ЛитМир - Электронная Библиотека

О Сережкиных талантах я так долго пела на работе, что Верка впечатлилась и рассказала о нем мужу. У Коли как раз в то время возникла проблема – вышел из строя какой-то фасовочно-закаточный агрегат, дорогая и сложная машина, купленная за границей. Нужно было ждать специалистов из фирмы-изготовителя, но у Коли горел большой заказ, ждать он не мог и рискнул доверить агрегат Сергею.

Сергей не только починил машину, но и отладил ее так, что она стала работать быстрее. Коля с ходу предложил Сергею должность главного инженера на своем предприятии, с солидным окладом. Бросать свою прикладную математику Сережа не захотел, но в помощи Коле никогда не отказывает.

Кроме того, Сергей чинит машины всем своим родным. Родственников у него много, автомобили есть почти у всех, все они люди не бедные и вполне могли бы воспользоваться услугами автосервиса, но «безлошадный» Сергей по первому звонку встает и едет «лечить» очередного «железного коня». Так уж сложилось…

История же с тети-Жениной машинкой имела продолжение. Совершенно неожиданно для меня Сергей подружился с Веркиным братом Эдькой. И сначала мне это совершенно не понравилось. Эдька принялся таскаться к нам в гости, причем не один, а с бутылкой. Они с Сергеем усаживались за кухонный стол и часами бубнили о чем-то.

Однажды тетя Женя отловила меня в подъезде и, прижав к стене, запричитала:

– Грекочка, ты уж не гони моего балбеса! Пусть мальчики общаются. Сереженька так хорошо влияет на Эдьку!

Я повнимательнее пригляделась к посиделкам и немного успокоилась. Сергей после них никогда не выглядит пьяным, водкой от него пахнет чуть-чуть. Бутылка, которую приносит Эдька, надолго зависает у нас в холодильнике, из нее отпивают понемногу, «для смазки языков», как выражается Эдька. Да и сам Эдька уходит от нас вполне бодрым, а не в том свинячьем состоянии, в котором он порой пребывает.

Иногда к «сладкой парочке» присоединяется Витя Титов, школьный друг Сергея, и тогда я совсем успокаиваюсь. Витя жутко положительный, я совершенно уверена: в его присутствии ничего плохого не произойдет.

В общем, я смирилась с этой странной дружбой, и теперь, когда является Эдька, жарю большую сковороду картошки, выставляю на стол миску с квашеной капустой и ухожу рисовать или смотреть телевизор.

Прежде чем наша с Сергеем совместная жизнь устоялась и вошла в спокойное семейное русло, произошло еще одно событие, которое едва не подвело жирную черту под нашими отношениями: я познакомилась с его семейством.

Когда я узнала, из какой он семьи, то сразу почувствовала себя настоящей гусятницей Гретель, заглядывающей в окна королевского замка. Потому что Сергей оказался правнуком самого академика Лаврова.

Имя Владимира Александровича Лаврова в нашем городе знает каждый. Академик, Герой Соцтруда, лауреат множества государственных премий… Его именем названа одна из центральных улиц города, его бронзовый бюст стоит на небольшой площади перед Институтом нефти, который он основал и которым долгие годы руководил…

Дочь этого самого академика и, соответственно, бабушка Сергея, Нина Владимировна Лаврова, устраивала семейный праздник по случаю помолвки своей внучки Валерии, двоюродной сестры Сергея. И я была на этот праздник приглашена!

Узнав о приглашении, я разволновалась. Если Сергей решил познакомить меня с семьей, значит, я для него не просто сожительница. Интересно, как он меня представит при знакомстве? Просто «моя девушка» или как-нибудь еще?

А вдруг я не понравлюсь его родным? Что-нибудь сделаю или скажу не так? Вдруг они сочтут меня недостойной Сергея и всего их знаменитого семейства? Ведь я такая обыкновенная, из такой простой семьи… Конечно, как интеллигентные люди они постараются не дать мне этого понять, будут приветливы и дружелюбны, но я-то почувствую! И что будет тогда с моей «пролетарской гордостью»?

В состоянии волнения, сомнения и недовольства собой я стала готовиться к визиту. Пришлось сходить в салон, сделать маникюр, макияж, уложить волосы…

Для особо торжественных случаев мой главный наряд – коричневый шелковый брючный костюм. Я очень его люблю, он прекрасно на мне сидит и очень мне идет, все так говорят. К нему у меня есть коричневые туфли на шпильке с золотистыми пряжками и аксессуары – бусы и браслет из яшмы. Нацепив все это, я побежала к тете Жене – показаться и покрутиться перед ее большим зеркалом. Тетя Женя восхитилась моей красотой и побрызгала меня французскими духами, которые ей подарила Верка.

Сергей тоже надел свой лучший костюм, и мы отправились на семейное торжество.

В доме, где жили Лавровы, был большой холл с искусственными растениями, будка консьержки и просторный лифт, одна из стен которого наполовину зеркальная. Увидев себя в зеркале, я приободрилась – выглядела я хорошо. Глаза блестели, волосы не растрепались, костюмчик сидел отлично! Я должна понравиться Сережиной семье!

Полюбовавшись на себя, я придирчиво оглядела Сергея и только тут заметила необычное выражение его лица: вздернутый подбородок, надменно полуприкрытые глаза, сжатые губы. Это была маска упрямого, неприязненного отчуждения, и было похоже, что Сергей ни капли не рад предстоящей встрече с родными. Я не успела спросить у него, в чем дело, как лифт остановился, двери бесшумно разъехались, и мы оказались прямо перед нужной квартирой. Сергей взял мою руку, просунул себе под локоть, крепко прижал к себе, и мы вошли.

…Действительность опрокинула все мои ожидания. Более того, она не оставила от них камня на камне.

Мы остановились в дверях большой, ярко освещенной гостиной, полной людей. Это был никакой не семейный ужин, а что-то вроде светского раута. Все дамы были в светлых вечерних платьях кремовых, персиковых, бежевых оттенков. Позже Верка объяснила мне, что в нынешнем сезоне в моде «карамельная гамма». Я в своем брючном костюме была среди этой «карамельной» стаи как белая, вернее, коричневая ворона.

Я почувствовала, как по мне скользнули их взгляды, услышала смешки. А может, мне это почудилось. И, как всегда в таких случаях, у меня загорелись уши. Хорошо, что их не было видно под волосами…

Да-а, с дресс-кодом я явно пролетела, и тут уже ничего не поделаешь. В этой ситуации оставалось одно – сделать вид, что все нормально. Я состроила на лице легкую улыбку и стала рассматривать гостиную и гостей.

Но толком рассмотреть ничего не успела – к нам решительным и быстрым шагом подошла женщина. Это была довольно пожилая, но очень ухоженная дама, подтянутая, с идеальной осанкой. Светлое платье, туфли на каблуках, сдержанный макияж. Искусно подцвеченные короткие седые волосы с живым жемчужным отливом. На шее изящный золотой медальон.

– Сергей! – звучным властным голосом воскликнула она. – Где Володя? Почему он опаздывает? Я не могу ему дозвониться, я беспокоюсь. Что происходит?

Мое присутствие она проигнорировала, лишь скользнула по мне краешком глаза. Я покосилась на Сергея. Тот с высоты своего роста смотрел на даму с прежним выражением холодного отчуждения.

– Он не посвящал меня в свои планы. – Голос моего любимого был холодно любезен. – И, насколько я помню, он опаздывает всегда и везде. Груня, – обратился он ко мне, – разреши тебе представить: это Нина Владимировна Лаврова, хозяйка этого дома.

Значит, это и есть бабушка Сергея, и он сейчас допустил чудовищную бестактность, представив ее мне, а не наоборот. И я готова поклясться, что он сделал это намеренно. Скорее всего, в ответ на ее демонстративное пренебрежение мной. Я прямо сжалась от неловкости. Сейчас бабушка возмутится, а мне так не хочется быть причиной семейных распрей!..

– Очень приятно, – проговорила я, изо всех сил стараясь интонацией смягчить выходку Сергея.

Но Нина Владимировна опять не обратила на меня ни малейшего внимания. Она неотрывно, в упор смотрела на Сергея, а тот тоже не отводил взгляда. Они как будто сошлись в поединке, и пространство между ними искрило от напряжения.

Не выдержав накала непонятных мне страстей, я кашлянула, и они расцепили взгляды.

3
{"b":"647851","o":1}