A
A
1
2
3
...
67
68
69
...
73

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

ВЗГЛЯД СФИНКСА

Со временем пирамиды в Гизе стали составной частью навигационного комплекса, в который входили вершины Арарата (фокальная точка) и Иерусалим (центр управления) и который обеспечивал посадку космических кораблей в космопорт на Синайском полуострове.

Но сначала сами пирамиды служили посадочными маяками – просто благодаря своему расположению и размерам. Все пирамиды, как мы уже имели возможность убедиться, в своей основе являются ступенчатыми, повторяя форму зиккуратов Месопотамии. Но когда «боги, которые спустились с небес», экспериментировали со своей масштабной моделью в Гизе (третья пирамида), они могли обнаружить, что силуэт зиккурата и тень, которую он отбрасывает на холмистую поверхность и движущиеся пески, слишком размыты и не точны, чтобы служить надежным ориентиром. Облицевав ступенчатое ядро пирамиды для получения «правильной формы» и использовав для этих целей белый (отражающий свет) известняк, они получили идеальное соотношение света и тени, тем самым обеспечив надежную ориентацию.

В 1882 году Роберт Баллард, наблюдая за пирамидами из окна поезда, вдруг сообразил, что можно определить свои координаты и направление движения по взаимному расположению пирамид (рис. 154). Подробно изложив свои соображения в книге «The Solution of the Pyramid Problem», он также показал, что соотношение размеров пирамид подчиняется такой же закономерности, что и стороны прямоугольных треугольников Пифагора – то есть пропорции 3:4:5. Пирамидологи также заметили, что отбрасываемые пирамидами тени могут играть роль гигантских солнечных часов, указывая время года и время суток.

Важнее, однако, было то, как пирамиды и их тени выглядят с высоты. Судя по аэрофотосъемке (рис. 155), пирамиды отбрасывают тени в виде стрелок, которые могут служить безошибочными указателями направления.

Когда все было готово для строительства нового космопорта, выяснилось, что ему требуется более длинный посадочный коридор, чем для площадки в Баальбеке. Для первого космопорта в Месопотамии ануннаки (библейские нефилим) в качестве фокальной точки выбрали самую высокую вершину на Ближнем Востоке – гору Арарат. Неудивительно, что для второго космопорта фокальная точка осталась прежней.

Чем больше «совпадений» обнаруживалось в триангуляции и геометрическом совершенстве пирамид Гизы, тем шире становились их исследования. Аналогичным образом, открыв навигационный комплекс ануннаков, мы находили все больше «совпадений» в триангуляции и взаимном расположении его составляющих. Если вершины Арарата служили фокальной точкой нового посадочного коридора, то в этом случае не только его северо-западная, но и юго-восточная граница должна была проходить через Арарат. Но к чему привязывался ее противоположный конец на Синайском полуострове?

Лестница в небо. В поисках бессмертия - i_156.jpg

Гора Св. Екатерины расположена среди похожих, хотя и не таких внушительных гранитных пиков. Когда экспедиция Британской картографической службы под руководством Палмерса приступила к исследованию Синайского полуострова, выяснилось, что гора Св. Екатерины, даже являясь высочайшей точкой Синая, не слишком выделяется на окружающем фоне и не может служить геодезическим ориентиром. Вместо нее экспедиция в качестве точки привязки выбрала гору Умм-Шумар (рис. 156), высота которой составляет 8534 фута – чуть меньше, чем у горы Св. Екатерины (до экспедиции Британской картографической службы многие считали ее самой высокой точкой полуострова). В отличие от пика Св. Екатерины Умм-Шумар является отчетливо различимой отдельно стоящей горой. С ее вершины можно видеть воды двух заливов, а на западе, северо-западе, юго-западе и востоке никакой объект не заслоняет обзор. Именно по этим причинам Палмерс выбрал Умм-Шумар в качестве геодезического ориентира, фокальной точки для всех исследований и измерений на полуострове.

Лестница в небо. В поисках бессмертия - i_157.jpg

Гора Св. Екатерины вполне подходила для короткого посадочного коридора Баальбека, но для такой удаленной фокальной точки, как Арарат, требовался более надежный ориентир. Мы убеждены, что ануннаки, выбирая гору Умм-Шумар для привязки юго-восточной границы посадочного коридора, руководствовались теми же соображениями, что и Палмерс.

В названии и расположении этой горы много необычного. Начнем с того, что само ее имя – загадка или глубокий смысл? – означает «мать шумера». Этим титулом в городе Ур величали супругу Сина Нингал…

В отличие от горы Св. Екатерины, расположенной в центре скопления гранитных пиков Синайского полуострова и поэтому труднодоступной, гора Умм-Шумар находится на краю гранитного массива. Здесь, на песчаных пляжах Суэцкого залива, расположены несколько горячих источников. Не в этом ли месте – «у моря» – проводила зимы Ашера? Отсюда можно на ослах добраться до горы Умм-Шумар – именно такое путешествие ярко описано в угаритских текстах, когда Ашера отправилась к Элу на его гору.

В нескольких милях от прибрежных горячих источников расположен самый главный портовый город в этом районе – Эль-Тор. Его название – еще одно совпадение? – переводится как «бык». Это не что иное, как эпитет бога Эла (в угаритских текстах его называют «Бык Эл»). Это место с древних времен служило главным портом Синая, и вполне возможно, что именно здесь располагался город Тильмун (в отличие от страны Тильмун), упоминавшийся в шумерских мифах. Не исключено, что это тот самый порт, куда Гильгамеш рассчитывал приплыть на корабле. Отсюда его товарищ Энкиду мог отправиться на соседние копи (где он должен был провести остаток жизни), а сам Гильгамеш занялся бы поисками посадочной площадки, «откуда в небо взлетают шемы».

Гранитные пики Синайского полуострова, обращенные к Суэцкому заливу, носят удивительные имена. Один из них называется «Гора Благословенной Матери», а рядом с горой Умм-Шумар вздымается ввысь гора Феман («Южная»), название которой вызывает в памяти слова пророка Аввакума: «Бог от Фемана грядет… Покрыло небеса величие Его, и славою Его наполнилась земля. Блеск ее – как солнечный свет; от руки Его лучи, и здесь тайник Его силы… Он стал и поколебал землю…»

Может быть, библейский пророк имел в виду гору, которая до сих пор носит это имя – южную соседку «Матери Шумера»? Это предположение выглядит вполне правдоподобным, поскольку в этом районе больше нет горы с таким же названием – Феман.

Но вписывается ли гора Умм-Шумар в навигационный комплекс и сеть священных мест, основанных ануннаками?

Мы предполагаем, что эта гора заменила пик Св. Екатерины, когда устанавливался окончательный вариант посадочного коридора – в качестве точки привязки юго-восточной границы коридора, проходящей через вершину Арарата. Но в таком случае должен был существовать симметричный ориентир, обозначающий северо-западную границу.

Мы убеждены, местоположение Гелиополя выбрано не случайно. Этот город расположен на линии, соединяющей Арарат, Баалъбек и Гизу. Кроме того, он находится на таком же расстоянии от Арарата, как и гора Умм-Шумар. По всей вероятности, его местоположение определяли следующим образом: расстояние от Арарата до Умм-Шумар отложили на линии, соединяющей Арарат, Баальбек и Гизу (рис. 157).

Лестница в небо. В поисках бессмертия - i_158.jpg

По мере того как мы обнаруживаем естественные и искусственные горы, входившие в состав навигационного и коммуникационного комплекса ануннаков, возникает закономерный вопрос: почему в качестве ориентиров служили только их высота и форма? Разве на них не была установлена навигационная аппаратура?

Когда исследователи впервые обнаружили узкие лазы, ведущие в камеры Великой пирамиды, они посчитали эти лазы средством доставки пищи для приближенных фараона, которые были замурованы в гробнице живыми Как только Вайс расчистил северный проход в камеру Царя, она тут же наполнилась свежим воздухом; с тех пор эти ходы получили название «воздуховодов». Как это ни удивительно, но против выступили уважаемые ученые, опубликовавшие свое мнение в солидном научном журнале («Mitteilun-gen des Institute fur Orientforschung der Deutschen Akademie der Wissenschaften zu Berlin»). Несмотря на то что научное сообщество не желало отказываться от теории «пирамид как гробниц», Вирджиния Тримбл и Александр Бадаи в 1964 году высказали предположение, что «воздуховоды» использовались для астрономических наблюдений, поскольку «имеют наклон 1° относительно околополярных звезд».

68
{"b":"648","o":1}