ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Маклин Кэтрин

Изображения не лгут

Кэтрин МАКЛИН

ИЗОБРАЖЕНИЯ НЕ ЛГУТ

Фантастический рассказ

Перевели с английского В. КУЗНЕЦОВ и Л. МИНЦ

Представитель "Ньюса" спросил:

- Что вы думаете о них, мистер Нэтен? Они враждебны нам? Они похожи на нас?

- Очень похожи! - ответил худощавый молодой человек.

Струи дождя громко барабанили по большим окнам, скрывая от глаз аэродром, где должны были приземлиться ОНИ. Дождь рябил лужи на бетонированных взлетных дорожках бездействующего аэродрома; высокая трава, свободно растущая между дорожками, клонясь под ветром, отсвечивала мокрым блеском.

На почтительном отдалении от того места, где должен был приземлиться огромный космический корабль, виднелись тусклые силуэты грузовиков. Грузовики были до отказа набиты передвижной телеаппаратурой. Еще дальше, за пустынными песчаными холмами, широким кольцом расположились пушки; а где-то за горизонтом стояли наготове бомбардировщики. Они должны были защитить Землю в случае вероломного нападения первых пришельцев из космоса.

- Вы что-нибудь знаете об их планете? - спросил корреспондент "Геральда".

Рядом стоял представитель "Таймса". Он рассеянно прислушивался и пока воздерживался от вопросов к Джозефу Р. Нэтену. К этому молодому худощавому человеку с прямыми черными волосами и усталыми складками на лице корреспонденты относились почтительно. Он был явно в крайней стадии нервного напряжения, и они не хотели обрушиваться на него с вопросами все сразу. Они не собирались портить с ним отношения - ведь завтра он станет самой большой знаменитостью, имя которой когда-либо появлялось в газетных заголовках.

- Нет, ничего определенного.

- Какие-нибудь идеи или выводы? - настаивал "Геральд".

- Их мир, должно быть, напоминает Землю, - неуверенно произнес молодой человек. - Развитие всего живого определяют природные условия. В каком-то смысле, конечно. - Бросив взгляд на репортеров, он сразу же отвернулся; к его потному лбу прилипла прядь волос. - Впрочем, это еще ничего не значит.

- Напоминает Землю, - пробормотал один из репортеров, записывая эти слова, словно ничего, кроме этого, не было сказано.

Корреспондент "Таймса" многозначительно взглянул на корреспондента "Геральда", и тот ответил ему быстрым взглядом. "Геральд" спросил Нэтена:

- Значит, вы считаете, что они могут быть опасны?

Корреспонденты знали, что приняты меры военной предосторожности, но предполагалось, что им ничего не известно, и подобный вопрос мог застать Нэтена врасплох и заставить его высказаться определеннее.

Тщетно. Нэтен рассеянно посмотрел в окно.

- Нет, я бы этого не сказал.

- Вы думаете, они настроены дружелюбно? - так же настойчиво спросил "Геральд", пытаясь подступиться с другой стороны.

Нэтен слегка улыбнулся.

- Что касается этих - да.

Ничего определенного Нэтен еще не сообщил, а репортерам нужно было получить хотя бы основные данные, прежде чем корабль приземлится. "Таймс" спросил:

- Как получилось, что вы вступили с ними в контакт? Поколебавшись, Нэтен ответил:

- Помехи. Радиопомехи. Разве начальство не сообщило вам, чем я занимаюсь?

Армейское начальство вообще ничего не сообщило им. Офицер, который привел их для этого интервью, поглядывал на них настороженно и сердито, словно инстинктивно восставал против того, чтобы сообщать что-нибудь публике.

Нэтен неуверенно взглянул на офицера.

- Я служу радиодешифровщиком в военной разведке. Я исследую направленной антенной полосы частот иностранных передач и записываю все искаженные или зашифрованные передачи, которые мне удается поймать. А затем монтирую автоматические дешифровщики и устройства для восстановления искажений.

Офицер кашлянул, но ничего не сказал.

Нэтен продолжал:

- В свободное время я направлял антенну на звезды. Ведь звезды тоже являются источником радиошумов. Только у них это звучит как шорох, а иногда возникают какие-то взвизги. Люди давно уже слушают и исследуют их, пытаясь понять, почему звездное излучение на этих частотах дает такие резкие вспышки. Это противоречило законам природы.

Он замолчал и улыбнулся, сознавая, что слова, которые он сейчас произнесет, сделают его знаменитым. Идея, которая пришла к нему, когда он слушал шумы, была так же проста и совершенна, как и та, что осенила Ньютона, увидевшего падение яблока.

- И я решил, что это не явление природы. Я попытался расшифровать это.

Нэтен заговорил торопливо, стараясь объяснить так, чтобы было понятно:

- Видите ли, в разведке есть один старый прием: сообщение записывают на пленку с такой скоростью, что оно звучит совершенно так же - коротким взвизгом, а затем передают его.

- Вы хотите сказать, что они посылают нам шифрованные передачи? - спросил "Ньюс".

- Это не совсем шифр. Вам только нужно записать сообщение и прослушать его в замедленном темпе. Они передают не нам. Если звезды имеют планеты - обитаемые планеты! - и если между ними существует радиосвязь, то экономичнее всего осуществлять ее направленным лучом.

Он оглядел всех - понятно ли?

- Знаете, как электрическим фонариком. Теоретически направленный луч может двигаться вечно, не теряя энергии. Но целиться лучом из планеты в планету - дело не из легких. При таких огромных расстояниях трудно ожидать, чтобы луч задержался на цели больше чем на несколько секунд. Вот они и сжимают каждое сообщение в короткие, полусекундные или односекундные импульсы и посылают луч несколько сот раз за один сеанс. Тогда можно быть уверенным, что передачу перехватят в тот момент, когда луч скользит по поверхности планеты.

Теперь он говорил медленно и осторожно, не забывая, что это объяснение предназначается для газет.

- Когда промахнувшийся луч случайно проходит через нашу область пространства, мы отмечаем резкий скачок уровня шума с данного направления. Лучи посылаются с таким расчетом, чтобы попасть ими в планеты их собственной системы, а расстояние от них до нас увеличивает скорость движения луча так чудовищно, что мы успеваем ухватить только какое-нибудь короткое "бип".

- Как в таком случае вы объясняете большое количество взвизгов, которые доходят до нас? - спросил "Таймс". - Разве все планетные системы вращаются в плоскости Галактики?

Это был неофициальный вопрос. Он вырвался непроизвольно под влиянием волнения и заинтересованности. Радиодешифровщик усмехнулся, напряжение на миг исчезло с его лица.

- Может быть, мы просто перехватили чужие телефонные разговоры? Может быть, вся Галактика кишит расами, которые целые дни напролет болтают друг с другом по радио? Может быть, человеческий тип распространен повсюду?

- Это многое бы объяснило, - согласился "Таймс". Они улыбнулись друг другу. "Ньюс" спросил:

- Как же случилось, что вместо разговоров вы приняли телепередачу?

- Это вышло не случайно, - терпеливо объяснил Нэтен. - Я опознал характерный для телевидения способ развертки изображения и захотел его увидеть. Изображения понятны и без слов.

Около репортеров расхаживал взад-вперед сенатор, бормоча про себя подготовленную приветственную речь. Через широкие окна он нервно посматривал на серую завесу дождя. По окнам струилась вода.

В дальнем углу комнаты, по обеим сторонам невысокой платформы, располагались телекамеры, микрофоны на подставках и потушенные прожекторы.

Эта аппаратура должна была заработать в тот момент, когда сенатор начнет свою приветственную речь перед прибывшими, речь, которая прозвучит на весь мир. Рядом стоял потрепанный аппарат без кожуха, скрывавшего внутренности, - с одной стороны мерцали две катодные телевизионные трубки, с другой - гудел динамик. Перед аппаратом находилась вертикальная панель с циферблатами и тумблерами, а на столе перед панелью лежал наготове небольшой переносной микрофон. Он был соединен с прибором, заключенным в красивый ящик с надписью "Радиола. Собственность Соединенных Штатов".

1
{"b":"64672","o":1}