ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, срочно позвонили, – продолжала врать Вика.

По телевизору уже выступал Президент, который произносил свою поздравительную речь с бокалом шампанского. Вика, схватив шампанское начала ковырять по пробке ножом.

– Позвольте мне, – сказал Илья Анатольевич и ловкими движениями рук раскупорил шампанское с громким выстрелом пробки в потолок.

Разлив шампанское по бокалам, Илья Анатольевич произнес тост:

– «В древние времена в океане потерпел крушение старинный фрегат. Только один человек мог спастись – он ухватился за плавающую длинную дощечку и остался на поверхности воды. Через полчаса неизвестно откуда вынырнул второй потерпевший и ухватился за другой конец дощечки.

Первый начал плакать. Второй спросил:

– Ты почему плачешь?

Первый сказал:

– Вах! Такой гость, и угостить нечем!

Так выпьем же, милая моя Викулечка, за тебя, радушную хозяйку, которая всегда найдет, чем угостить даже незваных гостей!».

Виктория рассмеялась:

– А вы Илья Анатольевич, хорошо подготовились!

– Если быть честным, я хочу сегодня остаться с тобой до утра, – сказал Илья Анатольевич, пристально глядя на Вику.

– Но… – хотела возразить Вика.

– Я знаю ваши расценки, Виктория, не сомневайся, заплачу по-полной.

– Но сегодня я не работаю, – ответила Вика и отвернулась, не выдержав его пристального взгляда.

– Я не буду требовать от тебя того, чем обычно вы занимаетесь с клиентом, я хочу, чтоб в эту ночь ты стала мне жилеткой, в которую я бы смог излить душу, – сказал Илья Анатольевич и тяжело вздохнул. – У тебя можно курить?

– Да, сейчас, – ответила Виктория и принесла из кухни стеклянную пепельницу.

– Вам нужен, так я полагаю, собеседник, который сможет вас выслушать, не перебивая? – спросила Вика, не до конца поняв мотивов Воронцова. – Неужели вам – одному из самых влиятельных людей в городе, не с кем поговорить, что вы пришли излить душу ко мне, к обычной… – раскашлялась Вика, не договаривая то, о чем хорошо было известно им обоим.

– Да, Виктория, именно к вам, для меня не играет никакой роли, какую профессию вы себе выбрали, это ваше личное дело. Вы мне очень симпатичны и эта симпатия возникла, поверьте мне, не сегодня и не вчера, – ответил Воронцов.

Виктория громко расхохоталась и сквозь приступы смеха спросила:

– Вы случайно не влюблены?

– Все возможно, – ответил серьезным тоном Илья Анатольевич, не обращая внимания на все еще смеющуюся Викторию.

– В таком случае, я согласна вас выслушать, но у меня есть одно условие, – сказала Вика, едва успокоившись. – Я с вас не возьму денег, и даже не пытайтесь мне их предлагать.

– По рукам, – ответил Илья Анатольевич, довольно улыбаясь.

Личная жизнь Ильи Анатольевича была очень насыщенная.

За разговором они не заметили, как прошло три часа. Воронцов, немного охмелевший от выпитого с Викой шампанского и вишнёвой наливки, начал надевать пальто. Вика неожиданно для Ильи Анатольевича буквально набросилась на него, страстно впившись своими накрашенными в алый цвет губами в его губы. Все попытки Воронцова оторвать от себя эту страстную, молодую тигрицу, не увенчались успехом, так как в глубине души он и сам был не против завершения свидания именно таким образом.

– Меня жена убьет, – спохватился Илья Анатольевич под утро, все еще находясь в постели с Викой

– Кстати, вы ни словом не обмолвились о жене, почему в такой праздник вы ее оставили одну?

– Как раз из-за нее я и оказался здесь.

– За что ей  такая кара?

– За ее излишнее стремление контролировать каждое мое движение.

– Вот не думала, что вы можете кого-то бояться, тем более жены.

– У нее очень не простой характер, да и бросить не могу, как-никак вместе уже 30 лет. К тому же неудобно перед взрослыми детьми.

– До свидания, – сказала Вика, чувствуя себя защищенной, когда он своей крепкой рукой пожал ей на прощание руку.

– Надеюсь на скорую встречу, – ответил он и поцеловал Вику осторожно в щеку, нежно царапая ее нежную кожу щек чуть отросшей щетиной.

Так начался роман в длиною 6 лет между девицей легкого поведения и директором крупной промышленной фирмы.

Вера Ивановна была ростом выше среднего, довольно пышного телосложения, с явным признаком ожирения в легкой степени, но это ее ничуть не уродовало, напротив ее фигура типа песочных часов, приобретала дополнительную притягательность и восхищение у лиц противоположного пола. Вера Ивановна всегда седину волос закрашивала в иссине-черный цвет, и слегка подводила все тем же цветом свои когда-то густые брови и ресницы, что обрамляли слегка выпуклые глаза светло-зеленого цвета. Она носила челку, ниспадающую на брови, слегка прикрывая их.

За всю жизнь, что она была замужем за Воронцовым, Вера Ивановна нигде официально не работала. Илья Анатольевич на нее оформил магазин спортивных товаров, где она бывала крайне редко, предпочитая домашнее хозяйство бизнесу. Зато дома у нее была стерильная чистота, которой она могла бы блеснуть перед некоторыми медицинскими учреждениями. У нее каждая вещь имела свое место и не смела ни на сантиметр двигаться с места, который определяла для каждой вещи Вера Ивановна. Вышла она замуж за Илью Анатольевича, будучи студенткой театрального института 3 курса. В то время Илья Анатольевич был молодым инженером, окончивший политехнический институт.

Жили они, как и многие молодожены на съемной квартире. Через год после женитьбы родилась дочь. Все складывалось как нельзя лучше, пока однажды не произошел трагический случай в семье Воронцовых.

Был теплый осенний вечер, 5 сентября – день рождения Воронцова. Илья Анатольевич и Вера Ивановна хлопотали на кухне, украшая праздничный стол к приходу гостей.

Полуторогодовалая дочь, оставшись буквально на 10 минут без внимания взрослых, вскарабкалась на подоконник и через распахнутое окно упала с четвертого этажа.

Крохотная дочь в луже крови на черном асфальте на всю оставшуюся жизнь останется у родителей перед глазами.

После смерти дочери между молодыми пробежал холодок. Каждый из них в смерти дочери в душе винил и себя, и супруга. Так жить дальше было невыносимо. Они перестали вместе смеяться, прекратились долгие ночные разговоры перед сном, которые были уже их маленькой традицией.

Первой решилась на серьезный разговор Вера Ивановна, она предложила расстаться. Она говорила, что с этим они дальше не смогут жить, что каждый раз смотря на Илью, она будет снова и снова вспоминать эту душераздирающую трагедию, которая унесла с собой частичку ее самой в небытие.

Илья и Вера пришли в ЗАГС с заявлением о разводе, но к их счастью или наоборот им дали месяц на размышление.

Вернувшись домой у них началась новая жизнь, как и тогда, когда они впервые познакомились, полная любви и страсти. Они оба поняли, насколько сильно они любят друг друга и не готовы навсегда проститься.

Жизнь началась занова. Вскоре Вера Ивановна снова забеременела и на свет появился сын – Максим, а через 2 года дочь – Мария.

Трагедия маленькой дочери постепенно начало забываться, лишь изредка всплывая в памяти, как очень страшный сон.

Дети выросли, каждый обрел собственную семью и покинул родительский дом. И в жизни супругов начался кризис. В одночасье оказалось, что больше у них нет смысла жить, смеяться, любить и просто поговорить друг с другом им стало не о чем. Каждый из них, как бы избегал общения, это стало для них тяжелым испытанием. Жизнь остановилось, будто сын и дочь забрали с собой и смысл их жизни. Вера Ивановна и без того строгая и не очень отличавшаяся нежностью и лаской, присущей женщинам стала суровой и злой на язык. В те недолгие минуты нахождения вместе теперь сопровождались недовольным бурчанием со стороны Веры Ивановны.

И накануне того самого нового года Вера Ивановна, после того, как они вернулись из супермаркета, начала пилить Илью Анатольевича. Все началось с того, что он, по словам Веры Ивановны, слишком крупно накрошил картошку на оливье. Потом она стала докапываться до ёлки, которую весь день наряжал Илья Анатольевич, вспоминая то счастливое время, когда дети были совсем малышами и верили еще в сказки и в деда мороза. Вере Ивановне не нравилось и то, как муж весело перебирал пальцами по столу, отбивая в такт музыке, звучавшей по телевизору с голубого огонька.

3
{"b":"644167","o":1}