ЛитМир - Электронная Библиотека

Владимир Сухинин.

Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем

Ну что за странная судьба?

Жить в окружение врагов.

Бороться, биться, без конца.

Ужели мой удел таков?

Я обречен самой судьбой

вести свой бесконечный бой.

Я сею смерть, печаль и боль.

Отмщенье им моя юдоль...

Ария героя. Лигирийский императорский театр

Пролог

Редкие, но резкие порывы ветра, налетающие словно злые разбойники с разных сторон, раскачивали кривые стволы низкорослых деревьев. Искривленные мутацией, исковерканные гибельной экологией и радиацией, деревья сердито шумели колючей листвой, жалобно скрипели, пригибаясь к почве, стонали под напором стихии, но не ломались. И вновь поднимались, распрямляя ветви, цеплялись корнями за камни, клочки земли, вгрызаясь в твердую сухую почву, показывая свою живучесть, не желая сдаваться ветрам.

На когда-то уютную, но теперь заброшенную планету пришла ночь. Резко упала температура и ветры, переходящие в вихри, поднимая тучи пыли и мусора, властвовали на поверхности.

Заглушая вой ветра, громко и пронзительно прокричал гурами — небольшой ночной хищник. Он поймал древесную крысу и огласил окрестности победным криком.

Ветер то ослабевал, то усиливал напор, прогибая небольшую, в пол человеческого роста пластиковую дверь в землянку. Снаружи было холодно, а в землянке тепло. Весело трещал огонь в маленькой печурке. На ней грелся закопченный чайник. Прямо на земле, подстелив облезлые шкуры, сидели двое. Старик и мальчик. Отблеск огня играл по изможденным лицам людей, делая их еще более непохожими на человеческие, напоминающие сказочных существ -вампиров из рассказов стариков и старух, которые сами запомнили их по рассказам своих дедов. Эти предания передавались из уст в уста, из поколения в поколение. Сидеть молча, было тепло и уютно.

– Деда, – прервал молчание мальчик, – а откуда ты знаешь, что завтра прилетит транспорт?

Старик усмехнулся и посмотрел на мальчика.

– Это просто, Самсул. Надо отсчитывать двадцать камушков и приходить к космодрому. Если на вышке горит свет, значит, жди гостей. Я так всегда поступаю и редко, когда ошибался. И ты учись, – назидательно пробубнил старик.

Он подкинул несколько веток в печь.

– Стар я стал, – он поморщился, потирая колени, – не ровен час могу помереть. А ты должен выжить, Самсул, – он погладил мальчика по грязной нечесанной голове. – Обещай мне, что сможешь выжить.

– Обещаю, деда.

Они помолчали. Но мальчик не мог долго сидеть спокойно.

– А зачем тебе камушки? – спросил он.

Опять раздался крик гурами. Старик разлил чай в кружки, добавил густой и сладкий вываренный сок, добытый из дерева войра. Кружку подал мальчику.

– Пей Самсул, сегодня ночь будет короткая.

Мальчик осторожно взял горячую кружку и с хлюпаньем отпил.

– Камушки спрашиваешь, зачем нужны, – переспросил старик, – это чтобы отсчитывать дни, мой мальчик. Я из одного мешочка перекладываю камни в другой и так отмечаю дни. И ты так делай.

Мальчик кивнул, соглашаясь.

– Буду деда. Жаль, что нет лепешек, – посмаковав напиток, произнес он.

– Ничего, – подбодрил мальчика старик. – Я думаю, когда на свалку вынесут корабельный мусор, мы будем первые. Наберем всякого разного добра и обменяем на лепешки. Я специально вырыл эту землянку, чтобы быть поближе к космопорту.

– Деда? А почему мы так живем? Ну, я в том смысле, что почему мы такие бедные? Разве нельзя сесть на транспорт и улететь на другие планеты?

– Нет, Самсул, нам нельзя. Все мы - потомки преступников, которых сослали на эту богами забытую планету. А когда-то она была колыбелью всего человечества. Ты же знаешь как она называется.

– Да деда, знаю. Материнская. Но какая же она материнская? Она страшная и опасная. Мы каждый день боремся за выживание…

Самсул замолчал и стал неторопливо, маленькими глоточками пить напиток.

Поставив кружку между ног, он спросил.

– А с чего все началось, деда?

– С чего все началось? – повторил за ним старик. – Разное говорят. Но я думаю, что мой дед был более прав, когда рассказывал мне историю нашей планеты. Была эта планета раньше пригодная для жизни. Пять материков и множество архипелагов. Это когда рядом в океане много островов...

– А что такое океан, деда?

– Океан? – Старик имел привычку переспрашивать. – Это когда много, много воды и края земли не видно за гладью воды.

– Это как наше озеро? – переспросил мальчик.

– Примерно. Только во много, много раз больше. Ты не перебивай.

– Так вот, значит. Населяли ее люди. На юге материков развивалось сельское хозяйство, на севере жители развивали ремесла. На островах архипелагов выращивали экзотические фрукты, специи, добывали драгоценные камни и занимались рыболовством. Между ними процветала торговля.

Шло время, цивилизация развивалась и люди множились. Развивалась наука и техника. Выросли города и поднялись до небес. Все больше развивалась промышленность. Полезные ископаемые истощались. Люди научились обходиться синтетической пищей, она была дешевле натуральной и была на любой вкус. На юге заглохло сельское хозяйство, на островах перестали ловить рыбу.

В конце концов наступило перенаселение и люди разделились на тех, кто жил внизу, в трущобах, в смоге от фабрик и свалок и на тех, кто мог себе позволить жить в роскоши наверху городов.

Чтобы снизить напряженность в обществе, стали строить большие корабли и отправлять переселенцев на вновь открытые миры. Сначала на космические станции. Потом на открытые планеты, на которых можно было жить. Вот так вот и осваивался космос. А здесь строились новые заводы, производили продукцию для колонистов и губили планету. Земля стала непригодной для жизни, реки и озера превратились в яд. Чистая вода стала дороже жизни.

Старик помолчал, вспоминая рассказы своего деда. А мальчик слушал эту историю, наверное, в сотый раз и замирал, представляя, как это жить в стеклянных городах под небесами.

Стихия снаружи затихала. Ветер перестал давить на дверку. Старик налил себе кипятка и подбросил в печурку дрова.

– Не знаю когда, – продолжил он свой рассказ, – но города стали воевать друг с другом. Не хватало ресурсов, а людей было в избытке. Да… Даже не могу представить себе, как они могли применить такое оружие, как термоядерные бомбы, – качая головой проговорил он. – Когда-то цветущая планета, превратилась в могилу для миллиардов людей. Города были разрушены, связи между континентами перестали существовать и люди… те, кто выжил, – воскликнул горестно старик, – вернулись к первобытному строю. Шли годы и однажды на планету прибыла экспедиция. Прибывшие построили Космопорт, а саму планету превратили в тюрьму для ссыльных преступников. Там, в новых мирах, Самсул, людей не убивают за проступки, а ссылают сюда.

– И тебя, деда, сослали? – мальчик спрашивал это каждый раз. Он знал ответ, но всегда задавал этот вопрос. Это было частью их игры с дедом.

– Нет, мой мальчик, я родился здесь. И мои родители тоже родились здесь. Вернее, мать, отца я не помню.

Он погладил мальчика еще раз.

– Ложись, поспи, я разбужу тебя.

Мальчик лег и стал ворочаться, сон не шел.

– Дед, а дед! – позвал он. – А почему ты не вызвал на поединок того одноухого, что тебя вчера оскорблял и называл старым пердуном?

Старик усмехнулся.

– Я расскажу тебе одну историю, что мне рассказал мой дед, а ему его дед. Вот, послушай, и сам сделай выводы. Надеюсь, Самусл, ты тоже усвоишь этот урок.

– Жил в одном селении учитель боевых искусств. Он обучал учеников и далеко прославился своим мастерством. К нему приходили учиться со всех ближних и дальних селений. Его ученики частенько побеждали на состязаниях.

Но вот однажды появился в их округе один молодой боец, который сам был очень искусным бойцом. Пришел он из далека. И узнал об учителе и решил сним посостязаться. А надо сказать, он всегда действовал нагло. Перед боем оскорблял противника, вводя того в ярость, и, когда тот терял от гнева голову и бросался, очертя голову, в атаку, боец подлавливал соперника и калечил того. А бывало, даже убивал. Вот он заявился в школу к мастеру и стал того оскорблять. Но мастер не обращал на него внимания. Икогда бойцу надоело сотрясать воздух, он развернулся и ушел. После занятий ученики не разошлись и спросили учителя, почему он не ответил на оскорбления. Им было стыдно за своего учителя. Мастер понял их смущение и спросил сам.

1
{"b":"646056","o":1}