ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сестра
45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами
Потерянные девушки Рима
Хроники Черного Отряда: Черный Отряд. Замок Теней. Белая Роза
Пророчество Паладина. Негодяйка
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Рожденный бежать
Королевская кровь. Огненный путь
Подсказчик
A
A

Выводы такого авторитета, как Лепсиус, противоречили устоявшимся взглядам в двух пунктах: во-первых, он настойчиво отвергал отождествление горы Синай с пиком Мусы, а во-вторых, он поставил под сомнение маршрут Исхода, который раньше считался общепризнанным.

Последовавшие за публикацией его работ споры не утихали на протяжении четверти века и побудили взяться за перо других исследователей, в частности Чарльза Фостера («The Historical Geography of Arabia; Israel in the Wilderness») и Уильяма Г. Бартлета («Forty Days in the Desert on the Track of the Israelites»). Они высказали новые предположения, догадки и сомнения. В 1868 году британское правительство совместно с Фондом изучения Палестины организовало полномасштабную исследовательскую экспедицию на Синай. Группу возглавляли капитаны Чарльз У. Уилсон и Генри Спенсер Палмер из Королевских инженерных войск; в состав ее входил также известный востоковед и арабист профессор Эдвард Генри Палмер. Официальный отчет экспедиции («Ordnance Survey of the Peninsula of Sinai») был дополнен работами обоих Палмеров.

Предыдущие исследователи отправлялись в непродолжительные экспедиции по Синайскому полуострову, в основном в весеннее время. Экспедиция Уилсона и Палмера отбыла из Суэца 11 ноября 1868 года и вернулась в Египет 24 апреля 1869 года, пробыв на полуострове с начала зимы до следующей весны. Поэтому одним из первых открытий экспедиции стал тот факт, что зимой на юге Синайского полуострова очень холодно, а выпавший в горах снег делает этот маршрут очень трудным – возможно, непроходимым. Самые высокие пики, такие, как Муса и Сербаль, остаются под снегом на протяжении всех зимних месяцев. Израильтяне – никогда не видевшие снега в Египте – должны были провести в этих местах почти год. Тем не менее в Библии нет упоминаний ни о снеге, ни о холодной погоде. Капитан Палмер в своей книге («Sinai: Ancient History from the Monuments») приводил археологические и исторические данные (древние поселения, свидетельства египетского присутствия, надписи первым в мире алфавитом), тогда как задача профессора Пал мера («Desert of the Exodus») состояла в формулировании рыводов экспедиции относительно маршрута Исхода и расположения горы Синай.

Несмотря на все сомнения, экспедиция отвергла гору Сербаль и высказалась в пользу пика Мусы – правда, с оговоркой. Поскольку долина перед горой Мусы не могла вместить израильтян, наблюдавших за явлением Господа, Пал-мер предложил разрешить это противоречие следующим образом. Горой Синай был не южный пик массива (Джебел Муса), а северный, Рас-эс-Сафсафе, обращенный к «просторной долине Эр-Раха, на которой могли бы стать лагерем не менее двух миллионов израильтян». Несмотря на сложившуюся традицию, заключил Палмер, «мы вынуждены отвергнуть» пик Мусы как гору десяти Заповедей.

Одни ученые поддерживали теорию профессора Палмера, другие вносили в нее изменения или подвергали критике. Вскоре уже несколько южных пиков рассматривались как кандидаты на отождествление с горой Синай, и предлагались несколько разных маршрутов Исхода.

Но стоило ли ограничивать поиски лишь южными районами Синайского полуострова?

Еще в апреле I860 года «Journal of Sacred Literature» опубликовал революционную гипотезу о том, что священная гора находится совсем не на юге Синая, а на центральном плато полуострова. Анонимный автор статьи обращал внимание, что ее название, Бадиет Эль-Тих, говорит само за себя: оно означает «пустыня скитаний», и местные бедуины считают, что именно в этих местах скитались «сыны Израиля». В статье высказывалось предположение, что гора Синай – это пик Эль-Тих.

В 1873 году географ и лингвист по имени Чарльз Беке (он исследовал и нанес на карту истоки Нила) приступил «к поискам истинной горы Синай». В результате проведенных им исследований выяснилось, что гора Мусы получила свое название в четвертом веке нашей эры в честь монаха Мусы, который был известен своей святостью и умением творить чудеса, а не в честь библейского патриарха Моисея, и что отождествление горы Мусы с горой Синай началось примерно в 550 году. Беке также указывал, что еврейский историк Иосиф Флавий (который записал историю своего народа для римлян после падения Иерусалима в 70 году нашей эры) описывал гору Синай как самую высокую точку на местности, что исключало как гору Мусы, так и гору Сербаль.

Беке задавался вопросом: как вообще израильтяне могли попасть на юг полуострова, миновав египетские гарнизоны и многочисленные рудники? Этот вопрос так и остался без ответа и послужил одним из самых веских аргументов против теории южного расположения горы Синай.

Чарльз Беке не останется в истории как человек, нашедший истинную гору Синай: он пришел к выводу, что гора Синай – это вулкан, расположенный к юго-востоку от Мертвого моря (на что указывает само название его работы, «Discoveries of Sinai in Arabia and Midian»). Тем не менее он поставил множество вопросов, которые способствовали прояснению ситуации и формированию свежего и непредвзятого взгляда на местоположение горы Синай и на маршрут Исхода.

Поиски горы Синай были неразрывно связаны с теорией «южного перехода», или «южного маршрута» Исхода. Согласно этой гипотезе, народ Израиля пересек Красное море (с запада на восток) в самом начале Суэцкого залива. Оказавшись на восточном берегу, беженцы двинулись на юг вдоль прибрежной полосы, а затем повернули в глубь полуострова и направились к горе Синай (этим маршрутом двигался, к примеру, Буркхардт).

Теория южного маршрута имеет глубокие и вполне объяснимые корни и опирается на несколько известных легенд. По свидетельству греческих источников, Александру Македонскому рассказали, что евреи переправились через Красное море в самом начале Суэцкого залива, и царь попытался повторить их «переход».

Следующим великим завоевателем, попытавшимся повторить этот подвиг в 1799 году, был Наполеон. Его инженеры обнаружили, что в устье Суэцкого залива, там, где он вдается в сушу, существует подводный хребет шириной около 600 футов, протянувшийся от одного берега до другого. Отважные местные жители проходили по этому пути во время отлива, когда вода доходила им до плеч, а при сильном восточном ветре морское дно почти полностью освобождалось от воды.

Инженеры Наполеона вычислили подходящее время и место, чтобы император попробовал повторить путь «сынов Израиля», но неожиданная смена направления ветра привела к тому, что в течение нескольких минут подводный хребет скрылся под слоем воды толщиной более 2 метров. Великий император едва избежал гибели.

Этот опыт лишь укрепил убежденность исследователей девятнадцатого века, что чудесный переход через Красное море действительно имел место в самом начале Суэцкого залива. Ветер мог открыть проход, а его внезапное изменение могло стать причиной гибели армии преследователей. На противоположном берегу залива, на Синайском полуострове, располагались местечки Джебел Марр («горькая гора») и Вир Марр («горький источник») – эти имена соответствовали библейскому рассказу, согласно которому после перехода через Красное море израильтяне оказались в Мерре, где вода была горькой. Еще южнее находился оазис Аюн-Мусса – «источник Моисея». Не это ли была следующая остановка Исхода, Елим, запомнившаяся своими чудесными источниками и многочисленными финиковыми пальмами? Таким образом, гипотеза «южного перехода» вполне согласуется с южным маршрутом – независимо от того, где был сделан поворот в глубь полуострова.

«Южный переход» также соответствовал доминировавшим в то время представлениям о Древнем Египте и положением, которое занимали в этой стране израильтяне. Историческим сердцем Египта считалась ось Гелиополь – Мемфис, а рабский труд сынов Израиля якобы использовался при возведении пирамид близлежащей Гизы. Отсюда их путь шел прямо на восток, к Суэцкому заливу и лежащему за ним Синайскому полуострову.

Однако после того, как археологические находки прояснили историческую картину и способствовали точной хронологии событий, выяснилось, что огромные пирамиды Гизы были построены за пятнадцать веков до Исхода, то есть более чем за тысячу лет до того, как евреи попали на территорию Египта. Все большее количество ученых признавали, что израильтяне, по всей вероятности, трудились на строительстве новой столицы, которую примерно в 1250 году до нашей эры основал фараон Рамсес II. Город назывался Танис и был расположен в северо-восточной части дельты Нила. Предполагаемое место обитания израильтян – земля Гошен – теперь тоже переместилось из центральных областей страны на северо-восток.

51
{"b":"648","o":1}