ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но Нергал тоже не мог быть Иеговой. Его имя упоминается среди богов кутиев, которых ассирийцы, наряду с другими народами, поселили на землях изгнанных израильтян. Его идолам поклонялись пришельцы. Он никак не мог быть одновременно «Иеговой» и оскорблением Иеговы.

Таким образом, Энлиль и два его сына, Адад и Нинурта, не подходят на роль Иеговы. А как обстоят дела с третьим сыном Энлиля Нанной/Сином (богом луны)?

Его «культовым центром» (как выражаются ученые) в Шумере был Ур, тот самый город, с которого начались скитания Фарры и его сына Авраама. Из Ура, где Фарра исполнял обязанности жреца, они переехали в Харран в верховьях Евфрата – этот город был уменьшенной копией Ура и центром поклонения Нанне. По нашему мнению, в те времена миграция имела религиозные и политические корни, которые могли повлиять на отношение к Нанне. Может быть, именно Нанна был тем богом, который посоветовал Аврааму покинуть Шумер?

Нанна, принесший мир и процветание в Шумер в эпоху, когда столицей царства был Ур, жил в огромном зиккурате Ура (его руины возвышаются над окружающей местностью и сегодня) со своей любимой женой НИН.ГАЛЬ (Великая Госпожа). Гимны, исполнявшиеся в честь божественной четы в новолуние, выражали благодарность людей своим покровителям, а ночные часы считались «временем таинств великих богов, временем оракулов Нанны». По ночам Нанна посылает «Загара, бога снов», который передает указания и прощает грехи. В гимнах его называли вершителем судеб на небе и на земле, господином живых существ, отцом справедливости.

Все это очень похоже на восхваление Иеговы Псалмопевцем…

Аккадское (семитское) имя Нанны – Син, и именно в честь него назван Синайский полуостров и его часть, упоминающаяся в Библии как «пустыня Син» (а также весь полуостров). Именно здесь Иегова впервые появился перед Моисеем, здесь находилась «гора Божия», и здесь же произошло величайшее богоявление в истории. Более того, центральная равнина Синая в районе горы, которую мы называем горой Синай, до сих пор носит название Нахл – в честь богини Нингаль, имя которой семитские народы произносили как Никол.

Значит ли это, что Иегову правомерно отождествлять с Сином?

Несколько десятилетий назад был найден обширный корпус литературы Ханаана (ученые называют эти тексты «мифами»), повествующий о богах этой земли. Выяснилось, что верховный бог Баал (от его имени произошел термин «господин») не был полностью независим от своего отца Эла (на древнееврейском языке это слово обозначает общее понятие бога). В этих текстах Эл изображен как ушедший на покой бог, который вместе с женой Ашерах жил в безлюдной местности, там, где «встречаются две воды»; в книге «Лестница в небо» мы идентифицировали это место как южную оконечность Синайского полуострова, где соединяются два залива Красного моря, вдающиеся в сушу. Это обстоятельство, а также некоторые другие соображения привели нас к выводу, что ханаанский Эл – это не кто иной, как удалившийся от дел Нанна/Син. Одним из аргументов в пользу этой гипотезы стало существование «культового центра» Нанны/Сина на перекрестке древних торговых путей. Этот город, существующий по сей день, называется Иерихон, и его библейское/семитское название дословно переводится как «город бога луны». Кроме того, племена к югу от Ханаана стали называть своего бога Аллах – «Эл» по-арабски, – причем символом бога в исламе стал полумесяц.

Если удалившийся от дел богом Элом из ханаанских текстов действительно был Нанна/Син, то этому есть объяснение. Из шумерских текстов, рассказывающих о разрушительном воздействии радиоактивного облака, двигавшегося на восток и достигшего Шумера и его столицы Ура, мы узнаем, что Нанна/Син, отказавшийся покинуть любимый город, серьезно заболел и был частично парализован.

Образ Иеговы, особенно во времена Исхода и расселения в Ханаане – то есть после гибели Ура, а не до нее, – никак не соответствует слабому, немощному и удалившемуся от дел Нанне/Сину. В Библии перед нами предстает активный бог, упорный и настойчивый, властный, сокрушающий богов Египта, насылающий чуму, отправляющий с поручениями ангелов, летающий в небе.

Это вездесущий бог, творящий чудеса, исцеляющий больных, божественный архитектор. Ни одно из этих качеств не было свойственно Нанне/Сину.

Поклонение Нанне/Сину и страх перед ним были обусловлены связью с небесным аналогом, луной. Это не позволяет отождествить его с Иеговой: в библейской версии именно Иегова сделал Луну и Солнце небесными светилами. «Хвалите Его, солнце и луна», – говорит Псалмопевец. На Земле падение стен Иерихона под действием труб Иеговы символизирует верховенство Иеговы над богом Луны.

То же самое относится к Балу, ханаанскому богу, все время досаждавшему приверженцам Иеговы. Ханаанские тексты говорят, что Бал был сыном Эла. Его обитель в горах Ливана по-прежнему носит название Баалъбек, «долина Баала». Именно туда направлялся в поисках бессмертия Гильгамеш во время своего первого путешествия. В Библии это место называется Бейт-Шемеш – «дом/обитель Шамаша», а Шамаш, как мы помним, был сыном Нанны/Сина. В ханаанских мифах много места отводится взаимоотношениям Бала и его сестры Анат, и мы нисколько не сомневаемся, что семитское имя Анат происходит от Аннуниту («возлюбленная Ану») – прозвища богини Инанны/Иштар, сестры-близнеца Уту/Шамаша.

Все это указывает, что ханаанское трио богов, состоящее из Эла, Бала и Анат, аналогично месопотамской триаде из Нанны/Сина, Уту/Шамаша и Инанны – богов Луны, Солнца и Венеры. Никого их этих богов нельзя отождествить с Иеговой, потому что Библия многократно предупреждает против поклонения этим небесным телам и их символам.

Если ни Энлиля, ни его сыновей (и даже внуков) нельзя полностью отождествить с Иеговой, следует направить поиски в другое русло, внимательно рассмотрев сыновей Энки, некоторые черты которых также свойственны библейскому Богу.

В инструкциях, которые дал Господь Моисею во время встречи на горе Синай, большое внимание уделено медицине. Пять полных глав Книги Левит и многие фрагменты Книги Чисел рассказывают о медицинских процедурах, о диагностике и лечении болезней. «Исцели меня, Господи, и исцелен буду», – восклицает пророк Иеремия. «Благослови, душа моя, Господа», – говорит Псалмопевец, славя Бога, который «исцеляет все недуги твои». Благодаря своему благочестию царь Иезекия не только исцелился – Иегова подарил ему еще пятьдесят лет жизни (4-я Книга Царств, глава 19). Иегова умел не только излечивать от болезней и продлевать жизнь, но также (при посредстве ангелов и пророков) воскрешать мертвых; яркий пример этого чуда содержится в видении пророка Иезекииля, когда разбросанные иссохшие кости вновь стали живым человеком, воскресшим по воле Иеговы.

Медико-биологическими знаниями, лежащими в основе этой способности, обладал Энки; он передал эти знания двум сыновьям: Мардуку (в Египте он был известен как Ра) и Тоту (египтяне называли его Техути, а шумеры НИН.ГИШ.ЗИДДА – «господин древа жизни»). Что касается Мардука, то многие вавилонские тексты рассказывают о его способности исцелять больных; однако – об этом можно узнать из его жалоб отцу – Энки не обучил Мардука искусству воскрешать мертвых. Тот, обладавший такими знаниями, использовал их для воскрешения Гора, сына бога Осириса и его сестры-жены Исиды. В иероглифическом тексте, рассказывающем об этом эпизоде, говорится, что Гор умер от укуса скорпиона. Его мать обратилась за помощью к «богу магии» Тоту, который спустился с неба на своей небесной лодке и вернул мальчика к жизни.

В библейских эпизодах, описывающих постройку и оборудование скинии в Синайской пустыне, а затем Иерусалимского храма, Иегова продемонстрировал глубокое знание архитектуры и технологии строительства – вплоть до демонстрации людям масштабных моделей того, что он задумал. Мардук не обладал подобными знаниями – все это было известно лишь Тоту/Нингишзидде. В Египте именно его считали хранителем секретов возведения пирамид, и именно Нингишзидда был приглашен в Лагаш, чтобы помочь сориентировать и спроектировать храм Нинурты, а также выбрать для него строительные материалы.

71
{"b":"647","o":1}