ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Государева избранница
Тенистый лес. Сбежавший тролль (сборник)
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо
Синдром зверя
Город. Сборник рассказов и повестей
Дети судного Часа
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
Виттория
A
A

«Времени царствования его над Израилем [было] сорок лет: в Хевроне царствовал он семь лет, и в Иерусалиме царствовал тридцать три [года]». Царь Давид «умер в доброй старости». Так завершается 1-я Книга Царств. «Дела царя Давида, первые и последние, описаны в записях Самуила-провидца, и в записях Нафана-пророка, и в записях Гада-прозорливца». Эти книги не сохранились – как и многие другие книги (например, «Книга войн Иеговы» и «Книга Доблестного»), упоминающиеся в Библии. Однако из всех включенных в Библию псалмов около половины (73 из 150) приписываются царю Давиду. Все они позволяют получить представление о природе и личности Иеговы.

На рубеже второго и первого тысячелетий до нашей эры на престол в Иерусалиме взошел Соломон. Вскоре после его смерти единое государство распалось на две части: Иудею на юге и Израиль на севере. Отрезанное от Иерусалима и его храма, северное царство было в большей степени подвержено влиянию чужих религий и обычаев. Основание новой столицы шестым царем Израиля в 880 году до н. э. означало окончательный разрыв с Иудеей, а также с поклонением Иегове в Иерусалимском храме. Новый город получил название Шомрон (Самария), что означало «маленький Шумер» и указывало на то, что его жители отдавали предпочтение богам, изображение которых можно было увидеть.

В эти неспокойные времена «слово Господа» передавалось царям через «людей Божьих» – их называли набих (пророк), хозех (тот, кого посещают видения) или роэх (провидец). Одним Господь являлся сам, с другими общался через «ангела». Некоторым приходилось доказывать, что они являются «истинными пророками», при помощи чудес, которые не могли повторить «ложные пророки». И все они были вовлечены в борьбу против язычества и стремились сделать так, чтобы престол занимал царь, праведный «в глазах Господа».

Выдающимся пастырем этой эпохи, пророчества которого вызывали мессианские ожидания у многих поколений, живших после него, был пророк Илия (Элияху на древнееврейском, что означает «мой бог Иегова»). Он был избран Богом в то время, когда царем Израиля был Ахав, который перешел в веру свой жены Иезавель, дочери царя Сидона. Ахав «стал служить Ваалу и поклоняться ему», построив жертвенник Ваалу в Самарии и алтарь Ашторет. О нем в Библии сказано (3-я Книга Царств, 16:31-33): «И делал Ахав, сын Амврия, неугодное пред очами Господа более всех бывших прежде него».

Именно тогда Господь призвал Илию стать его глашатаем, подтвердив «истинность» пророка несколькими чудесами.

Первое из чудес Илия продемонстрировал, когда остановился на ночлег у бедной вдовы. Женщина пожаловалась, что у нее почти не осталось муки и масла, и тогда Илия сделал так, что скудных запасов хватило на много дней: мука и масло чудесным образом пополнялись.

После этого заболел сын хозяйки дома, причем болезнь была настолько тяжелой, что «не осталось в нем дыхания». Обратившись с молитвой к Господу и прося пощадить ребенка, Илия положил мальчика на свою постель. Затем он трижды «простерся» над ним, призывая имя Бога, и «возвратилась душа отрока сего в него, и он ожил». «И сказала та женщина Илии: теперь-то я узнала, что ты человек Божий и что слово Господне в устах твоих истинно».

Вскоре после этого Иезавель собрала в своем дворце 450 «пророков Вааловых», и лишь один Илия «остался пророк Господень». По совету Илии царь Ахав собрал на горе пророков Ваала и приготовил двух жертвенных быков. Огня под алтарями не было. Каждая из сторон должна была молиться, чтобы их бог зажег жертвенные алтари с небес. Пророки Ваала целый день тщетно взывали к своему богу, а когда пришла очередь Илии, «ниспал огонь Господень и пожрал всесожжение». «Увидев [это], весь народ пал на лице свое и сказал: Господь есть Бог, Господь есть Бог!» Тогда Илия приказал убить всех пророков Ваала, и ни один из них не спасся.

Когда известие об этом достигло Иезавель, царица приказала убить Илию, но он бежал на юг, в пустыню Синай. Измученный голодом и жаждой, пророк прилег под деревом, готовясь к смерти, но тут Ангел Господа чудесным образом снабдил его водой и пищей и указал путь к пещере на горе Синай, «горе Божией». Там Господь заговорил с ним и приказал возвращаться на север, помазать нового царя в Дамаске, столице Арамейского царства, и нового царя Израиля, а также выбрать своим преемником Елисея: «Елисея же, сына Сафатова, из Авел-Мехолы, помажь в пророка вместо себя».

Это был не просто намек на грядущие события – участие пророков Господа в государственных делах, – а предсказание скорого низвержения царей и выбора их преемников, причем не только в Израиле и Иудее, но и в столицах других царств!

Илия еще несколько раз выступал с пророчествами после того, как ему давал указания «Ангел Господень» – похоже, именно такой способ выбрал Иегова для общения с этим человеком. Однако в Библии ничего не сказано о том, каким образом Господь сообщил Илие, что он будет вознесен на небо в огненной колеснице. Это событие, заставляющее вспомнить об Энмедуранки, Адапе и Енохе, подробно описывается во 2-й главе 4-й Книги Царств. Совершенно очевидно, что вознесение не было неожиданным – это заранее спланированное и подготовленное действо, о месте и времени которого Илию предупредили заблаговременно.

«В то время, как Господь восхотел вознести Илию в вихре на небо, шел Илия с Елисеем из Галгала» – места, где Иисус Навин соорудил кольцо из камней в честь чудесной переправы через Иордан. Илия пожелал оставить здесь своего верного ученика и дальше идти один, но Елисей и слышать об этом не хотел. Когда они добрались до Вефиля, к ним вышли многочисленные ученики (Библия называет их «сынами пророков») и сказали Елисею: «Знаешь ли, что сегодня Господь вознесет господина твоего над главою твоею?» Он ответил им: «Я также знаю, молчите».

Пытаясь избавиться от спутников, Илия сказал, что направляется в Иерихон, и попросил Елисея не сопровождать его, но Елисей настаивал, что обязан идти вместе с учителем. Тогда Илия ясно дал понять, что должен переправиться через Иордан один, однако Елисей все равно хотел пойти с ним. На глазах учеников, которые наблюдали за всем издали, «взял Илия милоть свою, и свернул, и ударил ею по воде, и расступилась она туда и сюда, и перешли оба посуху».

Оказавшись на другом берегу – там, где остановились сыны Израиля, когда пришли в Ханаан, – Илия и Елисей продолжили беседу и двинулись дальше.

Вдруг явилась колесница огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понесся Илия в вихре на небо.

Елисей же смотрел и воскликнул: отец мой, отец мой, колесница Израиля и конница его! И не видел его более.

Судя по приведенным в Библии подробностям путешествия, вознесение Илии на огненной колеснице произошло в окрестностях Тель-Хассула, где археологи нашли изображение круглых летательных аппаратов с тремя выступающими опорами (рис. 72).

Три дня ученики искали исчезнувшего учителя, хотя Елисей и предупреждал их о бесполезности поисков. Унаследовав плащ Илии, который пророк уронил при вознесении на небо, Елисей обрел способность творить чудеса, в том числе воскрешать мертвых и насыщать большое число людей малым количеством пищи. Его слава вышла за пределы самого Израильского царства, и к нему за помощью в исцелении болезней обращались иноземные правители. А когда Елисей вылечил арамейского царя, тот признал верховенство Бога Израиля.

Как и Илия до него, Елисей указывал, кого именно Господь избирал на царство; к моменту его смерти (приблизительно в 800 году до н. э.) Израилем правил пятый после Ахава царь. Подобно пророкам, жившим после него, Елисей был «гласом Божиим» в вопросах войны и мира. Так, в 3-й главе 4-й Книги Царств рассказывается о восстании моавитского царя Месы, который после смерти Ахава отказался признавать власть Израиля. К Елисею обратились с вопросом, нужно ли идти войной на моавитян. Исторический факт приграничной войны подтверждается удивительной археологической находкой – стелой того самого царя Месы, на которой записан его вариант рассказа об этой войне. В настоящее время стела (рис. 108а) хранится в парижском Лувре, и надпись на ней сделана шрифтом, которым в те времена пользовались евреи. В 18-й строке текста там встречается имя еврейского бога Иеговы – точно так же, как в израильских и иудейских надписях (рис. 108b).

64
{"b":"647","o":1}