ЛитМир - Электронная Библиотека

Подобная история могла произойти в действительности, но полностью выдумана. Все события и персонажи существуют только в воображении автора. Любое совпадение случайно.

Пролог

Суточное дежурство закончилось. Воскресным утром город спал, даже солнце еще не проснулось. Лиза брела по пустынным улицам. Ее не покидало чувство, что за ней кто-то внимательно наблюдает. Она опасливо огляделась. Ни души, только голуби зябко расхаживали по тротуарам в поисках крошек.

 Лиза сгорбилась, втянула голову в плечи, будто бы хотела сделаться меньше. Шерстяной шарф, обернутый вокруг шеи, щекотал раскрасневшуюся от первого мороза кожу. Елизавета ускорила шаг, отгоняя дурные предчувствия. Она мечтала сбежать от своих кошмаров, но от себя не спрячешься. Казалось, что паранойя окончательно завладела ее разумом. Она смотрела себе под ноги, лишь изредка поднимала взгляд, чтобы испуганно осмотреться.

 По дороге проезжали машины, но никто не обратил внимания на хрупкую женщину, идущую по обочине. Однако Лиза чувствовала – кто-то не отстает от нее ни на шаг. Инстинкт самосохранения зловеще шептал ей: "Беги!", а разум, настаивал, что волноваться не о чем, ведь в поле зрения нет никакой угрозы.

Лиза, словно птица, влетела во внутренний дворик дома. Темнота сгустилась вокруг нее. Двор был тих и пуст. И вновь она почувствовала, как чей-то взгляд, будто огненное клеймо, прожигал кожу на спине, пронзал сердце.  Под витой аркой, украшавшей вход, она заметила загадочный силуэт. Угроза обозначилась.

Это был уже не плод ее фантазии, не выдумка, как она пыталась убедить себя, но реальная опасность. Прошла секунда, силуэт, застыв на месте, ждал ее действий. Лиза могла дать клятву, что видела, как в сумраке, горели глаза незнакомца. И в это мгновение казалось, что двор-колодец становился меньше. Стены добротного здания сдвигались, норовя раздавить ее. Серые кирпичи падали на землю, будто тяжелые капли дождя. Наверное, так люди сходят с ума. В колодце остался совсем маленький проем, исчез и без того тусклый свет, зарождающегося дня. Елизавета закричала, обхватив голову руками.

"Никто не спасет меня" – эта мысль, полная безнадежности, вернула ей чувство реальности.

Лиза, ахнув, бросилась в подъезд. Со сверхзвуковой скоростью она преодолела несколько лестничных пролетов и оказалась у двери квартиры. Дрожащими не то от страха, не то от холода руками, достала из кармана ключ. Пальцы не слушались. Она замерла на секунду, глубоко вздохнув, открыла замок, торопливо вбежала внутрь и заперла дверь. Силы покинули ее. Ноги подкосились, и она медленно сползла к порогу, словно бы лишилась внутреннего стрежня. Страх и отчаяние одолели ее. Они менялись поочередно. Сначала страх, сжав горло, лишил способности мыслить ясно и говорить. Потом его вытеснило отчаяние, сжимавшее тисками сердце. И все соединилось в безысходность, не дававшую ни единого шанса.

 Лиза потеряла счет времени. Страх потихоньку залегал на дно подсознания, забирая отчаяние с собой. Память безжалостно уносила ее в прошлое.

Глава 1

 Елизавета Лаврова смотрела в окно, на проплывавшие мимо, яркие летние пейзажи. Солнце то показывалось из-за раскидистых деревьев, то снова пряталось за ними, как за ширмой. Рельсы сходились в темную точку у горизонта. Мерный стук колес настраивал на философский лад. Лиза не хотела ни о чем думать. Для нее весь мир сузился до размеров уютного купе. Единственное, что оставалось делать – любоваться красотами неизведанных мест. Просторы России тянулись докуда хватало глаз. Степи сменялись рощами, рощи – тайгой. Тучи сгущались над темной полосой леса. Солнце клонилось к закату, и его мягкий свет умирал в плотной пелене облаков, окрашивая небо пурпуром. Лиза устало закрыла глаза.

"К дороге нужно относиться с терпением" – так любила говаривать ее покойная бабка.

Лиза следовала этому совету, сколько могла. Но слова, произносимые соседкой по купе, не давали расслабиться, они, словно надоедливые мухи, кружили рядом и мешали ей забыться. Она глядела в окно изредка, из вежливости, улыбалась попутчице. Лиза ждала, когда же закончится долгое путешествие. Она чувствовала себя подвешенной в воздухе. Неизвестность томила ее. Лиза не могла найти себе места, выходила из купе, гуляла до тамбура, и подолгу стояла там в одиночестве.

Часть ночи Елизавета провела без сна. Она представила искрящийся росой альпийский луг с маленькими, словно игрушечными коровами, щедро залитый солнечным светом. Природа, будто талантливый художник сочно смешала зеленый с золотым. И эта палитра превращалась в реку спокойствия. Лиза на мгновение закрыла веки, и дремала, как будто, недолго. Но солнечный луч, словно скальпель, полоснул по глазам. Наступило утро. Она выглянула в окно, чтобы определить, где находится. Местность ей не знакома. Солнце вновь играло в прятки, а деревья стали выше и росли гуще.

Лиза лежала, зажмурившись. Ей казалось, что если она откроет глаза, то очутится в совсем неведомом месте. Соседка, убаюканная стуком колес, спала, отвернувшись к стенке. Когда же длинная вереница вагонов остановится у платформы, и, испустив громкий свист, оставит Лизу на перроне?

Ожидание оказалось недолгим – вскоре объявили станцию, на которой она должна была сойти. Аккуратно собрав чемоданы, и стараясь не шуметь, чтобы не разбудить попутчицу, Лиза смело шагнула за порог купе. В неизвестность. Проводник спустил багаж.

Елизавету никто не встречал. Ранним утром привокзальная площадь была оживлена, по перрону прогуливались встречающие, сновали торговцы с лотками. Солнце, окутанное мантией из хмурых облаков, еще не разогрелось, но уже ощущалась духота. За один миг небо сделалось темно-синим, что предвещало близкую грозу.

Город, который она приехала покорять, насчитывал полмиллиона жителей, и здесь имелось несколько больниц. А значит, работой она обеспечена. Ведь люди всегда будут рождаться.

Двадцатисемилетняя Елизавета Лаврова любила свою профессию – акушера – гинеколога. Помогать новорожденным, появиться на свет и ухаживать за ними, было для нее смыслом существования последние годы. Мама всегда говорила ей, что белый халат выгодно оттеняет ее зеленые глаза, опушенные черными ресницами, подчеркивает стройную фигуру, смуглую кожу и каштановые волосы.

  Раздались первые раскаты грома, на брусчатку упали тяжелые капли дождя. Надев плащ, Лиза поспешила к стоянке такси, волоча за собой два больших чемодана. В них уместилась вся ее прошлая жизнь. Дождь разыгрался не на шутку. Одиночные несмелые капли быстро превратились в ливень. Накинув на голову капюшон, шофер торопливо положил чемоданы в багажник.  Отряхнувшись, Лиза села в автомобиль и окунулась в тепло его салона. Такси тронулось, увозя ее, прочь.

 Лиза с интересом рассматривала улицы. Из-за разводов, которые дождь оставлял на стекле, люди под зонтами казались затейливыми непонятными фигурами, выплывшими из снов. Город она нашла компактным и разноцветным. Навстречу им редко проезжали машины.

– Впервые здесь? – с любопытством спросил водитель, ловя взгляд пассажирки в зеркале заднего вида.

– Да. Это так заметно?

– Взгляд, каким вы смотрите на наши здания, бывает только у вновь прибывших, – пояснил он.

– Вам виднее, – тихо отозвалась пассажирка.

– Вы на отдыхе или по делам? – не унимался таксист.

– По делам, – коротко ответила Лиза, не пожелав вдаваться в подробности.

Таксист хотел сказать что-то еще, но она отвернулась и глядела в окно, давая понять, что не хочет продолжать разговор. Водитель покрепче сжал руль и больше ни о чем не спрашивал.

Район, где Лиза арендовала квартиру, располагался неподалеку от центра. Но, несмотря на близость к магистрали, считался комфортабельным. Здесь размещалось много офисов и магазинов, поэтому прилегающие улицы были оживленными. Когда такси добралось до места назначения, ливень прекратился, небо затянула плотная серая вата туч.

1
{"b":"646472","o":1}