ЛитМир - Электронная Библиотека

Анастасия Курленёва

Канцлер

Глава 1. Камилла

Вернец, 22 г. э. Леам-беат-Шааса

Здание Канцелярии Сивфской империи являлось единственной достопримечательностью Вернеца, в честь которой был образован собственный фан-клуб. Движение «канцеляристов» имело впечатляющую географию, охватывая едва ли не весь цивилизованный мир. Энтузиасты, которых в абсолютном исчислении было не так много - всего несколько тысяч - вели активную переписку с целью совместного паломничества к месту поклонения и даже оформляли фотоальбомы «Мы и канцелярия». Казалось бы, какой интерес раз за разом запечатлевать одно и то же здание? Вот только в этих альбомах не было двух снимков, где канцелярия выглядела хоть сколько-нибудь похоже сама на себя. Фотографироваться она не любила, и стоило только нахальным папарацци оказаться поблизости, тут же начинала менять облик. Правду сказать, внимание поклонников было отнюдь не единственным поводом для смены фасада муниципального строения. Его внешний вид сильно зависел от того, находился ли внутри Канцлер. И в каком он пребывал настроении. Бывало, стоит только господину Ламберту, насвистывая, покинуть легкомысленную башенку с шёлковыми занавесями на окнах, как канцелярия огорчённо куталась в сталь и бетон, прятала печаль за зеркальными стёклами.

На этот раз у заезжего «канцеляриста» был бы шанс увековечить себя на фоне краснокирпичного строения с огромными окнами и задумчивыми фиалками на подоконниках, органично вписывающегося в старую, закрытую для экипажей часть Вернеца.

Однако юная девушка, вот уже шестой раз с независимым видом прошествовавшая мимо резной двери, к клубу почитателей таинственных свойств канцелярии отнюдь не относилась. Просто ей надо было внутрь. Пока она энергично шагала сюда от оставленной у границы пешеходного города кареты, веры в себя было хоть отбавляй, все россказни про это место, а главное, работавшего там человека, представлялись полной ерундой и суеверными сплетнями. Но перед лицом канцелярии шепотки, раздававшиеся из-под полуприкрытых ладонями ртов, перестали казаться чушью.

Тем не менее, на седьмом заходе юная смуглянка сделала глубокий вдох и решительно шагнула на крыльцо. Потянула на себя медную ручку в форме сфинкса. Массивная дверь подалась на удивление легко.

Канцлера Камилле описывали как эдакого дракона, сидящего на груде сокровищ и никого на полёт стрелы не подпускающего к своей драгоценной канцелярии. Она ожидала увидеть здесь какого угодно бюрократа, вплоть до заплывшего множественными подбородками и брызжущего слюной, а вовсе не молодого человека. Он аккуратно отёр о клочок бумаги чернила с перьевой ручки, вернул её на место в массивный письменный прибор и выслушал посетительницу спокойно и внимательно.

- А зачем вам эта секция? - с подкупающей прямотой спросил молодой человек, заправляя за ухо тёмно-русую прядь. Из-за второго уха у канцлера торчал карандаш.

- А затем, что Я, - Камилла сделала ударение на этом «Я», - занимаюсь изучением культуры и языка некромантов.

Труженица министерства образования уже набрала полную грудь воздуха, чтобы обрушить на оппонента заранее заготовленную речь, клеймящую косность и предрассудки, но юноша, окинув её одним быстрым взглядом, сказал:

- Хорошо, идите за мной.

Встал и двинулся вдоль коридора. Это настолько сбило с толку, что девушка не сразу последовала за провожатым, потом рывком бросилась догонять, тут же отругала себя за не солидность. Канцлер шёл спокойно и уверенно, с видом хозяина всего окружавшего, будто самый воздух подчинялся его воле. Впрочем, как она потом узнала, так оно и было.

Канцлер, боковому зрению которого позавидовали бы зайцы, украдкой рассматривал юную посетительницу. Совсем-совсем юную. Строгий облегающий костюм, в котором Камилла сама себе казалась успешной деловой женщиной, только подчёркивал не до конца сформировавшуюся фигурку. Молодой человек задумался о цели визита бесстрашной девушки в пыльную и страшную Канцелярию.

Обстановка вокруг изменилась, став более архаичной и торжественной. «Закрытые секции!» - У Камиллы дух перехватило от предвкушения чего-то сказочного и таинственного, и она не смогла удержаться от вопроса:

- Разве здесь всё не засекречено?

Канцлер едва повернул голову и ровным голосом, успешно подавив улыбку, произнёс:

- Абсолютно всё и очень настрого.

- Эм... и вы так просто меня ведёте туда? - Недоверие посетительницы порадовало. Не хватало ему тут очередной романтической дурочки.

Немного помолчав, канцлер сказал:

- Видите ли, юная леди, все секреты здесь принадлежат мне. И только я решаю, когда, кому и какие из них открывать, - тут он достал из-за уха карандаш и ловко, какой-то невообразимой волной, стал перебрасывать его между пальцами одной руки, да так быстро, что казалось, будто деревянная палочка извивается подобно змее. - Вы, и не только вы, вероятно, считаете иначе. Я полагаю, в сумочке у вас лежит какая-нибудь писулька с резолюцией самого кесаря, в которой говорится, что я должен обеспечить вам доступ куда-то и оказать содействие в чём-то...

Камилла покраснела, потому что «писулька» была подписана всего лишь министром науки и образования, каковому канцелярия, строго говоря, не подчинялась.

- Но ведь только я знаю, что, а, главное, где есть в канцелярии. При желании мне не составит труда доказать, что интересующие вас документы сгорели при пожаре, утрачены при переезде, или же вообще не существовали...

- Но тогда почему вы меня всё же ведёте? - Камилла даже замедлила шаг. Сколько раз повторяла себе: мужчина никогда, ни при каких обстоятельствах не станет принимать её всерьёз. Даже этот... не такой уж и мужественный на вид, если честно, худой и невысокий, сам ещё мальчишка! Камилла закусила губу, внутренне готовясь к очередной насмешке. Ничего. Не в первый раз.

- Почему я вас туда веду? - переспросил канцлер, не оборачиваясь, и тем же серьёзным тоном продолжил: - Это ещё один мой секрет. Быть может, я собираюсь не показывать сокровищницу, а закусить юной девственницей. Так ведь драконам положено поступать?

Камилла улыбнулась, напряжение отступило. Да, он смеялся. Но не над ней. По крайней мере, на этот раз.

Канцлер оставил посетительницу за столом в удобном кресле, попросив немного подождать. По парапету вдоль стены важно прошествовал крупный ворон. Наклонив голову набок, птица уставилась на девушку и замерла. Неуместность и самоуверенность ворона приковала внимание Камиллы, а Канцлер вернулся очень быстро, так что она даже не успела толком осмотреться - лишь краем глаза отметила строгий геометрический рисунок барельефа вдоль каменной кладки стен, непривычно яркое для комнаты без окон освещение и целую груду предметов непонятного назначения в дальнем углу.

Молодой человек положил перед ней стопку документов. Переводчица достала пухленькую, исписанную аккуратным почерком, книжечку, пачку чистой бумаги, письменные принадлежности и погрузилась в работу.

Канцлер разгрёб бумажные завалы на соседнем столе, освободив немного места, и теперь сидел на нём, поджав под себя ногу, и беззастенчиво разглядывал Камиллу. Тёмные ниточки бровей чуть изогнулись, подчёркивая сосредоточенное выражение смуглого лица.  Яркие губы приоткрылись от усердия. Густо, на саламиниумский манер, подведённые глаза горят азартом. Ламберт фон Штосс снова спрятал улыбку: в кои то веки молодая девушка пришла к нему, влекомая научным интересом, а не титулом или счётом в банке.

Однако чем дольше переводчица перебирала документы, тем меньше красок оставалось в её радужном настроении. Ещё несколько часов назад казалось: стоит добраться до закрытой секции и к ногам напористой исследовательницы падут если и не все тайны мироздания, то большая их часть. Медленно, но верно, Камиллой начало овладевать отчаяние. Взгляд безмолвного Канцлера жёг затылок. Наконец, испустив сдавленный вздох, она спрятала лицо на сложенных на столе руках, чтобы скрыть предательски заблестевшие глаза. Канцер тихо подошёл к ней, бегло просмотрел записи.

1
{"b":"646059","o":1}