ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если она телепат, то ее мог и центральный район подослать, – после недолгого молчания сказал Алек, посмотрев на Норманда. У герцога была весьма нетипичная внешность для южного района – светловолосый с синими глазами. Очень редко подобная внешность встречалась здесь.

– Они их уничтожали…

– Да, уничтожали, но, согласись, кто откажется иметь в своем окружении человека, способного читать мысли? А тем более подослать сюда.

Южный регион был одним из самых могущественных в королевстве. Даже северный не мог похвастаться такой же мощью. Многое зависело от герцога и его подчиненных, и Алек Стронби собрал возле себя только проверенных людей – сильнейших магов, умеющих обращаться с Драконьим цветом. Похожий на живой огонек, обжигающий цветок прижился только в южном регионе и пламенел, усиливая магию огня, когда сходились на небе нужные звезды, а на земле рядом появлялся дракон.

– Значит, мне придется еще глубже влезть в ее голову, – скривился Норманд. Сама идея, что такая скромная и тихая девушка, какой она показалась ему, может быть шпионкой, удручала. – Она может выведать много тайн. К тому же ты сам понимаешь – с этим что-то надо делать.

– Ты о чем?

– Об этом королевском выводе людей. Как животных каких-то. Вот тебе невесты для спаривания – выбирай любую, – возмутился Норманд. – И я уверен, что ни одна из них не едет сюда по собственной воле. Только представь себе, что через какое-то время твоей дочери придется выйти замуж.

– Моей дочери всего пять лет. И, сам понимаешь, у нее проявилась магия воздуха. Она может стать хорошим магом-иллюзионистом, – уверенно ответил Алек, но Норманд уловил легкий отголосок того, что здесь что-то не так.

Поднимать в воздух предметы могут и телепаты.

– Ты мыслишь в верном русле, – тихо сказал Норманд, а Алек сжал руки в кулаки, и желваки зашевелились на его лице.

– Ты уверен?

Алек не хотел, чтобы друг произносил вслух, что его маленькая дочка может оказаться телепатом. И Норманд промолчал – он уже знал правду. Когда он бывал в гостях у герцога, частенько улавливал мысли маленькой Джены Стронби. Ведь она ему отвечала мысленно на то, что он сам подумал.

– Но любая из них будет рада выйти замуж за правителя Тинеи. У тебя хоть выбор есть, а мне невесту чуть ли не после рождения определили.

– Вы любите друг друга, – Норманд шутливо толкнул друга в плечо.

Герцогу в жены досталась дочка северного герцога – Катарина Фирсби, старшая сестра Вэлмы. Причем на семь лет старше всей их троицы. Но Алек и Катарина смогли влюбиться друг в друга и жить счастливой семьей. Вначале у них появился сын, а затем и дочь.

– Это да, но они борются с телепатами, – Алек поморщился.

– Они бы мне не дали жениться на дочери того лорда, у которого я выкупил все имущество за проезд в Империю. Но рядом с этой девочкой я почувствовал тишину. Не представляешь, какое это ощущение. Я не отпущу ее.

Хотя кому-кому, а Норманду следовало бы избавиться от нее. Она опасна для него, ведь может закрывать мысли чужих людей. С непривычки он и не понял в чем дело.

– Тогда придется решить, что с ней делать, – Алек задумался. – Здесь и сейчас выясним это или потом?

– Потом, – ответил Норманд.

В нем будто хищник проснулся, который почуял добычу. Кем бы ни была малышка, он точно знал, что лучше не пугать ее сейчас.

Глава 14

Я сидела в кабинете, судорожно теребя оборки платья. Мы приехали с утра. Нас встретил сам герцог южного региона – Алек Стронби. Проводил сюда, а потом он ушел с Нормандом. Моих горничных оставили вместе с прислугой, и мне теперь не с кем было перекинуться даже парой слов. Хозяин дома показался мне строгим человеком, хоть и довольно тепло поприветствовал нас. Но все равно его властная аура отчетливо ощущалась.

Мужчины ушли в сад, а я сидела и рассматривала мебель и картины с драконами. Приятное времяпровождение. С ужасом вспомнила, как в приюте сидела в кабинете директора. Мы тогда с подругой украли вишни на кухне, и нас поймали. Помню то ожидание наказания за провинность. Страх, поднимавшийся из глубины души, и понимание, что никто не защитит. Сама за себя.

Сначала завели подругу. Спустя какое-то время, показавшееся вечностью, она вышла с блаженной улыбкой на губах, а из-под маленьких рукавов серого платья на ее руках виднелись красные полосы. А затем позвали меня. Зашла на ватных ногах и, наконец, встретилась лицом к лицу с директрисой – тучной женщиной с мелкими черными глазками, сверлившими меня. Передо мной всплыло воспоминание о маме. А затем раздался стук по столу.

Директриса ничего не сказала, лишь поджала толстые губы, а затем поднялась и подошла к шкафу. Тусклая комната с минимум мебели, а на стене розги – тонкие, толстые, хотя в приюте не гнушались использовать магию. В дверь постучали, и директриса отвлеклась. Что-то случилось на территории. Ключ щелкнул в замке, закрывая меня от мира. Мне тогда было десять лет.

И именно в тот момент я поняла, что хочу сбежать…

Дверь открылась, перенеся меня в настоящее. На пороге появилась малышка в белом платьице. Курчавые волосы собраны в хвостик и раскиданы по плечам. Она глянула на меня своими огромными глазищами, а затем подбежала ко мне.

– Привет, – она смущенно улыбнулась.

Будто солнышко выглянуло из-за туч. Дети, выросшие в семьях, совсем другие. Их любят, и потому они улыбаются этому миру.

– Привет, – я улыбнулась ей. Она потеребила цветочек на своем платье и посмотрела на меня немного искоса.

– Джена Стронби, – представилась она и сделала реверанс.

– Магдалена Ваерн, – я вежливо кивнула. О, так это юная герцогиня южного региона.

– Я не слышу тебя, – малышка покачала головой.

Глухая девочка? У нас была одна такая в приюте. Я слышала, как учительницы говорили, что ее именно из-за этого и поместили туда.

– По губам читаешь? – попыталась медленно сказать.

– Нет, – она коснулась пальчиком моего рта, а затем коснулась головы. – Я не слышу тебя здесь.

Я нервно сглотнула. Она – телепат?

– Джена Стронби, что вы делаете в кабинете отца? Он вам строго-настрого запретил сюда заходить, – нас прервал строгий женский голос.

На пороге стояла женщина в дорогом платье, лет тридцати пяти. В ее ушах сверкали агатовые серьги. Распущенные темные волнистые волосы в свете солнца отливали медью. Она нахмурилась темными тонкими бровями, из-под которых строго смотрела карими глазами.

– Да, мама, – девочка смиренно встала и опустила голову.

– Я – герцогиня Катарина Стронби, а вы?

– Магдалена Ваерн, – я вовремя спохватилась, встала и сделала реверанс.

– Добро пожаловать, – она искренне улыбнулась, и я поняла, в кого у Джены такая улыбка. Малышка подбежала к ней и обняла за талию. – Муж даже не предупредил, что у нас будут гости.

– У тебя еще есть сестра, мама? – едва слышно прошептала Джена, дергая ее за платье, и я опять улыбнулась.

– Пойдем милая, – она поспешно удалилась с малышкой. – Леди Ваерн, были рады вас видеть здесь.

Катарина обернулась ко мне, и то, как она смотрела полубоком, показалось мне таким знакомым. Может, я ее раньше видела? А, да. Вэлма Фирсби. Они похожи. Катарина – старшая.

Светлая дева, помоги мне! Теперь я понимала, почему меня попросили шпионить – тот незнакомец, которого я и лорд Ваерн встретили в парке, догадывался, что здесь что-то не так. Тем более дочь герцога – телепат.

Мужчины вернулись буквально через пару минут после ухода герцогини и ее дочери. Норманд Ватерфол устроился позади меня на широком диване.

– Леди Ваерн, – ко мне обратился Алек Стронби, – на вас наложена печать. У вас есть возможность снять ее, – он скрестил пальцы в замок и положил руки на стол. – Понимаю – это тяжело. Первое время будет непривычно чувствовать магию. Будут легкие вспышки неконтролируемой силы. Мы можем снять половину печати сейчас и через месяц – оставшуюся часть. Так будет легче привыкнуть.

13
{"b":"646348","o":1}