ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Когда люди начали умножаться
на земле и родились у них дочери,
тогда сыны Элогим увидели дочерей человеческих,
что они красивы, и брали [их] себе в жены,
какую кто избрал.

В то время были на земле Нефилим, особенно же с того времени, как сыны Элогим стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им.

Библейские Нефилим, или сыновья Элогим, спустившиеся на землю, соответствуют шумерским аннунакам («те, кто спустились с небес на землю»); об этом свидетельствует сама Библия (Числа, 13:33), поясняя, что Нефилим были «сыны Енаковы» (древнееврейское произношение слова «аннунаки»). Таким образом, в эпоху, непосредственно предшествовавшую Великому потопу, молодые аннунаки стали вступать в связь с женщинами из числа смертных; общие гены привели к тому, что от таких связей стали рождаться дети – наполовину люди, наполовину боги, или полубоги.

Факт присутствия на земле полубогов подтверждается многочисленными древними текстами, в которых рассказывается как об отдельных людях (например, шумерском царе Гильгамеше), так и о целых династиях (таких, как династия из тридцати полубогов, правившая Египтом до фараонов). Правда, в обоих случаях речь идет о временах после Великого потопа. Но в библейской преамбуле к легенде о Потопе мы находим подтверждение, что «сыны Элогим» – сыны ДИН.ГИР – начали «брать в жены» женщин из числа смертных задолго до всемирной катастрофы.

Анализируя легенду об Адапе, рассказывающую о «допотопных» временах, о происхождении человека и зарождении цивилизации, мы уже затрагивали вопрос о том, почему его, Адапу, называли «сыном Эа» – просто потому, что он был потомком Адама, создать которого помог Эа, или в буквальном смысле (этого мнения придерживаются многие ученые) сыном Эа, рожденным смертной женщиной, то есть полубогом. Тот факт, что Эа/Энки вступал в сексуальные связи не только со своей официальной супругой, богиней Нинки, не должен вызывать Удивления: любовные приключения Энки описываются во многих шумерских текстах. В одном эпизоде он пытался соблазнить Инанну/Иштар, внучку своего сводного брата Энлиля. Среди других его похождений – желание иметь сына от своей единокровной сестры Нинмах. Когда же Нинмах родила дочь, он вступил в связь и с ней, а потом и со своей внучкой.

Был ли полубогом Энмедуранки, седьмой – но не последний (десятый) – «до-потопный» правитель Города Богов? В шумерском тексте об этом ничего не говорится, но мы подозреваем, что так оно и было (в этом случае его отцом мог быть Уту/Шамаш). Иначе почему Энмедуранки доверили управлять Городом Богов (в данном случае Сиппаром), когда все его предшественники были аннунаками? И как он мог править на протяжении 21 600 лет, если не обладал генетическим преимуществом относительного «бессмертия» аннунаков?

В самой Библии не уточняется, когда именно люди «начали умножаться на земле» и расселились по всей планете, но в псевдоапокрифах говорится, что юные боги стали вступать в связь с земными женщинами задолго до Потопа, еще во времена Еноха (он был седьмым из десяти патриархов, живших до Великого потопа). Согласно «Книге Юбилеев», Енох «дал свидетельство стражам, которые согрешили с дочерьми человеческими. Ибо они стали смешиваться, чтобы оскверняться с дочерьми человеческими». Согласно этому источнику, это был главный грех «ангелов Господа» – «любодеяние, которым стражи вопреки предписаниям их закона блудили с дочерьми человеческими и взяли себе жен из всех, которые им понравились: они положили начало нечистоте».

«Книга Еноха» еще подробнее рассказывает об этих событиях:

И случилось, – после того как сыны человеческие
умножились в те дни, у них родились красивые
и прелестные дочери. И ангелы, сыны неба, увидели их,
и возжелали их, и сказали друг другу:
«Давайте выберем себе жен в среде сынов человеческих
и родим себе детей!»

«Книга Еноха» утверждает, что сложившаяся ситуация не явилась результатом действий отдельных аннунаков, которые были не в силах противостоять вожделению. Здесь содержится намек на то, что побудительным мотивом связей с земными женщинами стало желание иметь детей и что группа аннунаков, сговорившись между собой, сознательно выбрала в жены «дочерей человеческих». И действительно, после того, как эта идея созрела:

И Семъйяза, начальник их, сказал им:
«Я боюсь, что вы не захотите привести
в исполнение это дело и тогда я один должен буду
искупать этот великий грех».
Тогда все они ответили ему и сказали:
«Мы все поклянемся клятвою и обяжемся друг другу
заклятиями не оставлять этого намерения,
но привести его в исполнение».

Так они собрались вместе и дали клятву исполнить «это дело», хотя оно и противоречило «предписаниям закона». Ангелы «спустились на Ардис, который есть вершина горы Ермон» («гора клятвы») на юге Ливана. «Было же их всего двести». Заговорщики разделились на группы по десять, и в «Книге Еноха» приводятся имена их «начальников». Таким образом, все это было организованной попыткой страдавших от вынужденного воздержания и бездетных «сынов Элогим» как-то исправить положение.

Не подлежит сомнению, что в псевдоапокрифах связь божественных существ с женщинами из числа смертных считается похотью, прелюбодеянием, скверной – это грех «падших ангелов». Можно предположить, что той же точки зрения придерживается и сама Библия, но это не совсем так. Вина за случившееся здесь перекладывается на людей, и именно они, а не «сыны Элогим» должны быть стерты с лица земли. О последних же Библия отзывается с восхищением: «сильные, издревле славные люди» (строфа 4).

Понять мотивацию, расчеты и чувства, которые привели к кровосмешению, а также отношение к таким поступкам можно из другого эпизода, о котором рассказывается в Библии (Судьи, глава 21). Чтобы наказать «сынов Вениаминовых» за надругательство над женщиной, остальные колена Израиля объявили им войну. Племя Вениамина потерпело поражение и оказалось на грани полного исчезновения – у них не осталось женщин, способных рожать детей. Они не могли жениться на женщинах из других колен Израиля, поскольку остальные поклялись не отдавать своих дочерей в жены «сынам Вениаминовым». Поэтому мужчинам из рода Вениамина было предложено спрятаться в виноградниках у дороги, ведущей «от Вефиля в Сихем», а когда «выйдут девицы Силомские плясать в хороводах», каждый «схватит» себе жену и увезет «в землю Вениаминову». Этот поступок не повлек наказания, потому что весь план был придуман старейшинами Израиля, стремившимися сохранить колено Вениамина, не нарушая своей клятвы.

Может быть, принцип «делайте, что считаете нужным, пока я не смотрю» имел место и во время клятвы на горе Хермон? Может быть, один из руководителей аннунаков (Энки?) сделал вид, что ничего не замечает, тогда как другой (Энлиль?) пришел в ярость?

Ответ на эти вопросы, возможно, содержит малоизвестный шумерский текст. «Табличка с мифом» (CBS-14061), о которой сообщает И. Шиера («Sumerian religious Texts»), повествует именно об этих незапамятных временах и молодом боге по имени Марту, который жаловался, что у него нет жены. Из текста мы узнаем, что брак с земной женщиной не считался грехом – при условии, что на него получено разрешение богов, а также согласие самой женщины. Марту жалуется матери, что все его друзья и знакомые в городе женаты и лишь один он одинок и не имеет супруги и детей.

Город, о котором вел речь Марту, назывался Ниаб и располагался в «обитаемой Великой Земле». В ту далекую эпоху, сообщает шумерский текст, «город Ниаб существовал, а Шидтаб нет; священная тиара существовала, а священная корона нет…» Другими словами, уже существовали жрецы, но еще не было царей. Но в эти времена «мужчины и женщины сожительствовали… и рождались дети».

16
{"b":"647","o":1}