ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Библейский рассказ о потопе и его продолжительности свидетельствует о глубоком знании календаря. Примечательно, что мы встречаемся с единицей измерения времени, равной семи дням, и делением года на пятьдесят две недели по семь дней. Более того, в нем содержатся свидетельства о знакомстве со сложным лунно-солнечным календарем.

Согласно Книге Бытия Великий потоп начался «во второй месяц, в семнадцатый день месяца», а закончился в следующем году «во втором месяце, к двадцать седьмому дню месяца». Однако первое впечатление, что Великий потоп длился 36 5 + 10 дней, оказывается ошибочным. Библейская история разбивает потоп на два этапа: 150 дней вода прибывала, 150 дней убывала, и 40 дней Ной выжидал, пока не пришел к выводу, что открывать ковчег безопасно. Затем он выпускал из ковчега ворона и голубя с интервалом в семь дней, и только после того, как голубь не вернулся, Ной открыл кровлю ковчега.

Если сложить все эти интервалы, то получится 354 дня (150 + 150 + 40 + 7 + 7). Но это вовсе не солнечный, а точный лунный год из 12 месяцев по 29,5 дня в каждом (29,5x12 = 354), представленный календарем – например таким, как еврейский, – в котором чередуются месяцы по 29 и 30 дней.

Однако 354 дня не составляют полный солнечный год. Осознавая это, составитель или редактор Книги Бытия вставил недостающие дни, указав, что Великий потоп, начавшийся в семнадцатый день второго месяца, закончился (через год) в двадцать седьмой день второго месяца. Ученые до сих пор не пришли к единому мнению, какое количество дней было добавлено к лунному году из 354 суток. Некоторые (например, С. Ганц, «Studies in Hebrew Mathematics and Astronomy») считают, что это дополнение равнялось одиннадцати дням – что превращает лунный год из 354 дней в полноценный солнечный год из 365 дней. Другие, и среди них автор древнего трактата «Книга Юбилеев», полагают, что было добавлено десять дней, и тогда длительность года Великого потопа составляла 364 дня. Суть последнего допущения состоит в том, что оно предполагает наличие календаря, в котором год разбит на пятьдесят две недели по семь дней в каждой (52x7 = 364).

То, что это был не просто результат сложения 354+10, а намеренное деление года на пятьдесят две недели, становится очевидным из текста «Книги Юбилеев». В ней говорится (глава 6), что после окончания потопа Ною были даны «божественные скрижали», которые предписывали,

…чтобы они содержали годы по сему числу, триста шестьдесят четыре дня: и это будет полный год, и определенное время дней и праздники года не будут извращены; ибо все совершается в нем (в году) согласно тому, что утверждено относительно сего, и они не должны опускать ни одного дня и не должны нарушать ни одного праздника.

И далее:

Посему я повелеваю и подтверждаю тебе, чтобы ты засвидетельствовал им…что они должны считать год только в триста шестьдесят четыре дня.

Это настоятельное требование, чтобы год состоял из пятидесяти двух недель по семь дней в каждой, не было результатом незнания длительности солнечного года, равного 365 полным дням. Знание истинной продолжительности года очевидно из возраста Еноха, который прожил триста шестьдесят пять лет, пока Бог не взял его к себе. В не вошедшей в Библию «Книге Еноха» содержится специальное указание о пяти дополнительных днях, которые должны добавляться к 360 дням (12 х 30) других календарей. Однако в главе, посвященной движению Солнца и Луны и двенадцати зодиакальным домам, равноденствиям и солнцестояниям, говорится о том, что «год заключает ровно триста шестьдесят четыре дня». Это утверждение повторяется еще несколько раз – в году 52 недели по 7 дней в каждой.

Считается, что в «Книге Еноха», и особенно в той, что получила название «2 Книги Еноха», содержатся элементы научного знания, которое в те времена было сосредоточено в Египте, в городе Александрия. Точно неизвестно, как эти знания связаны с учением Тота, но и библейские истории, и египетские мифы дают основание полагать, что особая роль числа семь и пятидесяти двух умноженных на семь проявилась гораздо раньше.

Хорошо известна библейская история о Иосифе, который стал наместником Египта после того, как разгадал сны фараона: о том, как семь тощих коров съели семь тучных коров, а затем о том, как семь тощих колосьев пожрали семь тучных и полных колосьев. Однако немногие знают, что этот рассказ – «легенда» или «миф», как считают некоторые – имеет глубокие египетские корни, а также аналог в египетских преданиях. Среди них можно назвать египетских предшественниц греческой предсказательницы Сивиллы. Их называли Семь Хатхор – Хатхор была богиней Синайского полуострова, изображавшейся в виде коровы. Другими словами, Семь Хатхор символизировали семь коров, которые могли предсказывать будущее.

Более ранний аналог истории о семи тощих годах, которые следовали за семью годами изобилия, можно найти в иероглифическом тексте (рис. 104), озаглавленном Э. А. Уоллисом Баджем («Legends of the Gods») как «Легенда о боге Кеме и семи годах голода». Кем – это еще одно имя бога Птаха/Энки в его ипостаси как творца человечества. Египтяне верили, что после передачи власти над Египтом своему сыну Ра, он удалился на остров Абу (из-за формы острова греки назвали его Элефантина), где построил два водоема – два связанных между собой резервуара – шлюзы и затворы которых позволяли регулировать уровень воды в Ниле. (Современная Асуанская плотина тоже расположена выше первых нильских порогов.)

Армагеддон откладывается - i_099.jpg

Согласно этому тексту фараон Джосер (строитель ступенчатой пирамиды в Саккаре) получил послание от наместника южных провинций, в которой сообщалось об обрушившихся на людей бедствиях из-за того, что уровень воды в Ниле не поднимался до нужного уровня в течение семи лет. В результате, пишет наместник, ощущается недостаток зерна, овощей и других продуктов, люди голодают и «сосед грабит соседа».

Надеясь, что распространение голода и хаоса можно остановить прямым обращением к богу, фараон отправился на юг, на остров Абу Ему сказали, что бог обитает там в «деревянном дворце с воротами из тростника», где хранятся «шнур и таблица», которые позволяют ему открывать «двери двойных запоров Нила». Кем внял мольбам фараона и пообещал поднять уровень Нила и дать людям воду, чтобы вырос богатый урожай.

Поскольку ежегодный подъем уровня воды в Ниле связывался с гелиакальным восходом Сириуса, можно предположить, что астрономический аспект этой истории свидетельствует не только о действительной нехватке воды (такое периодически случается и в наши дни), но и о сдвиге времени появления Сириуса относительно жесткого календаря. То, что вся эта история связана с календарем, подтверждают строки текста, описывающие астрономическую ориентацию обители Кема в Абу. Окно дворца смотрело на юго-восток, и солнце каждый день вставало напротив него. Это предполагает наличие площадки для наблюдений за солнцем в период зимнего солнцестояния.

Этого краткого экскурса в историю числа семь и его роли в делах богов и людей вполне достаточно, чтобы продемонстрировать его небесное происхождение (семь планет от Плутона до Земли) и его значение для календаря (семидневная неделя, год из пятидесяти двух недель). Однако в свете соперничества среди ануннаков все это приобретает еще один аспект: выяснение, кто был «Богом семи» (Эли-Шева у евреев) и, значит, номинальным правителем Земли.

По нашему мнению, Мардука, вернувшегося в Египет после неудачной попытки утвердиться в Вавилоне, беспокоило почитание – через введение семидневной недели – числа семь, которое по-прежнему оставалось эпитетом Энлиля.

В этих обстоятельствах Мардуку могло быть ненавистно, к примеру, поклонение Семи Хатхор. Причина заключалась не только в числе семь, которое было связано с Энлилем, но и в ассоциации с Хатхор, могущественной богиней египетского пантеона, к которой сам Ра/Мардук относился без особой симпатии.

Хатхор, как было показано в моих предыдущих работах, это египетское имя шумерской богини Нинхурсаг, единокровной сестры Энки и Энлиля и объекта притязаний обоих братьев. Поскольку их официальные супруги (Нинку у Энки и Нинлиль у Энлиля) не были их единокровными сестрами, им было очень важно иметь сына от Нинхурсаг; согласно законам наследования ануннаков этот сын был бы неоспоримым законным наследником земного трона. Несмотря на все старания Энки, Нинхурсаг рожала ему одних дочерей. Энлиль оказался более удачливым, и в союзе с Нинхурсаг был зачат его наследник. Это позволило Нинурте (Нингигсу, или «Господину Гирсу» для Гудеа) унаследовать числовой ранг отца и лишить первенца Энки Мардука прав на земной престол.

40
{"b":"646","o":1}