ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как утверждается в «мифе творения», в эту нестабильную систему вторгся пришелец из открытого космоса – еще одна планета. Эта планета образовалась не в семействе Апсу, а принадлежала к другой звездной системе, из которой она была вытолкнута и тем самым обречена на скитания в открытом космосе. Задолго до того, как современная астрономия узнала о пульсарах и коллапсе звезд, шумеры уже представляли себе коллапсирующие или взрывающиеся солнца, которые отшвыривают от себя планеты. Таким образом, по свидетельству «Энума элиш», одна из «выброшенных» планет достигла окраин нашей Солнечной системы и стала продвигаться к ее центру (рис. 1).

Армагеддон откладывается - i_001.jpg

Проходя мимо внешних планет, пришелец вызвал изменения, которые могут объяснить неразрешимые загадки современной астрономии – в чем причина необычного наклона Урана, ретроградной орбиты самого крупного спутника Нептуна, Тритона, а также что превратило Плутон из спутника в полноценную планету с самостоятельной орбитой. Чем ближе подходил пришелец к центру Солнечной системы, тем неизбежнее становилось его столкновение с Тиамат, результатом которого стала «небесная битва». После серии столкновений со спутниками пришельца, врезавшимися в Тиамат, старая планета раскололась надвое. Одна половина рассыпалась на мелкие осколки, превратившиеся в пояс астероидов (между Марсом и Юпитером) и различные кометы; другая половина осталась целой, была вытолкнута на новую орбиту и превратилась в планету, которую мы называем Землей (по-шумерски «Ки»). За этой половинкой последовал самый крупный спутник Тиамат, ставший нашей Луной. Сам пришелец перешел на гелиоцентрическую орбиту и стал двенадцатым членом Солнечной системы (Солнце, Луна и десять планет). Шумеры называли эту планету Нибиру – «пересекающая небо». Вавилоняне переименовали ее в Мардук – в честь своего племенного бога. Именно во время небесной битвы, утверждает древний эпос, на Землю попало «семя жизни», которое принесла с собой планета Нибиру.

Философы и ученые, размышляющие о строении Вселенной и предлагающие современные космогонические теории, неизбежно сталкиваются с вопросом времени. Является ли время отдельным измерением или это вообще единственно истинное измерение Вселенной? Течет ли время только в одном направлении или его можно повернуть вспять? Является ли настоящее продолжением прошлого или началом будущего? И – один из самых важных вопросов – было ли у времени начало? И если так, то есть ли у него конец? Если Вселенная существовала вечно, не имея начала, а значит, и конца, то у времени тоже нет ни начала, ни конца. Если же Вселенная возникла, как полагают многие астрономы, в результате «большого взрыва», то можно ли этот момент считать и началом времени?

Те, кто разрабатывал удивительно точную шумерскую космогонию, верили в «начало» (а значит, и в «конец»). Совершенно очевидно, что они считали время мерой, которая определяет скорость развертывания небесной саги, поскольку древнейший миф творения, "Энума элиш", начинается со слова «когда»:

Когда вверху не названо небо, А суша внизу была безымянна…

Нужно было обладать глубокими научными знаниями, чтобы описать первичное состояние, когда существовали лишь «Апсу» первородный, всесотворитель, Праматерь Тиамат, что все породила», и когда еще не было Земли, а также понять, что для Земли «большой взрыв» – это не зарождение Вселенной или даже Солнечной системы, а событие, получившее название «небесной битвы». Именно в этот момент началось земное время – когда отделившаяся от той половины Тиамат, что превратилась в пояс астероидов («твердь»), Земля была отброшена на новую орбиту и могла начать счет собственным годам, месяцам, дням и ночам, то есть отмерять время.

Этот научный подход, составлявший основу древней космогонии, религии и математики, нашел отражение во многих шумерских текстах, а не только в «мифе творения». В мифе, который известен ученым под названием «Энки и мировой порядок» и который является в буквальном смысле слова автобиографией Энки, шумерского бога науки, тоже описывается момент, когда «небо было отделено от земли» и началось земное время.

В других текстах, словами, повторяющимися на многих шумерских глиняных таблицах, момент «начала» описывается при помощи перечисления вещей, не существовавших до этого события. Прежде «из богов никого еще не было, ничто не названо, судьбой не отмечено». Все началось после того, как «небо отделилось от земли».

Неудивительно, что те же представления о начале времен лежали в основе мировоззрения древних египтян, чья цивилизация появилась позже шумерской. В «Текстах пирамид» (параграф 1466) приводится примерно такое же описание начала всего сущего.

Это общее для древних знание, истоком которого служила шумерская космогония, нашло отражение в первых строчках Книги Бытия, открывающей Библию:

Вначале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безводна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водою.

В настоящее время общепризнанным является тот факт, что библейская версия о сотворении мира основана на месопотамских источниках, таких, как «Энума элиш». Бездна (на древнееврейском языке Техом) означает Тиамат, «дух божий» в оригинале имеет значение «ветер» (в шумерском языке – «спутник»), а «небо» описывается как «кованый браслет», то есть пояс астероидов. Однако библейская история начинается позже, чем космогония шумеров, с отделения земли от Шамсшм, «кованого браслета», произошедшего в результате раскола Тиамат. Для Земли началом времен была небесная битва.

Месопотамский миф творения начинается с создания нашей Солнечной системы и появления Нибиру/Мардука в тот период, когда орбиты планет были еще нестабильными. Заканчивается повествование тем, что Нибиру/Мардук придает Солнечной системе современный вид, когда каждая планета («небесное божество») занимает предназначенное ему место («стоянку»), орбиту («судьбу»), вращение и даже спутники. И действительно, большая планета, орбита которой охватывает орбиты всех других планет – тот, кто «пересек небосвод, обозрел пространство», – стала фактором стабилизации Солнечной системы:

Закрепил он стоянку Нибиру,

дабы центр указать всем звездам.

Никто бы не погрешил, не стал бы небрежен!

По сторонам Нибиру он сделал стоянки Энлилю и Эйе.

С обеих небесных сторон открыл он ворота.

«Так создавал он небо и землю», – утверждает «Энума элиш» (таблица V, строка 65). Буквально те же слова повторяются в Книге Бытия.

Небесная битва привела к следующим последствиям: перестала существовать Тиамат как составляющая старой Солнечной системы, а часть ее стала планетой Земля и перешла на новую орбиту, прихватив с собой Луну; независимую орбиту приобрел Плутон, а сама планета Нибиру стала двенадцатым членом новой системы, нового порядка в нашем небе. Для Земли и ее обитателей именно эти элементы определили начало отсчета времени.

Ключевая роль, которую число двенадцать играло в науке и повседневной жизни шумеров (в соответствии с двенадцатью компонентами Солнечной системы), пережила тысячелетия и сохранилась до наших дней. Шумеры делили день (от захода до захода солнца) на двенадцать «двойных часов», и мы следуем этой традиции и сегодня – в виде разделенного на двенадцать часов циферблата и двадцатичетырехчасового дня. Остались двенадцать месяцев в году и двенадцать домов Зодиака. Это небесное число имеет и другие воплощения – например, двенадцать колен народа Израиля и двенадцать апостолов Иисуса.

Шумерская система счисления называется шестидесятеричной, то есть с основанием шестьдесят – в противоположность числу 100 в метрической системе (в которой один метр равен 100 сантиметрам). Среди преимуществ шестидесятеричной системы была делимость ее основания на двенадцать. Шестидесятеричная система основана на попеременном умножении шестерки и десятки: сначала шесть умножаем на десять (6x10 = 60), затем опять на шесть, чтобы получить 360 – число градусов в круге, которым до сих пор пользуется и геометрия, и астрономия. Умножая 360 на 10, получим cap («правитель, господин»), или число 3600, которое записывалось в виде большого круга, и так далее.

2
{"b":"646","o":1}