ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Часть 1 ==========

В Чертогах Безвременья на троне восседал Эру. С грустью прозревал он историю любимого им мира, листая ее, словно страницы книги. Падение Мелькора, что был создан так, что силой и мудростью превосходил прочих Айнур, наполняло болью.Тяжелы и безрадостны были думы Илуватара…

А в это время в где-то далеко…

— Ну, милая, успокойся!

— Бабушка, он умер! —худенькие плечи черноволосой девочки-подростка вздрагивали от рыданий.

— Тише, тише, это просто сон.

Думы Единого нарушил звук рыданий, и он увидел девочку. Прикоснувшись к ее мыслям, он с удивлением осознал причину слез.

— А что, если… — подумал Эру и впервые за долгое время улыбнулся.

***

Меня зовут Айнур.

Свое необычное имя я получила в память об отце, о котором знала довольно мало. Мама всегда очень много работала, так что растила меня бабушка, к которой я была очень привязана и старалась не доставлять хлопот, хотя это было непросто. Из-за своей любви к справедливости я порой попадала в разные истории, а уж если дело касалось близких, была готова ринуться в бой с удивительными для хрупкой девушки смелостью и решительностью. Довершал картину сложный и довольно вспыльчивый характер, заметно осложняющий мои отношения с людьми.

Мама семь лет назад перебралась в столицу, где ей предложили высокооплачиваемую работу в представительстве иностранной компании. А два года назад вышла замуж за владельца этой компании и теперь жила с ним в Америке. Я решила остаться с бабушкой, потому как не хотела уезжать от всего привычного.

Бабушка считала, что ребенок обязательно должен быть занят чем-то помимо учебы, поэтому с раннего детства я перебрала множество секций и кружков. Около двух лет занималась вокалом, потом увлеклась рисованием, на этом и остановилась. Еще я всегда любила читать, особенно книги по миру «меча и магии».

Лучшая подруга Ксюша во всем уравновешивала меня: обаятельная и жизнерадостная, всегда позитивная, видящая везде и во всем только хорошее и абсолютно неконфликтная, она, словно лучик солнца, дарила тепло всем вокруг. Иногда я даже немного завидовала ее яркой внешности. Золотисто-русые волосы Ксюши мягко обрамляли лицо, чаще всего свободно спадая до лопаток, в хвост она их собирала очень редко, а косы, в отличие от меня, не любила совсем. Большие, широко посаженные глаза цвета весенней зелени и россыпь веснушек на вздернутом носике добавляли ей еще больше очарования. У меня же преобладали азиатские черты, должно быть в отца. От мамы я унаследовала разве что невысокий рост и яркие голубые глаза, правда, у меня они немного раскосые. Пожалуй, единственной моей гордостью были волосы — стоило распустить косу, и густые, черные волосы укрывали меня, словно плащ, спускаясь до бедер.

Ксюшу невозможно не любить, и мы близки, как сестры: стоит одной увлечься чем-нибудь, вторая тут же подхватывает.

Именно подруга впервые познакомила меня с миром Толкина, подарив на пятнадцатилетие книгу «Хоббит». Ксюша и сама тогда была увлечена волшебными произведениями Профессора, ну, а я просто «заболела». Приобрела остальные книги и запоем прочла их все. А потом еще и еще.

Вместе с подругой мы увлеклись косплеем и авторской песней. В наших плейлистах прочно прописались Джем, Тэм и другие, а я особенно любила «Финрод-зонг» и Скади «Лэ о Лэйтиан».Часто мы представляли себя прекрасными эльфийками и даже придумали имена. Подруга назвалась Лаурэль*, меня, после долгих совместных раздумий, назвали Эруанна.**

В отличие от Ксюши, находившей «Сильмариллион» скучным, мне нравилась эта книга. Моим любимым персонажем стал Финрод Фелагунд, пожертвовавший жизнью, исполняя клятву. Было до слез жаль этого благородного нолдо. Читая, я словно видела своими глазами все описанные события. Именно после этой книги мне и начали сниться странные сны…

Последний поход владыки Нарготронда… песни силы и поражение эльфа… гибель отряда… Фелагунд из последних сил разрывает оковы и сцепляется с волколаком… мертвый зверь… смертельно раненый владыка прощается с Береном и умирает в подземелье Тол-ин-Гхаурота.

Сон повторялся, и я все чаще просыпалась в слезах.

Бабушка прибегала в мою комнату и обнимала меня, шепча:

— Это сон, милая, просто сон.

— Он умер! — всхлипывала я, не в силах вырваться из плена кошмара.

—Кто умер, Солнышко? —ласково спрашивала бабушка, и я замолкала, не зная, как объяснить ей.

Уговорив бабушку научить меня шить, я увлеклась и записалась в кружок кройки и шитья, сама сшила пару «эльфийских» платьев и даже наряд на школьный выпускной для Ксюши. Увлечение эльфами сказалось и на моих рисунках, появились эскизы характерных украшений и одежды.

***

Новый странный сон приснился мне прямо на выпускном. Как только мы появились, вокруг Ксюши столпились поклонники. Ко мне одноклассники относились неплохо, но несколько опасались из-за вспыльчивости, а поэтому предпочитали держаться на расстоянии. Парни же, в большинстве своем, еще и робели, опасаясь моего бойкого, хорошо подвешенного языка. Стоило только найти тихий уголок и устроиться на мягком стуле, как вдруг перед глазами все поплыло.

Я парила в пространстве, наполненном одновременно тьмой и светом, казалось, будто вокруг бескрайний космос и мириады звезд. Неожиданно очертания звезд сложились в подобие тронного зала со множеством колонн, а рядом со мной появился… Дед Мороз! Первая мысль была именно про него. Я увидела седовласого дедушку с курчавой белоснежной бородой. У него были добрые и немного грустные синие глаза. Только, в отличие от реального Деда Мороза, одежды его сияли белизной. В руке он держал посох со странным камнем сверху, который сверкал и переливался так, что казалось, будто какие-то силы втиснули в него целую галактику. Я долго не могла отвести от него взгляд, но, решив, что невежливо просто молча пялиться, выдала:

— Здравствуй, дедушка Мороз…

Удивившись, он уставился на меня, как на умалишенную, и переспросил:

— Дедушка Мороз? Кто это?

— Добрый волшебник из детских сказок, который появляется раз в году и дарит подарки… — растерялась я.

Он отрицательно покачал головой.

— Еще есть варианты?

Вспомнив «Властелин Колец», я предположила:

— Гэндальф Белый?

— Ближе, но все же не угадала! — расхохотался мой собеседник. — Можешь называть меня Эру или Илуватар.

— Эру? Тот самый? Вы же шутите, да?

— Нет, Айнур, я не шучу! И, хотя я и не Дед Мороз, подарок для тебя у меня найдется… Только запомни: песня — язык вселенной!

Старик мягко улыбнулся и исчез, пространство вокруг поплыло разноцветными кругами, и я услышала голос подруги.

— Нет, вы только посмотрите! Проспать собственный выпускной! — на меня укоризненно смотрела Ксения.

— Проспала? — переспросила я.

— Ну, да! Я потеряла тебя, даже решила, что ты домой сбежала, а потом нашла спящей тут, в углу!

Вот так… проспала выпускной.

***

После школы мы стали видеться реже. Я пошла учиться на графического дизайнера, а Ксения, с ее любовью и сочувствием ко всем на свете и стремлением помогать, предсказуемо поступила на медицинский. Тем не менее, периодически встречаясь, мы пили чай и делились секретами. Ксюша посмеивалась надо мной, призывая выбросить из головы всю ерунду про эльфов, так как сама она уже переросла свое увлечение миром Толкина.

— Лучше бы встречаться с кем-нибудь начала. Неужели среди сокурсников никто не нравится?

— Никто, — ответила я. — К тому же у нас в основном девочки учатся.

— Эх ты, никак не повзрослеешь, — рассмеялась Ксения. — А как же романтика и все такое?

— Не до того мне, да и ты бы лучше об учебе думала столько, сколько о парнях! — Я рассмеялась в ответ.

Ночью, после одного из таких разговоров, мне приснился очередной странный сон.

Я стояла у большого круглого озера с кристально чистой водой, берега которого поросли буйной зеленью. Высоко вздымались кроны могучих деревьев, в пушистом травяном ковре пестрели цветы.

1
{"b":"644174","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца