ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Мы очень много гуляли вместе. Соня оказалась большой поклонницей театра. Ориентировалась в репертуарах, знала местных артистов! Я ощутил себя рядом с ней эдаким пещерным невеждой. Пристыдила как-то за то, что я не сдал верхнюю одежду в гардероб... Чем откровенно шокировала меня. Ведь в шестнадцать человек обычно ходит на концерты, в клубы, посещает развлекательные центры, кинотеатры. Пьет пиво. В общем живет привычной и обычной подростковой жизнью. Но не театр посещает.  Соня открыла мне этот, такой необыкновенный и удивительный вид искусства. Потому что посещение театра в далеком детстве отложило в памяти негативное впечатление. Неухоженный интерьер, обшарпанные твердые кресла, убогое оформление сцены, непонимание текста диалогов. Нет, не потому, что я был мал и глуп! Все прозаичнее! До сцены было так далеко, а звукотехника воспроизводила только музыку. Надо было читать по губам, дабы услышать диалоги...

И надобно было встретить Соню, чтобы уйти в прострацию от технического прогресса в театральном искусстве!  И вот, спустя столько лет, я очутился в театре музкомедии, Меня поразил внутренний интерьер. Чисто, уютно, современно. Мягкое освещение аккуратно обнажало очертания деталей. Я даже забыл сдать одежду. Практически ушел от реальности. Не узнал я тот самый театр, который в детстве выглядел так угрюмо и скучно. Соня поводырем вела меня по коридорам, что-то мне говорила, я кивал и внутри было странное ощущение тумана.

Погас свет. Начался спектакль. Я не знал, что это за пьеса. Но с первых минут я невольно увлекся ее сюжетом. Мы сидели далеко от сцены. Но я видел и слышал абсолютно все. Хитро спрятанные прожекторы освещали сцену так, что от зрителя не ускользал даже самый незначительный момент. А звуковое сопровождение больше напоминало аудиодорожку голливудского фильма. С окружающим звуком. Как в кинотеатре. Я слышал все. Шепот героев пьесы, шаги, шелест листов бумаги, шум ветра... Неоднократно я оборачивался на звуки шагов, ветра. Позже я узнал, что на каждом источнике звука закреплен микрофон, а звукорежиссер формирует всю звуковую окружающую панораму.

После спектакля Соня спросила меня о впечатлениях.

- Коля, как тебе спектакль?

- Соня, это... Как..

- У тебя такой вид, вроде упал с партера вниз!

- Да.. Наверное... Это было супер!

- Что именно "супер"? Падение с партера?

- Нет, эта пьеса. Этот звук... Как в кино. Этот свет!!! Это не тот театр, который я в середине 90-х посетил.

- А каким он был тогда?

- Соня... Он был серым. Беззвучным. Запах тут был как в старом архиве.

- Наверное, это так загадочно и романтично. Гнет эпохи...

- Аха-ха нет! Это было ужасно, Соня!

 Соня подошла к одной девушке-блондинке. На ней был надет строгий пиджак. Или эта деталь гардероба называлась по-другому. Вручила блондинке свой смартфон. Девушка улыбнулась и попросила нас подойти к колонне и улыбнуться. Вспыхнула вспышка и незнакомка в пиджаке вернула Соне телефон.  Спустя несколько минут мы вышли на улицу.

Мы медленно пошли в сторону ее дома. Я в очередной раз не захотел садиться за руль. Хотя наша машина стояла прямо у театра. Воздух был прогрет остатками дневного тепла, которые ночь еще лишь начинала охлаждать. Дойдя до двери ее квартиры, мы обнялись на прощание. Вспышка вновь взорвала мои глаза, привыкшие к сумраку. Соня засмеялась и подарив мне поцелуй, сохранила фотографию. Затем скрылась за дверью. Я под впечатлением от нее и театра поковылял через полгорода к своей машине.

 Не все так безоблачно оказалось. Соня училась в необычной школе. В уставе которой был пунктик о запрете любых отношений при разнице в возрасте более одного года. Нарушивших устав ждет выговор и в случае неповиновения их отчисляют.

  В школе телефон отобрал на время урока учитель. И просмотрел его содержимое. Он увидел фото. Как ученица выпускного класса стоит в обнимку со студентом третьего-четвертого курса в здании театра. И такое же фото с этим же студентом возле дверей ее квартиры. Придя в ужас, учитель созвал педсовет. Вся учительская рассматривала фотографии и причитала и охала. Завуч не хотела скандала и огласки. Приняли решение вызвать родителей для беседы. Татьяна, мать Сони, была в командировке. Соня жила в это время с бабушкой. Анной Васильевной. Бабушка пришла в школу. Она ничего не знала обо мне. И эти фотки стали страшным сюрпризом.

- Анна Васильевна, как вы это объясните?

- Понятия не имею. Я не живу с ними. Таня в отъезде и я присматриваю за Соней.

- Анна Васильевна, поймите меня верно. У нас элитная школа. Такой скандал нам не нужен. Решите этот вопрос в семье сами.

- Конечно.

- Вы понимаете, если это дойдет до органов опеки, девочку заберут из семьи. Мать лишат родительских прав. Знаете почему? Потому что Соню не в темном переулке сфоткали. А у вас дома! Сомневаюсь, что мать не была в курсе. Забирайте телефон. Убедите дочь в аморальности и недопустимости такого поведения. Иначе мы вынуждены будем отчислить ее из школы. Это в лучшем случае.

   После этого случая Соня пропала. Перестала приезжать. Не отвечает на смс и звонки. Таня не знает причины. Говорит, что наверное разлюбила. А еще сказала, что ее мать, Анна Васильевна, поставила ультиматум ей:

"Я поговорила с Соней. Она пообещала прекратить общение с этим парнем. Потому что не хочет в детдом. Таня, я тебе говорила не гулять с нерусским! Значит так! Если Соня что-то подобное повторит, я покажу эти фотки опеке! И эта тварь отправится в приют."

Татьяна показала эту смс от матери и потупила взор.

- Коля, я ничего не могу изменить. Соня напугана. Закрылась в себе. Блин, зачем фотки такие на ее телефоне оказались?

- Она хотела на память себе...

- Но ты ведь мог предвидеть такой расклад?!

- Мог. Что теперь делать?

- Ничего. Через два года Соня перестанет зависеть от кого-либо. Может, удастся все вернуть. Но не сейчас. Мать меня не может простить за ту связь. Надо выждать время.

- Прости меня. Пожалуйста...

- Ох, толку-то? Все мы наломали дров...

Я обнял Татьяну и поцеловал. Она потрепала меня по волосам. Это была наша последняя встреча.

3
{"b":"645651","o":1}