ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Одержимость
Мне снова 15…
Ответ перед высшим судом
Диверсант
Муж, труп, май
Карантинный мир
Кремль 2222. Куркино
Чистая правда
Самый желанный мужчина
A
A

Оценка пещерного искусства как религиозного подтверждается и найденными фигурками из глины. В большинстве своем это так называемая «Венера» – женская фигурка, получившая название Венеры Виллендорфа (рис. 10а) и датируемая приблизительно 23 000 годом до н. э. Древние художники также умели реалистично изображать женское тело (примером тому может служить найденная во Франции фигурка, датируемая 22 000 годом до н. э., рис. 10b), и поэтому считается, что изображения с гипертрофированными репродуктивными органами символизируют плодовитость. В отличие от натуралистических изображений («Ева») преувеличенные («Венера») служили для поклонения богине.

Божество 12-й планеты - pic_12.jpg

Еще одна «Венера», найденная во французском Лосселе и датируемая той же эпохой, является, по всей видимости, изображением богини, а не земной женщины – в правой руке она держит полумесяц (рис. 11). Некоторые специалисты полагают, что это всего лишь рог бизона, но, независимо от материала, из которого сделан полумесяц, он явно символизирует связь человека с небесами (в данном случае – с Луной).

Божество 12-й планеты - pic_13.jpg

Многие исследователи (например, Иоханнес Марингер в работе «The Gods of Prehistoric Мап») считают, что женские фигурки вполне могли быть идолами культа «великой богини», распространенного среди оседлых охотников на мамонтов в раннем каменном веке. Другие, например Мэрлин Стоун («When God Was A Woman»), называют это явление «зарей Эдемского сада каменного века» и связывают эту богиню-мать с богинями шумерского пантеона. Одно из имен Нинмах, которая помогала Энки создать человека, – «Мамми»; совершенно очевидно, что именно от него произошло слово «мать», которое одинаково звучит почти на всех языках. В том, что ей поклонялись еще 30 тысяч лет назад, нет ничего удивительного – аннунаки присутствовали на Земле гораздо дольше, и среди них была Нинмах/Мамми.

Но откуда люди каменного века, в частности кроманьонцы, знали о существовании этих «богов»?

На наш взгляд, ответ на этот вопрос могут дать другие изображения, найденные в пещерах каменного века. О них если и упоминают (что случается крайне редко), то лишь как об «отметинах». Но это не просто царапины или случайные линии. «Отметины» имеют четкую форму, совпадающую с формой объектов, которые мы сегодня называем НЛО…

Лучшее доказательство этого – сами изображения. На рис. 12 воспроизведены произведения художников каменного века – репортеров того времени – из испанских пещер Альтамира, Ла-Пасьега и Эль-Кастильо, а также пещер Фон-де-Гом и Пэрно-Пэр во Франции. На наш взгляд, все они относятся к одной категории – изображения небесных колесниц. Поскольку другие наскальные рисунки представляют собой изображения животных и т. п., которых наблюдали и воспроизвели на стенах пещер древние художники, нет никаких оснований полагать, что «отметины» являются плодом их фантазии. Если это летающие объекты, то художники каменного века, вне всякого сомнения, видели их.

Божество 12-й планеты - pic_14.jpg

Благодаря искусству этих художников мы можем быть уверены, что рассказ Адама и Евы о «небесных колесницах» в «до-потопные» времена – это не выдумка, а изложение фактов.

Сравнение библейского и апокрифических текстов с шумерскими источниками расширяет наши знания о событиях доисторической эпохи. Мы уже обращались к этим источникам, когда рассматривали легенду о сотворении Адама и Евы и об Эдемском саде. Теперь обратимся к трагедии, главными действующими лицами которой были Каин и Авель. Почему они должны были преподнести первые плоды своего труда Иегове, почему Господь принял лишь подношение скотовода Авеля и почему он принялся утешать Каина, обещая ему власть над братом?

Ответы на эти вопросы поможет получить понимание того факта, что библейская версия этих событий – подобно рассказу о Сотворении мира – объединяет нескольких шумерских богов в одного, монотеистического Бога.

В настоящее время известны два шумерских текста, описывающих конфликт между земледелием и скотоводством. В обоих источниках корни этого конфликта уходят в ту эпоху, когда на Земле еще не было культурных растений и домашнего скота, когда «земля еще не приносила хлеба и не родила… И не было овец, и не рожден еще ягненок был; и не было козы, чтоб принесла козленка». Однако «черноголовые люди» были уже созданы и привезены в Эдин, и поэтому аннунаки решили даровать НАМЛУ.ГАЛ.ЛУ – «цивилизованному человечеству» – знания, а также орудия для возделывания земли и выращивания скота. Но делалось все это не ради человечества, а «во имя богов», чтобы обеспечить их пищей.

Задачу окультуривания растений и одомашнивания животных поручили Энки и Энлилю. Они отправились в ДУ.КУ, «место очищения», или «комнату творения», и создали там Лахар («скот, дающий шерсть») и Аншан («зерно»). Для Лахара они сделали загон, а для Аншана – плуг и ярмо. На шумерских цилиндрических печатях запечатлена передача первого плуга человеку (рис. 13а), а также процесс вспахивания земли, где плуг тянут быки (рис. 13b). Предположительно создателем Аншан был Энлиль, хотя нельзя исключить вероятность того, что это сын Энлиля Нинурта, которого прозвали «пахарем».

Божество 12-й планеты - pic_15.jpg

Поначалу отношения между Лахаром и Аншаном были поистине идиллическими, но затем они начали ссориться. В тексте, получившем название «Миф о скоте и хлебе», говорится о том, что, несмотря на попытки разделить их, приучив Аншана (земледельца) к оседлому образу жизни и установив загоны на пастбищах Лахара (скотовода), несмотря на изобильные поля и тучные стада, спор между земледельцем и скотоводом не утихал. Ссора началась после того, как Лахар и Аншан предложили плоды своего труда богам. Каждый хвастался своими достижениями и старался преуменьшить успехи соперника. Страсти так накалились, что пришлось вмешаться Энлилю и Энки. По свидетельству шумерского текста, они объявили победителем Аншана – земледельца.

Еще ярче противоречие между двумя способами добывания пищи и разным образом жизни отразилось в тексте, получившем название «Спор между Эмешем и Энтеном». Два бога – Эмеш, который «расширил хлеба и овчарни», и Энтен, проложивший каналы, напитавший землю водой и называющий себя «земледельцем богов», – пришли к Энлилю с просьбой определить, кто из них главнее. Каждый принес Энлилю дары, надеясь, что спор решится в его пользу. Энтен хвастается, что «сотворил деревья и поля», а проложенные им ирригационные каналы напоили водой поля, что он «умножает урожай», «наполняет житницы доверху». Эмеш указывает, что он «заставил овцу рожать ягнят, а козу – рожать козлят, корову и быка он заставил размножаться, дабы сливок и молока было в изобилии», а также «птицам небесным велел на обширной земле вить гнезда, рыбам морским велел в зарослях тростника метать икру».

Но Энлиль отвергает мольбы Эмеша: «Эмеш, сын мой, как же ты можешь сравнивать себя с твоим братом Энтеном!» Именно Энтену поручены «воды, приносящие жизнь всем странам». Вода является олицетворением жизни, расцвета и изобилия. Эмеш смиряется с решением могущественного Энлиля, чей авторитет непререкаем.

Таким образом, в споре между Эмешем и Энтеном победителем вышел Энтен, «земледелец богов». Эмеш преклонил перед ним колени, вознес молитву и преподнес многочисленные дары.

Примечательно, что в приведенных выше строках Энлиль называет Эмеша братом Энтена – точно в таких же родственных отношениях состояли Каин и Авель. Это обстоятельство, а также другие сходные черты шумерского мифа и библейского текста указывают, что шумерский вариант послужил основой для истории, рассказанной в Книге Бытия. Вполне возможно, что предпочтение Энлилем земледельца скотоводу объясняется тем, что именно он научил человека возделывать землю, тогда как одомашниванием скота занимался Энки. Ученые обычно отождествляют Энтена с «зимой», а Эмеша с «летом».

8
{"b":"647","o":1}