ЛитМир - Электронная Библиотека

– Равиль, давай поговорим об этом позже. А сейчас вот что, послушай! Мне кажется, что наш подсчет с выходом на число 108 имеет два аспекта.

– Какие?

– Во-первых, весь комплекс ступы Сваямбанат символизирует то, что имеет непосредственное отношение к чему-то грандиозному, связывающему воедино Вселенную, Землю и Человека. Что? Я думаю, этот комплекс символизирует… Город Богов.

– …?!

– Во-вторых, в Городе Богов мы должны увидеть 108 пирамид и монументов древности. Они должны быть расположены вокруг священной горы Кайлас. И эти пирамиды и монументы должны иметь такое же разнообразие, которое мы видим здесь среди малых ступ, – выпалил я.

– А под ними, – романтичный Равиль заходил ходуном, – под этими пирамидами и монументами находится огромный город, где живут многоликие люди Шамбалы. Неужели мы там скоро будем? Неужели мы соприкоснемся с Великой Шамбалой?

А если нет? – душевно-чистый Равиль взъерошился.

– Погибнем или ничего не увидим.

– Мы будем чистыми! – глаза Равиля засверкали.

– Будем.

После этого мы стали анализировать малые ступы, стараясь найти среди них одинаковые варианты. Но ни одной однотипной ступы мы не встретили. Все отличались друг от друга. Все это разнообразие казалось плодом буйной фантазии, тем не менее, чувствовалось, что все это было создано по какому-то неведомому для нас плану.

– Равиль, по какому плану созданы эти ступы? Как думаешь?

– Я боюсь говорить.

– Не бойся.

– Шамбалы!

– Я тоже так думаю.

– Для чего они созданы?

– Я не знаю.

– Я тоже. Пока…

Золотые пластины Харати - i_039.jpg
Ни одной однотипной ступы
мы не встретили. По какому
плану они были созданы?

Бродя между ступ, мы попытались проанализировать их взаиморасположение, чтобы провести аналогию с предстоящим путешествием в Город Богов. Но вскоре мы поняли бессмысленность затеи, поскольку многие переносные чугунные ступы, как сказали работники комплекса Сваямбанат, иногда переносятся с места на место, чтобы облегчить движение туристов.

Золотые пластины Харати - i_040.jpg
Некоторые малые ступы имеют на вершине набалдашник, другие – нет

Любопытно было то, что некоторые малые ступы с изображениями глаз имели на вершине набалдашник, другие – нет.

– К чему бы это? – спросил меня Равиль.

– Не знаю…, вполне возможно, что… не знаю, короче!

А сейчас, в связи с информацией Друнвало Мелхиседека о древнем корабле, можно предположить, что под некоторыми малыми пирамидами Города Богов могут храниться дополнительные древние корабли, а под некоторыминет. Далее мы проанализировали дополнительную, как бы изолированную часть комплекса, расположенную на склоне холма. Эта дополнительная часть комплекса состояла из главной белой малой ступы (без набалдашника) с изображениями глаз и еще нескольких небольших ступ.

– Интересно, почему эта часть комплекса ступ изолирована? – думал я. – Не существует ли дополнительной изолированной части Города Богов?

Здесь примечательным было и то, что посреди бассейна с водой стоял на постаменте позолоченный монумент человека необычной внешности, над головой которого высилось что-то наподобие конуса.

Золотые пластины Харати - i_041.jpg
Основная ступа
дополнительной
изолированной
части комплекса
Сваямбанат

– Кто он? – спрашивал я самого себя, не находя ответа.

Золотые пластины Харати - i_042.jpg
Кого символизирует этот
монумент необычного человека?

Забегая вперед, я, дорогой читатель, все же скажу, что по результатам нашей экспедиции и в самом деле существует дополнительная изолированная часть Города Богов, в которой тоже есть монументы древности и где жили последние из атлантов (до 7 – века нашей эры), умевшие пользоваться тантрической силой Кайласа и Города Богов. Но об этом Вы прочитаете дальше в этой же книге.

Уже устав от впечатлений, я напоследок решил еще раз обойти комплекс ступы Сваямбанат, чтобы не упустить чего-нибудь. Со мной пошел Селиверстов. Остальные остались ждать.

– Что это за абракадабра? – я показал на монумент, изображавший что-то наподобие ракообразного существа и сделанный то ли из бронзы, то ли из латуни.

– Не знаю, – ответил Селиверстов. – Моллюск может быть какой-нибудь или рак?

– Сомнительно, вообще-то, чтобы в этом религиозном комплексе был воздвигнут монумент моллюску или раку.

– Да уж. Да и… клешней у рака не бывает со стороны головы и хвоста.

– Тогда что это?

– Давай спросим у служителей храма.

– Давай.

Машина древних

В течение полутора часов мы опросили нескольких религиозных служителей, которых было легко узнать по экзотической одежде. Среди них был даже самый главный служитель храма, в кабинет которого мы с трудом проникли. Но никто из них ничего не знал.

Золотые пластины Харати - i_043.jpg
Что это?

– Не знаю, – отвечали они.

– Ну, как же так?

– А вот так.

Тогда я поделился своим негодованием с одним из служителей невысокого ранга, высказав, что работники храма, вообще-то, должны знать все о своем храме. У этого человека были умные глаза.

Он хитро улыбнулся и пояснил, что все знания об этом храме изложены в тибетских текстах, которые хранятся в специальном помещении и недоступны для европейцев. Эти тексты написаны на санскрите, который, к сожалению, главные служители храма не знают или знают только буквы, но слов не понимают.

– А почему они не учат санскрит? – спросил Селиверстов.

– Они учат в религиозной школе, но не запоминают.

– Как же так? – удивился я.

– Они сразу забывают.

– Почему?

– Эти древние знания, изложенные на санскрите, никому не нужны, никто не спрашивает, поэтому они и забывают санскрит. А для обиходного общения достаточно того, что переведено на непальский или английский языки.

– Неужели никто не спрашивал о предназначении монумента, похожего на ракообразное существо?

– Никто.

– Странно.

– Я вот что могу Вам порекомендовать, – сказал служитель невысокого ранга. – Вокруг главной ступы ходит молодой человек в оранжевой одежде с чашей в руке, собирая благотворительную помощь. Он очень много знает. У него есть образование и он очень способный. Он несколько лет работал в хранилище древних тибетских текстов. Работы там было мало, поэтому он больше занимался изучением санскрита по учебнику и прочитал очень много тибетских текстов. Его уволили за то, что он начал читать те тексты, которые никто не должен был читать. А сейчас он просто ходит, собирая деньги.

– Где он? – глаза мои загорелись.

– Где-то ходит здесь.

– Помогите нам найти его.

– Пойдемте, пойдемте.

Когда мы его нашли, я представился, стараясь придать своему голосу максимум доверительных мягких интонаций. Парня звали Кирам.

Золотые пластины Харати - i_044.jpg
Кирам: – С помощью этой машины строили горы

Доверительные отношения между нами все же возникли. Чувствовалось, что Кираму была приятна востребованность его знаний. Он был и в самом деле умен.

Мы подошли к той самой ракообразной «абракадабре», и я его спросил:

– Кирам, что это? Я не знаю, но мне кажется, что этот монумент очень важен. Он установлен на таком видном месте, на таком постаменте…

– Вы правы, сэр! Это очень важный монумент.

8
{"b":"645","o":1}