ЛитМир - Электронная Библиотека

К. Функе

Бесстрашная Игрэйн

сказочная повесть

Cornelia Funke

IGRAINE OHNEFURCHT

© Text and illustration © Cornelia Funke, 2007

© Набатникова Т.А., перевод на русский язык, 2019

© Издание на русском языке. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2019

Machaon®

* * *
Бесстрашная Игрэйн - i_001.png
Бесстрашная Игрэйн - i_002.png

Крепость у леса

Игрэйн проснулась: что-то ползало по её лицу, что-то со множеством лапок. Она открыла глаза – и вот он, прямо на кончике её носа, толстый чёрный паук. Больше всего на свете Игрэйн боялась пауков.

– Сизиф! – прошептала она дрожащим голосом. – Сизиф, проснись! Прогони паука!

Кот поднял серую морду с живота Игрэйн, сверкнул глазами, потянулся – и заглотил паука с кончика носа Игрэйн. Хоп! Паука как не бывало.

– Разве я велела его съесть? – Игрэйн смахнула со щеки кошачью слюнку и столкнула Сизифа с кровати. – Паук на носу, – проворчала она, откидывая одеяло. – И прямо накануне моего дня рождения. Это не предвещает ничего хорошего.

Она босиком прошлёпала к окну и выглянула на улицу. Солнце уже стояло высоко над крепостью Бибернель. Башня отбрасывала тень на весь двор. Голуби чистили пёрышки на зубчатых стенах, а внизу в конюшне фыркала лошадь.

Бибернель, больше трёхсот лет принадлежавшая семье Игрэйн, построил ещё прапрапрапрадедушка её мамы. (Может, там было и больше «пра», Игрэйн не знала точно.) Крепость была небольшая, в ней имелась всего одна покосившаяся башня, стены не толще метра, но для Игрэйн она была лучшей на целом свете.

Бесстрашная Игрэйн - i_003.png

Во дворе Бибернеля между камнями брусчатки цвели дикие цветочки. Под крышей башни ласточки лепили весной свои гнёзда, а в крепостном рве под голубыми кувшинками жили водяные змейки, которых Игрэйн кормила с руки. Ворота крепости охраняли два сидящих на выступе стены каменных льва. Когда Игрэйн счищала мох с их гривы, они мурлыкали как кошки, но, если к крепости приближался чужой, скалили свои каменные зубы и рычали так грозно, что даже волки прятались в ближнем лесу.

Львы были не единственными стражами Бибернеля. Со стен глядели каменные физиономии, строя страшные гримасы всякому чужаку. Если пощекотать их носы ласточкиным пером, они смеялись так громко, что с зубчиков крепости сыпался голубиный помёт, но их широкие пасти могли заглатывать и пушечные ядра, а горящие стрелы они перекусывали так, будто не знали ничего вкуснее.

Но к счастью, в их каменные пасти уже давно не попадали ни стрелы, ни пушечные ядра. На Бибернель уже много лет никто не нападал. Раньше, ещё до рождения Игрэйн, времена были менее спокойные, потому что у её семьи хранились колдовские и чародейские книги, которыми мечтали завладеть многие могущественные люди. Рыцари-разбойники, герцоги, бароны и даже два короля нападали на Бибернель, чтобы отнять книги. Но все уходили ни с чем, а потом наступили более мирные времена.

– Чуешь запахи? – Игрэйн усадила Сизифа рядом с собой на подоконник и вдохнула прохладный утренний воздух.

До неё доносился тонкий запах древесной золы, мёда и вербены. Из верхнего окошка башни в утреннее небо поднималось розовое мерцание. За тем окном находился кабинет родителей Игрэйн. Благородный сэр Ламорак и прекрасная Мелисанда были самыми могущественными чародеями на всём пространстве между Шепотливым лесом и Гигантскими холмами.

– Зачем они колдуют в такую рань? – обеспокоенно шепнула Игрэйн на ухо Сизифу. – Пожалуй, ещё и не завтракали. Может, боятся, что не успеют приготовить мне подарок?

Она быстро согнала моль со своих шерстяных штанов, влезла в них и через голову натянула на себя прадедушкину кольчугу. Хотя та и доставала ей до колен и, признаться, была не очень удобной, Игрэйн надевала эту кольчугу каждый день с тех пор, как нашла её в оружейном зале. Альберт, старший брат Игрэйн, хотел, как их родители, стать чародеем, но Игрэйн находила всё это колдовство ужасно скучным. От заучивания заклинаний, состава ингредиентов для магических порошков и растворов у неё начинала болеть голова. Нет уж. Лучше быть как прадедушка, Пелей фон Бибернель. Если верить семейным преданиям, он был рыцарем, сражался на турнирах и с утра до вечера переживал разные приключения. Альберт смеялся над её желанием, но так уж устроены старшие братья. Время от времени Игрэйн мстила, подсовывая в его чародейскую мантию мокриц.

– Смейся-смейся! – говорила Игрэйн, когда он разыгрывал её. – Мы ещё посмотрим. Спорим на десять твоих дрессированных мышей, что однажды я выиграю королевский турнир.

Альберт любил своих мышей, но пари Игрэйн всё-таки принял. А сэр Ламорак и прекрасная Мелисанда обеспокоенно переглядывались всякий раз, когда дочь являлась к завтраку в кольчуге. Нет, семья не считалась с её планами на будущее.

– Идём, Сизиф. – Игрэйн застегнула ремень и взяла под мышку зевающего кота. – Пошпионим немного.

Она в несколько прыжков сбежала по лестнице в рыцарский зал, миновала галерею портретов своих предков (вид у всех был безрадостный) и толкнула двустворчатую дверь, ведущую во двор. Стоял чудесный тёплый день. Аромат цветов запутывался между крепостных стен, смешиваясь здесь с запахом мышиного помёта.

– Ах, Сизиф, Сизиф! – корила Игрэйн кота. – Если ты и дальше будешь смиряться с мышами Альберта, их разведётся столько, что некуда будет ступить! Не мог бы ты их хотя бы припугнуть?

– Слишком опасно, – проворчал кот и сонливо прикрыл глаза. Он умел говорить с тех пор, как Игрэйн посыпала его красным волшебным порошком Альберта. Но желание поговорить у кота возникало крайне редко.

– Ты трус, – сказала Игрэйн. – Альберт никогда не превратит тебя в собаку, хотя и грозится это сделать. Он просто не умеет. Да если бы и умел, родители никогда ему не позволят.

Сизиф только зевнул в ответ и притворился спящим на руках у Игрэйн, которая несла его к башне. Единственная башня Бибернеля, окружённая глубоким рвом, находилась прямо посреди двора крепости, вдали от дома и стен. В этой башне предки Игрэйн пережили не одну осаду, потому что здесь можно было укрыться, даже когда вся остальная крепость была захвачена. Через ров к башне вёл узкий деревянный мост, который поднимали во время войн. Раньше под мостом жил дракон (в семейной хронике его называли «пожирателем рыцарей», хотя он был не очень большим). Игрэйн бы очень хотелось, чтобы он по-прежнему там жил, ведь теперь под мостом кишмя кишели пауки, из-за чего у неё каждый раз тряслись поджилки, когда она навещала родителей в башне. А иногда Альберт, чтобы досадить Игрэйн, немного приподнимал мост, чтобы ей пришлось прыгать. Как и сегодня. Проклиная брата, она прыгнула, держа Сизифа под мышкой.

Бесстрашная Игрэйн - i_004.png

– А теперь тихо! – шёпотом скомандовала Игрэйн, крадучись по мосту с трясущимися из-за пауков коленками. – Не мяукать, не фыркать, не мурчать, ни звука. Ты знаешь, у Альберта слух как у летучей мыши.

Кот лишь презрительно глянул на неё, когда она поставила его на землю у двери башни. Ещё бы! Он мог красться куда тише, гораздо тише, но Игрэйн очень старалась. На цыпочках она поднималась по бесконечным ступенькам, ведущим прямо к чародейской комнате, а кот в это время не торопясь абсолютно бесшумно следовал за ней. По дороге они спугнули нескольких летучих мышей. Ручные мыши Альберта сидели почти на каждой ступеньке, но Сизиф делал вид, будто не видит их.

На тяжёлой дубовой двери, за которой находился кабинет родителей Игрэйн, были нарисованы магические знаки, а ручкой служила латунная змея, любившая кусать непрошеных гостей за руку.

1
{"b":"644149","o":1}