я дома! — совершенно другим тоном позвал кого-то чешуйчатый, протискиваясь в дверь. Все же дома для ящеров были тесноваты.

Я юркнула следом, с намерением высказать упрямому дракону все, что я о нем думаю, но чуть не сбила с ног женщину, появившуюся из бокового коридора.

Та была… невероятно красива. Черные, словно шелковые, волосы струились по спине до самого стана, простое с золотой вышивкой темно-зеленое платье оттеняло светлую кожу, сидя на фигуре как влитое, ни одна морщинка не портила уже не юное лицо, а большие зеленые с желтыми крапинками глаза, опушенные черными густыми ресницами, удивленно взирали на меня.

— Розари, милая, знакомься — принцесса Василиса, Лунная драконица. Пригляди за ней немного, а я пока прослежу, чтобы с нашим непутевым сыном все было в порядке, — протараторил Советник Повелителя, лизнул, судя по всему, жену в щеку и бодрым шагом направился наутек.

— Стоять! — как гаркнет с виду милая и тихая дама. Аж я подпрыгнула. — А ну, рассказывай все по порядку, — грозно насупилась драконица, уперла руки в бока, но прежде, поморщившись, утерла рукавом щеку.

Вот-вот! Я Грошу тоже всегда говорила, чтобы так не делал. Так нет же! Это у него отвлекающий маневр такой. И, похоже, не у него одного…

— Розочка, мне срочно нужно на поединок, он вот-тот начнется, а я не могу гарантировать, что Гранар не подстроит что-нибудь, только бы не раскрыть правды, — посерьезнел дракон.

— Это я и без тебя знаю, — вздохнула женщина. А потом на меня кивнула: — Она откуда?

— Пф! — извините, не удержалась. — Вообще-то я и сама рассказать могу, — обиделась немного.

— Видишь! — сразу ухватился за идею Советник. — Вот вы поговорите, а я…

— А поговорим мы потом, потому что я лечу с вами! Я его там не брошу! — повторила позу маменьки Йена и непреклонно воззрилась на еще одного чешуйчатого любителя заговорить зубы.

Стон полный неподдельного страдания был мне ответом. А еще грозный господин Советник глаза к потолку закатил, потом перевел взгляд с жены на меня и обратно, видимо, надеясь, что хоть кто-то из нас сдастся… и обреченно выдохнул:

— Теперь их две. — Но после недолгого молчания сдался. — Розочка, дай этой мелкой бестии какое-нибудь платье и плащ. Как раз и расскажет, что к чему. Я вас здесь жду.

— Не улетите? — прищурилась я.

— Да куда уж! — всплеснул крыльями дракон. — Ты же следом кинешься, а видеть тебя пока не должны.

На том и решили. Маменька Йена меня… пытала. Угу, точно так же как до этого ее муж. И в невероятно короткие сроки она узнала все. Абсолютно, даже то, что не выведал господин Советник, и о чем я рассказывать не хотела. Зато, кажется, Розари осталась крайне довольна положением дел и сама же выпроводила из дома, чуть ли не помахав платочком на прощание, едва меня привели в приличный вид.

Вот только стоило взобраться на спину дракону, как пришло оно. Беспокойство, мелкими льдинками впившееся в сердечко.

Кьянар почувствовал, что я вздрогнула, и вывернул голову, чтобы узнать, в чем причина.

— Быстрее… Пожалуйста, нам нельзя опоздать… — выдавила из себя, стискивая обеими руками мощную шею.

Глава 42 О пользе исключительности

До поляны, что служила местом для божьего суда, мы добрались в считанные мгновения. Схватка уже началась. По небольшому пространству, заключенному в кольцо пламени и вооруженных людей, пристально наблюдавших, чтобы никакой дракон не вмешался, кружили двое: Энес, с ненавистью взиравший на противника, и Йен с завязанными глазами.

Кьянар застыл за моей спиной. Он один из немногих был в драконьем облике. Остальные пребывали во второй ипостаси, как и Правитель с принцем, восседавшие на возвышении. Младший дракон был похож на отца. Оба темноволосые, смуглые, с черными с золотым ободком глазами. Вот только Его Величество Гранар был более суров, имел некрасивый нос с горбинкой, большой подбородок и насупленные тяжелые брови. По сравнению с ним, принц выглядел красавцем, хотя тоже не привлек моего внимания. На третьем стуле рядом с венценосными особами восседал еще один человек. Пожилой, с треугольной седой бородкой, полноватый, разительно отличавшийся от подтянутых драконов и одетый в странные, определенно не местные одежды. Кьянар пояснил, что это посол Анилии, которого Энес привез с собой, дабы засвидетельствовать поединок.

Что это за Анилия, я смутно помнила, но даже не могла представить, что драконы могут сотрудничать с человеческим государством. Мысленно сделала пометку как можно скорее восполнить пробелы в знаниях. Все-таки жизнь в глуши сказывалась: об окружающем мире я не знала практически ничего.

70
{"b":"644108","o":1}