ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вся драма Исхода, настаивал Джарвис, разворачивалась на севере Синая. «Камышовое море» – это озеро Сирбонис (Себхет эль-Бардавил по-арабски), от которого израильтяне направились на юго-восток. Гора Синай – это Джебел Халлаль, «самый внушительный известняковый массив, поднимающийся на высоту 2000 футов в центре огромной аллювиальной равнины». Арабское название горы, пояснял Джарвис, переводится как «законный» – еще один довод в пользу того, что именно здесь человечество получило десять заповедей.

В последующие годы основные исследования на эту тему проводились учеными из еврейского университета в Иерусалиме, а также другими высшими учебными заведениями тогдашней Палестины. Сочетая глубокое знание Еврейской Библии и других священных текстов с тщательными исследованиями на местности, они не нашли подтверждения «южной» версии.

Хаим Бар-Дерома («Hanagev» и «Vze Gvul Ha'aretz») соглашался с предположением о северном проходе, но был убежден, что затем Моисей повел израильтян на юг, через центральную равнину к вулканической горе Синай в Трансиордании. Три известных специалиста – Ф. А. Тейльхабер, Дж Шапиро и Бенджамин Майслер («The Graphic Historical Atlas of Palestine: Israel in Biblical Times») – поддерживали гипотезу о «северном переходе» через озеро Сирбонис. Они утверждали, что Эль-Ариш – это не что иное, как плодородный оазис Елим, а гора Халлаль – это гора Синай. Той же точки зрения придерживался Бенджамин Ма-зар («Atlas Litkufat Hatanach» и другие работы). Зев Вилнай, исследователь Библии, исколесивший Палестину буквально из конца в конец («Ha'aretz Bamikra»), тоже склонялся в пользу этого маршрута и этой горы. Иоханан Ахарони («The Land of Israel in Biblical Times») допускал возможность «северного перехода» и был убежден, что израильтяне дошли до Нахлы на центральной равнине, но затем повернули на юг к горе Синай.

По мере расширения дебатов религиозному и научному сообществу стало ясно, что основным нерешенным вопросом является следующий: в том, что касается пересечения моря, факты свидетельствовали в пользу северного варианта, но когда речь шла о горе Синай, то более убедительными выглядели доказательства ее южного местоположения. Это противоречие заставило ученых сосредоточить внимание на единственном оставшемся компромиссе – центральной равнине Синайского полуострова. В 40-х годах двадцатого века М. Д. Кассуто («The Way of the land of the Philistines» и другие работы) способствовал принятию теории центрального плато, показав, что путь, который не был избран («дорога земли Филистимской») – это не прибрежный маршрут, а удаленная от моря дорога «В». В таком случае проход «С», ведущий на юго-восток к центральной равнине, полностью соответствует библейскому рассказу – без длительного перехода на юг полуострова.

Длительная оккупация Синая Израилем после войны с Египтом 1967 года открыла дорогу к беспрецедентным по масштабу исследованиям полуострова. Археологи, историки, географы, топографы, геологи и инженеры исколесили территорию Синайского полуострова буквально вдоль и поперек. Особый интерес представляют работы экспедиций под руководством Бено Ротенберга («Sinai Explorations 1967—1972» и другие отчеты), проводившихся в основном под патронажем университета Тель-Авива. Выяснилось, что на многие города прибрежной полосы наложил отпечаток характер этой местности, служившей своеобразным мостом. На центральном плато Синая исследователи не нашли никаких постоянных поселений – только следы временных стоянок Когда места этих лагерей были нанесены на карту, обнаружилось, что они образуют цепочку, ведущую от пустыни Негев к Египту, которая может считаться доисторическим маршрутом через «пустыню скитаний» (Эль-Тих).

Новые исторические данные о Древнем Синае подтолкнули Менахема Хар-Эля, специалиста по библейской географии из Еврейского университета в Иерусалиме, к выработке новой теории («Massa'ei Sinai»). Проанализировав все аргументы, он обратил внимание на подводный хребет (рис. 116) между Большим и Малым Горькими озерами. Здесь достаточно мелко, и если ветер дует в нужную сторону, в этом месте можно перейти водное пространство. Ученый предположил, что израильтяне пересекли водную преграду именно здесь, а затем повернули на юг и, миновав Мерру и Елим, добрались до побережья Красного моря и разбили там лагерь.

Далее Хар-Эль выдвигает самую необычную из своих гипотез: двигаясь вдоль берега Суэцкого залива, израильтяне не все время шли на юг. Они преодолели около двадцати миль до устья Вади-Судр, а затем направились вдоль сухого русла к центральной равнине – через Нахлу к Ка-шеш-Варни. Хар-Эль отождествляет гору Синай с горой Синн-Бишр, которая возвышается на 1900 футов над вади, и предполагает, что сражение с амалекитянами произошло на побережье Суэцкого залива. Это предположение было отвергнуто израильскими военными экспертами, знакомыми с местностью и историей войн на Синае.

Где же нам все-таки искать гору Синай? Нужно вновь обратиться к древним свидетельствам.

Фараон в своем путешествии в загробную жизнь двигался на восток Преодолев водную преграду, он затем направлялся к перевалу в горах. Там находился Дуат – окруженная горами местность в форме овала. «Гора Света» располагалась в том месте, где река Осириса разделялась на два рукава.

На древних изображениях (рис. 16) река Осириса несет свои воды через сельскохозяйственные земли, что подтверждается присутствием пахарей.

Лестница в небо. В поисках бессмертия - i_114.jpg

Похожие рисунки найдены и в Ассирии. Не следует забывать, что ассирийские цари приходили на Синайский полуостров с противоположной стороны – с северо-востока, через Ханаан. Один из них – Эсархаддон – оставил на своей стеле рисунок, который можно считать картой его похода за «жизнью» (рис. 118). На нем изображена финиковая пальма, которая всегда ассоциировалась с Синаем, сельскохозяйственные районы (плуг), а также «священная гора». В верхней части изображения мы видим самого Эсар-хаддона в святилище верховного бога, у древа жизни. Рядом с деревом изображен бык – тот же самый образ («золотой телец»), который израильтяне поместили у подножия горы Синай.

Все это нисколько не похоже на суровые и безжизненные гранитные пики южного Синая. Скорее речь идет о севере полуострова и его главной водной артерии Вади-Эль-Ариш, название которой переводится как «река землепашца». Именно среди ее притоков в окруженной горами долине и находилась гора Синай.

На всем Синайском полуострове есть всего лишь одно место, подходящее под это описание. География, топография, исторические тексты и древние рисунки – все указывает на центральную равнину в северной половине Синайского полуострова.

Даже Э. Г. Палмер, который приложил много усилий для обоснования поворота к Рас-эс-Сафсафе и поддержки «южной» гипотезы, в глубине души понимал, что именно эта бескрайняя пустыня, а не горный пик среди моря гранита была свидетелем богоявления и местом скитаний еврейского народа.

«Самое распространенное даже в настоящее время представление о горе Синай, – писал он в книге «The Desert of the Exodus», – заключается в том, что это отдельно стоящая гора, которая возвышается над бескрайней песчаной равниной, и к которой имеется доступ со всех сторон. Сама Библия, если мы прочтем ее без учета современных открытий, свидетельствует в пользу этой идеи… Гора Синай всегда упоминалась в Библии как отдельно стоящая и легко различимая среди плоской пустынной равнины».

На Синайском полуострове действительно существует такая «плоская пустынная равнина», признавал Палмер, но она не покрыта песком: «Даже в тех районах [полуострова], которые наилучшим образом соответствуют нашим представлениям об этой равнине, – застывший океан, окруженный на горизонте стеной из далеких холмов, – песчаная почва является исключением, и земля там напоминает скорее твердую гравийную дорожку, чем мягкий и податливый песок пляжа».

Палмер описывал центральную равнину. Для него отсутствие песка искажало образ «пустыни», но для нас твердая поверхность, напоминавшая слой гравия, представляется наиболее подходящей для космопорта нефилим. И если гора Машу являлась указателем прохода к космопорту, то она должна была располагаться на его краю.

54
{"b":"648","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Отголоски далекой битвы
Сильное влечение
Книга о власти над собой
Три минуты до судного дня
Смерть Ахиллеса
Адмирал. В открытом космосе
Я скунс
Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!
Я ленивец