ЛитМир - Электронная Библиотека

Валерий Самойлов

Однажды в Африке

© Валерий Самойлов

От автора

Африка… Она где-то там, на глобусе, внизу, рядом с «Золотой Точкой Планеты» – где пересекается Экватор и Гринвичский меридиан. После всего, что прочитаешь про нее сегодня в средствах массовой информации – ну ее, эту Африку. Одни неприятности от ее посещения, да болезни. Ну, не любят там белых людей, не любят – не их эта земля. И есть за что не любить, начиная с эпопеи колонизации и рабовладения. Не хочу и думать о ней, об этой Африке, о целом континенте, между прочим. Тут внук как-то спросил: "Де-а, ты вправду в Африке был?" "Было дело", – отвечаю. "И как там? – не унимался внук. "Там-то? Обычно, как в Африке, жарко…". Про носорогов и бегемотов внук потом уже спросил, но навеял воспоминания. Естественно, назревает вопрос: как автор в нее попал в эту несравненную Африку? Ответ проще простого: на корабле…

Книга начинается как интервью для телевизионных новостей и в этом есть своя изюминка. Можно просто написать книгу, но это уже было и не раз. А что, если вот так: к дому, где живет автор, подъезжают телевизионщики и берут обычное интервью, которое неожиданно для всех перерастает в роман воспоминаний. Самому становится интересно, ведь это было давным давно и в молодые годы. Все уже забыто? Да, нет же. Слово за словом, плюс немного, как сейчас говорят, фэнтези, и роман готов.

Время действия – семидесятые – восьмидесятые годы так называемого советского "застойного периода". Образы, созданные в данном произведении, близки к реальным персонажам военных моряков большого ракетного корабля и других кораблей флота, морских пехотинцев, военспецов, всех интернационалистов, кто волею судьбы оказался там, однажды в Африке…

Телевизионщики – 2019

– Какой красивый дом! – непроизвольно воскликнул корреспондент одного из телевизионных каналов, подъехав к указанному редакцией адресу в Калининграде на улицу, некогда называвшуюся "Герцог Альбрехт Аллее" – в честь одного из основателей Кенигсберга. Здесь были сплошь особняки – в основном старые, доставшиеся нынешним владельцам еще от немцев.

Вместе с корреспондентом подъехал и кинооператор – они работали в паре и не любили "тусовку", когда куча народу и кто-то обязательно что-то "накосячит". Телевизионщики были молоды, и им нравилась киношная специальность – они с удовольствием примчались на съемки очередного новостного сюжета. В данном случае они приехали к местному писателю, который был в курсе кинопроизводства и сам снял несколько фильмов в документальном ракурсе. Фильмы были про подводников, а здесь неожиданно появилась тема надводников – то есть про надводные боевые корабли, некогда наводившие ужас на всю Африку. Сюжет так и назывался: "Однажды в Африке".

Позвонили в звонок на воротах, и к ним вышел уже не молодой мужчина. Внешне он выглядел за пятьдесят, но высокого роста и главное, коммуникабельный, поэтому интервью началось сходу и прямо на ступеньках дома. Кинооператор вел непрерывную съемку, чтобы потом отсортировать то, что необходимо для новостного сюжета.

Корреспондент. Неплохой дом. Так живут все ветераны военного флота?

Писатель. Если бы! Я ушел на пенсию в 38 лет. За десять лет гражданской жизни, я его заработал.

Они поднялись на высокое крыльцо, и зашли в прихожую.

Корреспондент. Учитывая тот факт, что старшие офицеры уходят на пенсию в пятьдесят лет, получается – вы не дослужили Родине двенадцать. Почему вы ушли?

Писатель. В девяностые годы прошлого века офицерам мало платили, каких-то двести-триста долларов. Так же и с пенсиями. Моё решение уволиться было авантюрным, ведь я не знал, как устроюсь на гражданке. Но как у нас говорят: "Кто не рискует, тот не употребляет… шампанское, конечно".

Они взобрались по деревянной лестнице на второй этаж и оказались в кабинете писателя, похожим на каюту. Писатель стал демонстрировать разнообразные по предназначению, уникальные предметы. Начали с подводных лодок: в руках корреспондента полотенце, оно разрисовано и выясняется, что это подводный календарь, а зачеркнутые даты – это дни, проведенные в автономном плавании. Вот майка подводника, побывавшего на Северном полюсе с рисунком белого медведя, обнимающего подводника, и соответствующими надписями. А вот раритеты – обыкновенный и миниатюрный кортики. Корреспондент, с удивлением достает клинок из чехла мини-кортика.

Писатель. Таких кортиков не более десяти. Один, мы подарили известному адмиралу Игорю Касатонову. Один у бывшего командира подводного крейсера К-424 Виктора Поникаровского. Один у меня. Их изредка делали на нашей подводной лодке. Штучная работа.

Корреспондент (взяв в руки книгу «Подводные пленники»). А вот и известная у мореманов книга "Подводные пленники". Красивая обложка.

Писатель. Это наш атомный подводный крейсер с шестнадцатью баллистическими ракетами возвращается домой из похода. В каждой ракете семь боеголовок. В залпе сто двенадцать целей.

Корреспондент. Это вас называли "убийцами городов"?

Писатель. Термин придумали американцы. Но, если отвечать по сути вашего вопроса – да, это так. Как и у американцев, у нас три офицера перед стартом баллистических ракет вводили свои коды. Один из этих трех офицеров перед вами.

Корреспондент. И… вы стреляли?

Писатель. Слава Богу, только по полигонам.

Корреспондент. И об этом вы написали книгу?

Писатель. Не только об этом. А книга о том, каков был уровень конфронтации на море в семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века. Северный полюс – вот место на Земле где из-за столкновения интересов сверхдержав может произойти все что угодно…

Корреспондент. С подводным флотом понятно, но в этой книге есть повесть "День первый – Хроника одного дня лейтенанта Борисова". Это про боевой надводный флот?

Писатель. Именно так. Но на данный момент, учитывая, что книге "Подводные пленники" более пятнадцати лет, возникла идея из этой повести сделать роман с общим названием, как в вашем сюжете: "Однажды в Африке".

Корреспондент. Замечательная мысль. То есть мы стоим у начала нового повествования, более обширного, чем уже опубликовано?

Писатель. Так и есть. А этот панцирь черепахи на стене – подтверждение, что все основано на реальных событиях.

Кинооператор тут же перевел кадр на стену каюты, или можно сказать кают-компании писателя, где красовался огромный в метр диаметром панцирь черепахи с надписью: "Ангола – Луанда".

Корреспондент. Класс! Но у меня по ходу возникла своя новаторская идея обсудить и некий необычный аспект жизни военных, да, впрочем, и гражданских моряков. Насколько я знаю, подводные атомоходы ходят в автономки где-то на два-три месяца? А надводники, в том числе и гражданские, бывает, что и девять, а то и все двенадцать месяцев. Вопрос: как вы, с учетом жизненного опыта, оцените решение молодой привлекательной девушки выйти замуж за моряка?

Писатель. Выйти замуж за моряка… То есть осознанно избрать жизненный путь, связанный с долгими ожиданиями супруга из морей и океанов. Не каждая женщина на это способна. Даже с точки зрения физиологии это неестественное состояние живого организма.

Он, организм, желает быть как у всех вокруг, не связанных с морем. Какой же выход из сложившегося положения? Что делать?

Корреспондент. Вопрос конечно интересный…

Писатель. Весьма интересный. Этот вопрос можно адресовать и самим мореманам. Но что они ответят? Ведь некоторые мужики умудряются пробултыхаться всю свою сознательную жизнь, адаптироваться в железе и даже, что трудно представить сухопутчикам, жаждут скорейшего выхода в море, подальше от берега с его вечными житейскими проблемами. И таких много.

1
{"b":"644251","o":1}