ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, но что если тебя укусят?! — ужаснулась я.

— Я же уже сказал: до рассвета не вернусь — выходите без меня. Следуй за Ваней и все.

— Но ведь… — оглянувшись на темноволосого, я снизила голос до шёпота, — но ведь я даже его не знаю! Бог весть какие у него «тараканы» в голове.

— Жень, — тезка положил мне руку на плечо, — я давно знаю его, и полностью ему доверяю. Не веришь ему, верь мне.

— Пафосно говоришь, — усмехнулась я, но, тут же поняв неуместность жеста, вновь стала серьезной, — Ты уверен, что будешь в безопасности?

— Уверен, — кивнул Женя и убрал руку с моего плеча, — Лучше иди отдохни. Уже поздняя ночь. Ты многое пережила за сегодня.

Мне оставалось только кивнуть. Проводив брата до МакДаковской двери, я вернулась в комнату, где все в той же позе лежал Женин друг.

— Так, я наверно в ванную, — проговорила я.

— Я спать, — высказался Ваня.

Что ж, так даже лучше. Смогу помыться спокойно. Дверь, ведущую в душевую, было легко опознать — деревянная с табличкой, на которой изображен детский горшок. Женя ее из детского сада украл, что ли?

Не сказать, что комната под названием «ванная», соответствовала своему названию. Это была крохотная комнатка с унитазом и водопроводом. Возле стены, стояла крохотная ваннушка, скорее, очень ржавый тазик. Находилась куча старых склянок с мутным содержимым — видимо, шампуни. В данной ситуации, я была несказанно рада хоть какому-то санузлу.

После прохладного душа мысли прояснились, и до меня наконец дошла нереальность происходящего: зомби, бункер, оружие, друг, о котором в первый раз слышу… Что происходит с моей жизнью?! Что вообще происходит с жизнью?!

С этими мыслями я вошла в комнату. Ваня лежал, наклонив голову на бок. Его грудь мерно вздымалась и опускалась. Спит. Думаю, и мне пора. Я легла на кровать прям в одежде, — силы были на нуле; да и кто знает, что случится в следующий момент — не до удобств, — закрыла глаза, но сон не шел, поэтому я стала слушать окружающие звуки: журчит вода в водостоке, слегка посапывает Ваня… Я вздохнула: «да-а, Жень… Хотела приключений, — получи приключения… А что будет дальше? Когда взойдёт солнце, мы отправимся в путь. Если вернётся Женя… — я помотала головой, — когда вернётся Женя все продолжится. Боже… Что вообще сейчас будет? Даже если мы доберемся до этой базы геологов, — что дальше? Остался ли кто-то в селе живой? Спасет ли нас кто-нибудь? Нет. Не спасет. В деревне не так много людей. Ни у кого нет защитных сооружений… Стоп! А откуда у Жени бункер? Он как будто его в 12 году построил, к декабрю. Как вернется — спрошу… Если вернется…

Воображение стало рисовать картинки брата, бегущего от армии зомби. До дома остается пару метров, как под ноги попадается камень, и он падает на землю. Шаркающий бег все ближе и ближе… и ближе… Мерзотный запах уже забивает ноздри Жени. Он пытается встать, но терпит поражение, придавленный чьим-то телом. На него капает странная жижа — не то кровь, не то слизь. Смрад не дает брату дышать. Чья-то зубастая пасть уже вонзается в ногу Жени, вырывая кусок. Еще одна пасть вонзается в плечо, шею, голову. Кровь течет по лицу и телу, капая на землю и тут же впитываясь, а ночь поглощает крик боли, который никто не мог слышать… Никто…

Резко распахнув глаза, я села на кровати. Сон. Это был всего лишь сон. Всего лишь сон… Слишком реальный для сна… В мою голову закралось некое подозрение. Осмотрелась: все тот же бункер, тот же парень, те же события. Не сон. Происходящее со мной — не сон, но вот картинки с братом — определенно, мое воображение. «Вот увидишь, Женя, — попыталась успокоить я себя, — твой тезка вернется до рассвета, и все вновь станет хорошо. Мы выберемся отсюда, — непременно, живые, — и забудем про этот загнивающий поселок». Я вспомнила как впервые увидела брата: у мамы как раз появился новый молодой человек, который уже имел сына, — по странному стечению обстоятельств, — Женю. Первое время я не могла привыкнуть к нему, — вообще, новые люди вызывают у меня недоверие, — он часто запирался в комнате, предпочитая игры и сериалы живому общению, — видимо, Женя тоже не принимал меня за «свою». Но шло время, и мы стали лучше узнавать друг друга: тезка оказался довольно интересным человеком, достаточно умным и увлеченным. Временами, он был слишком серьезен — прям как сейчас. В это время в него вселялся совершенно другой человек: из типичного сельского раздолбая Женя превращался в расчетливого и смелого, но слишком мрачного парня… Удивительный человек… Мы прожили с ним недолго — меньше года. А потом родители решили уехать в город, мол, там возможностей больше; брат остался, — чем-то ему приглянулась эта глушь. Ему отошел дом и участок. Мы стали редко общаться. Я начала называть его «тезкой», — губы растянулись в улыбке, — Как же его это бесило… В голове всплыли картинки наших с Женей шуток и подколов, — улыбка на лице стала еще шире, но вскоре погасла. Теперь я редко к нему приезжала, — раз в год, а то и реже. А, наверное, зря… Мне кажется, что теперь я совершенно не знаю своего брата…

— Ого! Вот это у вас история жизни!

— Что? — я молниеносно повернулась на источник звука — а именно, тезкиного друга.

— Ну, ваша с Женьком жизнь. Он мне не рассказывал даже…

— Что?.. Но откуда ты… — Бог ты мой! Я, что, снова мыслю вслух?! Ваня, кажется догадался о моих мыслях и растянулся в улыбке.

— Чтоб Жене ни слова! Понял меня?! — выпалила и почувствовала как уши начало жечь — черт, краснею!

— Да понял я, понял. Могила! — пообещал темноволосый.

Вот ж скотина, еще и ржет! Да и вообще, когда он проснулся? Я метнула на него свирепый взгляд, отчего тот рассмеялся еще больше:

— Ты такая милая когда злишься.

— Заткнись, — буркнула я.

Помолчали. Ваня первый открыл рот:

— Женек мне мало о тебе рассказывал, а раз уж мы теперь вместе боремся за жизнь, стоило бы узнать друг друга поближе.

— Ну, а что, собственно рассказывать, — выдержав паузу, начала, — Я…

В этот момент открылась железная дверь и вошел грязный, уставший, но совершенно живой брат. Живой! Тут же соскочив с кровати, я бросилась к нему:

— Ну как?

Тезка покачал головой, дав понять, что он слишком устал для расспросов. Да и не мудрено, его сколько не было: три часа? Больше?

— Ранен? Помочь раздеться? — взволнованно спросила я.

— Нет, все в порядке.

Я кивнула. В голове всплыли слова брата: «Когда их видишь, ужасно хочется есть». Точно! Нашла рюкзак и вывалила содержимое на кровать. Там было три банки тушенки, и две литровые бутылки воды. Кажется, где-то на полу валялась открывашка… Нашла! Прополоскала, открыла все три банки и раздала парням, которые к тому времени уже успели расположиться на диване. На удивление, Женин друг мог ходить сам. Медленно, держась за ногу, волоча её по полу, — но хоть как-то.

— Простите, столовых приборов не нашла, — оправдалась я.

— Ничего. Бог дал нам руки, — ответил Ваня.

Какое время мы сидели в тишине. Темноволосый стрелял глазами то на меня, то на Женю. Я делала почти то же самое. Наконец, когда тишина уже давила на уши, Ваня нарушил молчание:

— Ну как там?

— А зомби здесь тихие, — с усмешкой произнёс брат. Видимо, после еды ему стало лучше, — Их не так уж и много. Пока… Но, как я уже говорил, — нам нужно выбираться отсюда.

— Да, только как это сделать — повсюду эти твари, — возразила я.

— Есть одна идея. Но это утром. Я слишком устал, — Женя подошёл к бутылке с водой, и немного отпил, — Ложитесь давайте.

3
{"b":"645000","o":1}