ЛитМир - Электронная Библиотека

«Каждый боится смерти, но никто не боится быть мёртвым»

Роналд Арбатнотт Нокс

Пролог. Созвездие мёртвых

Брусчатка успела нагреться от полуденного солнца, когда Максим с гитарой устроился посередине набережной. Погода сегодня стояла отменная: уже целых +17 по Цельсию. И это в конце-то июня! Для Полярного Урала подобная температура была настоящим подарком. Так что люди побросали все дела и неспешно прогуливались вдоль реки, от которой тянуло свежестью.

Парень принялся бренчать попурри из последних хитов, надеясь подсобрать денег на вечернюю выпивку. Однако со стороны гор, светлеющих на горизонте, повеяло неприятным болотным запахом. Несколько человек, сидевшие прямо на металлической ограде, стали что-то недовольно бормотать. Поначалу Максим решил, что это его музыка отвлекла их от полуденного безделья. Но, обернувшись, он заметил, что многие прохожие остановились и с любопытством смотрят на реку. Пришлось отложить гитару и проверить, что такого удивительного могло привлечь внимание публики.

Вода, обычно чистая и голубоватая, текущая прямо с горных вершин, теперь окрасилась в странный горчичный цвет. Сейчас она напоминала жижу, что раньше булькала в лужах возле городской свалки. Впрочем, буквально на глазах изумлённых людей река стала приобретать бурый оттенок.

– Человек! – прокричал один из зевак, указав на течение.

Все переполошились, пытаясь разглядеть, как в воде барахтается тёмная фигура. Она промчалась вдоль всей набережной и застряла на сваях, торчащих с берега.

– Господи, это ж труп! – опешила бабулька в цветастом платке, пытаясь отодвинуть Максима, чтобы получше рассмотреть приплывшее по реке тело.

И только она поправила на лице очки, как снизу раздался грохот. Парень с гитарой вздрогнул, почувствовав, что всю левую половину лица покрыли тёплые брызги. Едва обернувшись, он увидел, как старуха, беспомощно махая руками, упала на спину. Вместо головы у неё фонтанировала кровь. От такой внезапности Максим даже не смог закричать. Однако это хорошо получилось у большинства женщин, стоявших поблизости.

Часть людей отскочила от ограды набережной, вызвав недоумение у тех, кто находился чуть дальше. Но следующий выстрел со стороны реки мигом отрезвил всех. Горожане бросились врассыпную, визжа и матерясь.

Максим же, плохо понимая, что происходит, увидел, как на берег выбирается вооружённый незнакомец. И ошеломил его вовсе не тот факт, что мужчина оказался жив и имел при себе огромное ружьё. Гитариста парализовала ужасная внешность стрелка. Покрытую волдырями голову венчали зеленоватые, словно поросшие лишайником, рога. Глаза казались полностью чёрными, совсем как у какого-то животного. Массивные плечи скрывались под рваной охотничьей экипировкой. С жуткого незнакомца струилась багряная вода, больше похожая на кровь. Хотя он вполне мог быть ранен, поэтому с трудом взобрался на ограду набережной.

Прицелившись, стрелок уложил очередным громким выстрелом пьяного бродягу, который ковылял по набережной с треснутым костылём. Рогатый перезарядил ружьё, сидя прямо на металлическом заборе. Но в следующую секунду он не удержал равновесия и рухнул на брусчатку.

Максим, пятясь отсюда на одеревенелых ногах, обнаружил, что у нападающего вместо ног самые настоящие тёмные копыта! Тот, сплюнув кровь, поднялся и медленным шагом направился в сторону ближайшего здания. Это был торговый центр. Туда как раз забежала группа перепуганных людей. Для убедительности убийца выстрелил в витрину, вызвав стекольный звон.

Забрызганный кровью гитарист тем временем двигался спиной к лавочке, на которой валялись пивные банки. Он единственный остался наблюдать за поведением опасного незнакомца в такой близости. Его словно заворожил демонический облик бандита.

– С-созвезд… – пытался выговорить тот, вставляя в патронник очередной снаряд. – С-созвездие

Рогатый сделал ещё несколько выстрелов по зданию и обернулся. Он встретился взглядом с Максимом, что-то прорычал и направил ружьё прямо на него. Парень только сейчас понял, насколько опрометчиво поступил, не бросившись вместе со всеми подальше от этого монстра. И едва гитарист осознал, что станет следующей жертвой речного стрелка, как со стороны дороги послышалась милицейская сирена.

– Опустить оружие! – приказал сквозь механический треск голос из громкоговорителя. – Кому сказано, быстро опустил оружие!!!

– С-созвездие… м-мёртвых! – недовольно прокричал в ответ рогатый мужик, развернулся и выпустил пулю в милицейский «УАЗ».

Оттуда следом раздалась автоматная очередь, которая в один миг уложила стрелка на тротуарную плитку. Максим, уже лежащий возле скамейки, дождался, пока выстрелы затихнут и осторожно приподнял голову. По набережной бежали трое милиционеров, всё ещё держа поверженного бандита на прицеле. Но, судя по тёмным струйкам крови, которые потекли к реке, сопротивляться тот уже не мог.

Часть I. "У чёрта на рогах"

Глава 1. Стрелец в разрезе

Ксения Сапуренко редко куда торопилась. Она постоянно опаздывала на совещания у руководства, часто пропускала дежурства и старалась игнорировать сразу нескольких парней, которые пытались добиться с ней встречи. Но сегодня девушка примчалась на городскую набережную за несколько минут, получив от оперативников сигнал о громком происшествии. Шутка ли, сразу три трупа посреди рабочего дня! Неслыханное дело для небольшого северного городка. В последний раз нечто подобное происходило в конце 90-х, когда один местный мафиози расстрелял в кафе своих компаньонов по криминальному бизнесу из-за недопонимания. И то об этом рассказывали старожилы, ведь сама Ксюша работала следователем при прокуратуре лишь пятый год.

Девушка даже не поправила чёрные волосы и не проверила, в порядке ли макияж. Она так торопилась на место преступления, что повредила слишком высокий каблук на своих изысканных туфельках. Ходить в таких по прокуратуре было удобно, а вот по наспех уложенной тротуарной плитке – ужасно.

– Чёртова набережная! – выругалась Ксения, прижимая к объёмной груди кожаный портфель-папку. – Почему нельзя было тупо закатать асфальтом, а?!

– Плиткой-то красивше будет, – отозвался молоденький милиционер по имени Лев, заметно обрадовавшись появлению сексапильной барышни. – Как в Европе ж…

– Аха, в нашей жопе ж, – парировала Сапуренко, дохромав до трупа, лежащего в тёмной луже.

Конечно, оперативники успели сообщить, что пристреленный бандит выглядит специфично. Однако Ксения не ожидала, что придётся осматривать этакое страшилище: вместо сапог – копыта; на башке то ли антенны, то ли рога; кожа и вовсе выглядит ошпаренной кипятком или даже кислотой. К тому же от поверженного стрелка тянуло сильным болотным запахом вперемешку с тухлятиной. Не удивительно, что вокруг него уже вовсю роились жирные мухи.

– Так, где все наши вообще? – возмутилась Сапуренко. – Почему нет Герды? Я чё, одна должна осмотром заниматься?!

– Я уже здесь, – раздался флегматичный голосок со стороны расстрелянного фасада торгового центра.

На набережную вышла высокая худощавая женщина в светлом платке. В отличие от черноволосой девицы, на ней не было косметики, а одежда казалась излишне скромной.

– Ты глянь, чё у нас тут! – пожаловалась следователь, пнув убитого стрелка носком туфельки.

– Ты бы его пока не трогала, – посоветовала Герда, придерживая металлический чемодан. – Криминалисты на шашлыках, поэтому подъедут не скоро. А я его ещё не осмотрела.

– Ёж твою меть! – принялась негодовать Ксения. – Я бы тоже хотела побухать на природе, шашлычка поесть там. Если шеф узнает, материть будет всех до зимы!

– Он и сам, видимо, не в городе, – усмехнулась женщина и расстелила клеёнку перед тем, как достать из чемодана инструменты. – О, и тучки к нам прям вовремя так спускаются. – Она указала в сторону гор, на которых ещё белел снег.

1
{"b":"647057","o":1}