ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

========== Встреча ==========

Тревогу и что-то ещё, что-то давно забытое, испытывал Юнги, направляясь в банкетный зал. Когда перед ним торжественно распахнулась дверь и сотни лиц обратили на него свои любопытные взгляды, он опустил голову, глубоко вдыхая и стараясь набраться терпения, чтобы найти в себе силы не сломать их грёбаные фотоаппараты, которые они продолжают сувать ему прямо в лицо. Он уверенно шел вперед, стараясь вежливо отвечать на приветствия коротким кивком. Не обращать внимание на шёпот за спиной, который он вполне мог слышать.

Он вообще когда-нибудь улыбается?

Такой надменный!

А какой ледяной взгляд! Брр… Мороз по коже.

Как такой бесчувственный человек, может создавать музыкальные шедевры?

Он вообще человек?

Человек. Юнги усмехается и оборачивается к группе молодых девушек. Странно, но они замолчали, как только его взгляд скользнул вверх/вниз по их фигурам. При виде его самодовольного лица невозможно было не растеряться, что они и сделали, поспешно скрываясь в толпе. Испугались, что ли?

— Много ли вы знаете о моей жизни? — с грустью произнес Юнги, глядя им вслед, но будто не видя ничего.

Не каждый сможет ответить на этот вопрос. Юнги тщательно скрывал свою жизнь от прессы и чрезмерно любопытных фанаток. Потому что считал, что всё это касается только его. Потому что когда-то он уже открылся родному, как казалось тогда, человеку и оказался преданным. Это больно, на самом деле. И именно эту боль, боль ото всех потерь, он старается вкладывать в свои песни. Наверное, правдоподобность и жизненность привлекает людей в его текстах. То, в чём они не желают признаваться окружающим, скрытая боль и подорванная вера… Это всё они находят в его лирике.

Неожиданно он почувствовал руку на своем плече и лениво обернулся, натыкаясь на вечно счастливого человека. Даже завидно как-то!

— Рад видеть тебя, друг! — знакомый голос заставлял улыбнуться в глубине души, но на деле Юнги просто скинул его руку, оглядываясь по сторонам.

— Намджун! — воскликнул он. — Я тоже рад видеть тебя, но ты забываешься, — пригрозил пальцем, понижая голос. — Вообще-то, ты обещал позвонить. Ты когда вернулся? — наигранно обиженно спросил, поправляя пиджак и расстёгивая пуговицу для удобства.

— Не успел, — широко улыбаясь, ответил тот. Он вообще бывает когда-то грустным? — Я прилетел час назад, — они стали пробираться сквозь толпу, изредка кивая знакомым. — Не мог же я пропустить День рождения друга, — хмыкает, останавливаясь и всматриваясь в толпу в надежде найти именинника. — Ты, кстати, его уже видел?

Спросив это, Намджун продолжил выглядывать кого-то в толпе, в отличии от Юнги, лениво прислонившегося к барной стойке позади.

— Какое там! — ответил он, зевая. — Когда я доберусь до него сквозь эту толпу, наступит время отмечать мой, — сделал паузу, а затем продолжил. — А что, гости уже приглашены…

Намджун недовольно поджал губы, не найдя именинника в толпе, и только сейчас обратил внимание на слова друга. Хоть Юнги и выглядел серьёзным, но подшучивать иногда любил. Да так, что никто не мог понять, что это — правда или шутка.

— Стараться шутить с твоим каменным лицом, — начал Намджун, разворачиваясь к собеседнику. — Это смешнее, чем сама шутка, — улыбался он, наблюдая за метаморфозами на лице друга и начиная смеяться уже более отчаянно.

Непонимание. Желание вызвать «скорую». Страх за свою жизнь. Это испытал Юнги, глядя на ржущего рядом друга. Это было больше похоже на истерику.

— А это была не шутка, — спокойно ответил он, отталкиваясь от барной стойки и делая несколько шагов вперёд, когда услышал насмешливый голос друга.

— Ах да, вы же уважаемый человек, продюсер Мин! — подначивал тот, отлично зная, что он ненавидит, когда его так называют. — Не пристало вам улыбаться в элитном обществе. Или ты забыл, как это делать?

— Пойдем, пора найти нашего именинника, — напрочь проигнорировав вопрос, Юнги направился прямо, совершенно не обращая внимания на плетущегося сзади друга.

Слова Намджуна заставили задуматься. Он и правда забыл, когда в последний раз смеялся от души. Так, что весь живот в коликах, а на глазах слёзы. Как давно это было? Кажется, что никогда. Возможно, пришло время отпустить прошлое, которое столько лет терзало его изнутри и ушло, оставив после себя только болезненные воспоминания? Возможно, теперь стоит что-то поменять? Сегодня он решил, что всё изменится. Он сам изменится.

Он думал об этом, когда перед ним выросло сияющее лицо Сокджина, сегодня излучающего свет сильнее обычного. Красивый. Стройный. О нём мечтали девушки и им восхищались мужчины. На нём был черный элегантный костюм, как и подобает имениннику его социального статуса. Он вежливо поклонился группе пожилых мужчин, что проходили мимо, и поспешил вернуть своё внимание друзьям.

— Председатель, — формально начал Намджун, будто они вовсе и не были друзьями, и почтительно поклонился. — Я рад присутствовать на этом великолепном торжестве, — сдерживая себя, чтобы не засмеяться.

Юнги стоял, засунув руки в карманы и глядя на разыгрывающийся перед ним спектакль. Ну сколько можно? Намджун каждый раз пытался подколоть Джина. И как тот это терпит? Непонятно…

— Ну что за?.. — устало потёр переносицу Юнги. — Подвинься! — легонько толкая Джуна в плечо и становясь перед ним. — С Днем Рождения, хён! Пусть все твои желания сбудутся! — произнёс он. — Будь счастлив, друг! — обнимая именинника и обращая к себе удивлённые взгляды друзей.

— Как сентиментально! — воскликнул Намджун, смахивая воображаемую слезу. — Юнги, ты здоров? — продолжил подшучивать, получая в ответ уничтожительный взгляд и поднимая руки в примирительном жесте.

— Спасибо, друг, — поблагодарил именинник, отлично понимая, какой глубокий смысл было вложено в каждое слово.

— Теперь я, — самодовольно скалясь, проговорил Джун. — Я для тебя такую цыпочку приготовил, — подмигивая другу. — Она позаботится о тебе без лишних слов…

Друзья переглянулись. Джин нервно прикусил нижнюю губу и громко сглотнул, оглядываясь по сторонам. А Намджун продолжал говорить, не замечая непонимания в глазах собеседников. Что не так-то? Отличный же подарок.

— Когда я увидел её впервые, — он мечтательно закрыл глаза. — Захотелось узнать, на что способна эта крошка. Признаюсь, я прокатился разок, — честно продолжил. — Она невероятная!

— Ты с ума сошел? — Джин понизил голос почти до шёпота. — Какая еще цыпочка? — продолжил, оглядываясь и краснея. — Я женюсь скоро! Смерти моей хочешь? — совершенно серьёзно.

— Неужели вы подумали о… — так и не успев договорить, Намджун взорвался смехом, обращая к себе взгляды любопытных гостей. — Какие вы испорченные, честное слово, — он попытался сдержать новый приступ смеха. — С Днем рождения, дружище!

Он достал из кармана что-то маленькое и, только когда это коснулось руки именинника, парни, наконец, поняли, о чём шла речь. Намджун говорил о машине. Юнги не выдержал первым, смеясь в кулак, что очень удивило друзей. Лёд тронулся?

— Это слишком. Правда, не стоило, — заверял Джин, всё ещё сдерживаясь, чтобы не приобщиться к всеобщей атмосфере веселья.

— Брось, это пустяк, — отмахнулся Намджун. — А вот то, что Юнги смеялся, — просто сюрприз, — глянул на Джина с улыбкой.

Юнги недовольно хмыкнул, скрещивая руки на груди и с трудом сдерживая улыбку. Совсем необязательно было говорить о том, что это парни делают его таким. Живым, что ли? Человеком, у которого есть эмоции. Человеком, который чувствует. Человеком, которого давно не выпускали на волю и которому теперь хочется вкусить всё, чего сам себе не позволял.

Парни одобрительно качали головой и хлопали в ладоши, улыбаясь. Это было так заразительно, что Юнги не смог удержаться и снова заулыбался, демонстрируя всему миру, что здесь и сейчас он счастлив. Что он готов отпустить всё плохое и начать верить в лучшее. Готов… Надолго ли?

Он постарается об этом не думать, ныряя в увлекательную беседу, словно в омут. Друзья отвлекают от мыслей, которые так и норовят проникнуть туда, куда не следует.

1
{"b":"646731","o":1}