ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Призрак
Борн
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Шестнадцать деревьев Соммы
Один из нас лжет
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
Летальный кредит
Особняк самоубийц
Как победить злодея
A
A

Северный путь от прохода «В» ведет путешественника через перевал Гиди, мимо северной гряды гор, окружающих центральную равнину по направлению к Беершеве, Хеврону и Иерусалиму. Южный маршрут через перевал Митла по-арабски называется

«Дарб эль-Хадж» – «путь паломников». Именно этим маршрутом шли первые паломники-мусульмане из Египта в священный город Мекку на Аравийском полуострове. Начиная свой путь в районе города Суэц, они пересекали пустыню и попадали в горы через перевал Митла, а затем шли через центральную равнину к оазису Нахла (рис. 117), где был построен форт, постоялые дворы для паломников и резервуары с водой. Отсюда они направлялись на юго-восток к городу Акаба в устье залива Акаба, а затем двигались вдоль побережья Аравии до Мекки.

Лестница в небо. В поисках бессмертия - i_113.jpg

Какой же из четырех возможных маршрутов – библейских «дорог» – избрали израильтяне?

После того как Бругш выдвинул теорию «северного перехода», исследователи уделяли повышенное внимание тем строкам Библии, в которых говорилось, что Бог не повел свой народ «по дороге земли Филистимской», несмотря на то что «она близка». Этому дается следующее объяснение: «Ибо сказал Бог: чтобы не раскаялся народ, увидев войну, и не возвратился в Египет». Предполагалось, что «дорога земли Филистимской» – это и есть «прибрежный маршрут», по которому обычно двигались торговые и военные экспедиции фараонов и на котором было полно египетских крепостей и гарнизонов.

На рубеже девятнадцатого и двадцатого веков капитан Королевских инженерных войск А И. Хейнес при содействий Фонда изучения Палестины исследовал дороги и водные ресурсы Синайского полуострова. В опубликованном отчете под названием «The Route of the Exodus» он обнаружил глубокое знание не только библейских текстов, то также работ своих предшественников, в том числе преподобного Ф. У. Холланда (он пять раз приезжал на Синай) и генерал-майора сэра С. Уоррена (который особое внимание уделял источникам воды в «пустыне скитаний» центральной равнины полуострова).

Капитан Хейнес сосредоточился на том маршруте, который не был избран израильтянами. Если не был удобным и доступным путь к цели израильтян, то зачем он вообще упоминался как возможная альтернатива? Хейнес обратил внимание, что в Кадеш-Варни – который считался заранее определенной целью Исхода – действительно легко попасть прибрежным маршрутом. Таким образом, заключил капитан, гора Синай, расположенная на пути в Кадеш, тоже должна находиться поблизости от прибрежного маршрута – независимо от того, использовался он или нет.

Хейнес предположил, что Моисей, сделав вывод о недоступности маршрута «А», вероятно, хотел повести людей прямо в Кадеш по маршруту «В» – с остановкой у горы Синай. Однако преследование со стороны египтян и необходимость переправиться через Красное море вынудили его выбрать маршрут «С» или «D». Центральное плато действительно представляло собой «пустыню скитаний», а Нахла была важной остановкой поблизости от горы Синай – до или после нее. Сама гора должна была находиться в пределах 100 миль от Кадеш-Варни, что соответствует (по оценке Хейнеса) одиннадцати дням, о которых говорится в Библии. Он обратил внимание на вершину Яллак, известняковую «гору огромных размеров, которая лежала, подобно огромной утке», на северном краю центральной равнины – «точно посередине между Исмаилией и Кадешем». Ее название ассоциируется с древним названием Амалек, в котором префикс «Ам» означает «страна».

В последующие годы гипотеза о пересечении израильтянами центральной равнины Синайского полуострова приобрела сторонников; одни (например, Раймоц Вейд <4х Sejour des israelites au desert du Sinai») соглашались с предположением о том, что гора Синай находится вблизи Кадета, другие (как Гуго Грессманн «Mose und seine Zeit») были убеждены, что от Нахлы израильтяне повернули не на северо-восток, а на юго-восток, по направлению к Акабе. Некоторые – Блэк, Белль, Чейни, Дилман, Гардинер, Грац, Гуте, Мейер, Музиль, Петри, Сейс, Штаде – принимали или не принимали лишь отдельные части этой теории. После того как все библейские и географические аргументы были исчерпаны, стало казаться, что разрешить спор можно лишь путем эксперимента на местности. Но как повторить путь Исхода?

Ответ дала Первая мировая война (1914—1918), поскольку Синайский полуостров стал ареной ожесточенных сражений между британскими войсками, с одной стороны, и турками и их немецкими союзниками – с другой. Наградой победителю должен был стать Суэцкий канал.

Не теряя времени, турецкие войска вторглись на Синайский полуостров, и англичане были вынуждены покинуть свои главные административные центры в Эль-Ари-ше и Нахле. Не имея возможности наступать по «морскому пути» – по той же самой причине, что и израильтяне во время Исхода, поскольку Средиземноморское побережье контролировалось вражеским (в данном случае британским) флотом, – турки собрали 20 тысяч верблюдов, которые должны были везти на себе запасы продовольствия и воды во время наступления на Исмаилию по маршруту «В». В своих воспоминаниях командующий турецкой армией Джемал-паша («Memories of a Turkish Statesman, 1913—1919») объяснял, что самой большой проблемой военных операций в пустынях Синая была вода. Пересечь это пространство 25-тысячная армия могла только в сезон дождей.

Затем за дело взялись союзники турецкой армии – немцы. Имея в своем распоряжении моторизованные соединения, они выбрали для наступления в сторону Суэцкого канала твердую почву центральной равнины. При помощи специалистов по водоснабжению они нашли подземные источники и создали сеть колодцев вдоль линии наступления и подвоза припасов. Однако предпринятое в 1916 году наступление закончилось неудачей. Когда в 1917 году в наступление перешли английские войска, они двигались прибрежным маршрутом. В феврале 1917 года они вышли на старую демаркационную линию в Рафахе, а через несколько месяцев взяли Иерусалим.

Воспоминания британского генерала А. П. Уайвелла («The Palestine Campaigns») о сражениях на Синае интересны для нас, в первую очередь, его признанием, что, по оценке британского командования, противник мог найти на центральной равнине полуострова воду не более чем для 5000 человек и 2500 верблюдов. Точка зрения противной стороны изложена в книге «Sinai» Теодором Виегандом и генералом Ф. Крессом фон Крессенштейном. Описание военных действий дается в ней на фоне данных о рельефе, климате, водных ресурсах и истории, причем авторы обнаруживают глубокое знание результатов предыдущих исследований. Неудивительно, что мнение немецких военных специалистов совпадает с точкой зрения английских генералов: через гранитные горы на юге полуострова невозможно провести маршевые колонны, а также большое количество людей и животных. Виеганд и фон Крессенштейн, посвящая целую главу проблеме Исхода из Египта, подтверждают, что «район Джебел Муса не может рассматриваться как местоположение библейской горы Синай». По их мнению, на эту роль больше всего подходила «величественная Джебел Яллек», что совпадало с выводами капитана Хейнеса. Или, добавляли они, это может быть – как предполагали Гуте и другие немецкие исследователи – гора Джебел Магара, расположенная напротив Джебел Яллек, на северной стороне маршрута «В».

Один из британских командиров, который был губернатором Синая после Первой мировой войны, за долгие годы пребывания в этой должности изучил Синайский полуостров лучше любого из своих современников. В своей книге «Yesterday and today in Sinai» С. С. Джарвис также подтверждал, что большое число израильтян (даже если их было меньше 600 тысяч, как предполагал Петри) вместе со своим скотом никак не могли пересечь «нагромождение чистого гранита» на юге Синая – не говоря уже о том, чтобы прожить тут больше года.

К известным аргументам он добавил новые. Выше уже высказывались предположения, что «манна», которая служила беженцам хлебом, представляла собой белые съедобные выделения мелких насекомых, питающихся листьями тамариска. На юге Синая, в отличие от севера, тамариски встречаются редко. Следующий факт связан с перепелками, которые служили источником мяса. Эти птицы из своих родных мест на юге России, Румынии и Венгрии на зиму мигрируют в Судан (южнее Египта), а весной возвращаются домой. Бедуины без труда ловят уставших птиц, когда они появляются на средиземноморском побережье после долгого перелета. Маршрут перепелок не проходит через юг Синайского полуострова – птицы просто не в состоянии преодолеть высокие горы этого региона.

53
{"b":"648","o":1}