ЛитМир - Электронная Библиотека

Пролог

Человек — существо социальное. В том смысле, что жить должен в социуме. Я сейчас понимала это, как никогда раньше — испытала на своей шкуре, прожила и прочувствовала… Абсолютное одиночество оказалось пыткой. На ум приходили камеры-одиночки, несчастные робинзоны на необитаемых островах, одиночные палаты в психушках, карцеры и так далее… в том же все духе.

Я сидела на ступеньке крыльца, прислонившись к бревенчатой стене, нагретой за день солнцем, и обозревала порядком надоевший пейзаж — просторную поляну, поросшую травой, яблоню перед крыльцом дома и несколько кустиков, разбросанных вокруг. Дальше глухой стеной темнел лес. Подлесок уже окутывался тенями — скоро начнет темнеть. А сейчас над лесным озером, которое виднелось справа от меня, установилась вечерняя тишина, солнце склонилось низко, и скоро должно было совсем спрятаться за высокими деревьями на той стороне озера.

Казалось бы, полная идиллия — красота вокруг неимоверная. Но мне уже просто смотреть на все это было тошно. Три месяца, три чертовых месяца я жила тут одна. И за все это время ни одного лица, да хотя бы — морды, рядом. Не считая, конечно, того укушенного князя и его нервного коня.

По моим подсчетам, я досиживала в заточении последние дни, во всяком случае, тот старик обещал — не более четырех месяцев. А я все же надеялась, что совесть у него проснется раньше, потому что скоро я тут с ума сойду. Уже тянуло говорить «тихо сам с собою». Но, как психолог, пусть и детский, я все-таки нашла менее симптоматичный способ не забыть человеческую речь, опять же — имел место договор с местной властью.

И сейчас я сошла с крыльца, поправив поясок, придерживающий на спине мое жуткое приобретение, и потопала на привычное место на берегу. Договор есть договор и его нужно выполнять.

Солнце скрылось за лесом, и вокруг установилась какая-то особая тишина — чуткая, почти хрустальная. В это время даже птицы умолкали, встречая приход ночи. И, как я уже знала, устанавливалась идеальная акустика.

Присев на бревнышко, нагретое за день солнцем, я задумалась — что бы такое спеть сегодня? Последнее время на народные не тянуло, из кинофильмов ничего больше не вспоминалось, но! Вот — мультики… И даже вспоминать ничего не нужно — эту песню знаю отлично. Повернувшись лицом к водной глади, я глубоко вдохнула и запела:

— Луч солнца золотого тьмы скрыла пелена…

ГЛАВА 1

Некоторые люди сталкиваются с тем, что можно назвать предзнаменованием. Когда случается почувствовать приближение изменений в твоей жизни: какие-то намеки и совпадения, странные фразы, услышанные случайно, неожиданные встречи и просто состояние тревожного ожидания как будто готовят нас к чему-то новому. Умный человек подсознательно насторожится и постарается быть внимательнее, как-то обезопасит себя.

В моем случае ничего этого не было. Заканчивался мой самый обычный трудовой день в частном детском саду. Я работала там воспитателем. Работа была постоянная, по моему профилю и, в моем понимании, неплохо оплачиваемая. Во всяком случае, на необходимые вещи хватало.

Чужих детей я не то, чтобы очень любила, но работа с ними точно не была для меня в тягость. Группы у нас были немногочисленные — до десяти малышей, не больше. Своих я уже знала, как собственных — со всеми их заморочками, вредностями, способностями и слабостями. Справлялась отлично, в этом плане мне еще и крупно повезло с няней — Анна Ванна хоть и пребывала в пенсионном возрасте, но оставалась при этом человеком вполне трудоспособным, а так же — спокойным, аккуратным, чистоплотным и любящим маленьких детей просто до изумления.

Временное отсутствие личной жизни так же замечательно способствовало добросовестному исполнению должностных обязанностей. В довольно далеком прошлом я пережила страшное разочарование буквально накануне свадьбы — известие об измене жениха. Известие, к сожалению, подтвердилось, так что продолжения у наших отношений не было. Ситуация довольно распространенная, можно сказать — почти заурядная, чего уж там… Но каждая девушка или не верит, что такое может случиться с ней или надеется на это. Кого-то Бог миловал, меня вот — нет. В моем случае, если рассуждать здраво, все вскрылось вовремя, но тогда мои боль и обида от этого меньше не стали. К счастью, все это было в прошлом, я как-то пережила…

А сейчас, добравшись, наконец, после работы до своей квартиры, где меня, соответственно, никто не ждал, я провела свой вечер, как обычно — поужинала, порылась немного в компьютере, приняла душ и улеглась спать. Уснула в своей постели, а вот проснулась…

Это было классическое, уже набившее оскомину попадание — проснулась я, лежа на зеленой траве. Прочитала бы такое в фэнтези, которое не обходила своим вниманием — только хмыкнула бы, но сейчас мне было не до смеха. Потому что открыла глаза и замерла — надо мной был не потолок, а небо с легкими облачками, а лежать было не совсем удобно и сыровато. Приподнявшись, пробежала глазами вокруг — высоченные сосны поднимались по краю довольно большой лесной поляны. Просвет между ними прямо передо мной позволял увидеть какое-то водное пространство, и отсутствие течения указывало, что это озеро. На опушке леса, ближе к озеру стоял дом, сложенный из бревен. Не старый и не новый, скорее — поживший, крытый деревянными серебристыми плашками. На самой поляне между невысокими кустиками ветерок колыхал веселенькую невысокую травку.

Все это безо всяких мыслей промелькнуло в мозгу — просто картинка. Сев, быстро огляделась — сзади, метрах в десяти от меня, на большом бревне сидел старый мужик с бородой и приветливо улыбался мне.

Голова соображала четко. Что это не сон и не глюки, было понятно сразу — по ощущениям. Кроме того, что видели глаза, уши еще улавливали звуки, присущие летнему лесу — чириканье птиц, гудение насекомых, шум ветерка в кронах деревьев, а нос — запахи. Приятные запахи — влажной земли, примятой трави, цветов, хвои… Попа через любимую застиранную пижаму чувствовала прохладную сырость земли и травы подо мной. Да, это совершенно точно не было сном, навеянным прочитанной фантастикой. Видимой опасности как будто не было. Вот разве что…

Я уставилась на мужчину. Что-то отвлекало от того, чтобы полностью сосредоточиться на изучении его внешности, задать вопросы — какой-то дискомфорт. Голове было тяжело и неудобно. Провела по затылку и дернулась:

— Что за черт? Что это? — На спине обнаружилась коса, которой у меня раньше точно не было. И не просто коса, а косища — толстенная, тяжеленная. Она спускалась по спине и кольцом ложилась на траву возле моего бедра. Сразу отсеялись очевидные догадки, молнией мелькнувшие перед этим в мозгу — о дурацком розыгрыше, паскудном реалити шоу, похищении черными риэлторами из-за квартиры, а так же — медиками-преступниками ради органов. ЭТО — что висело на спине, отсекало все разумные и неразумные объяснения тому, что происходило со мной.

— Пожалуйста, выслушайте меня. Ничего страшного не случилось, вам ничего не угрожает, и вы точно вернетесь домой — это я вам гарантирую, — быстро заговорил мужик мягким, успокаивающим голосом, при этом благоразумно не пытаясь сдвинуться с места.

Задумчиво покрутив головой, встала, подошла и тоже села на бревно, только подальше от него. Провела рукой по лицу, зачем-то — по ноге, вдавила ноготь в тело — от поведенческих стереотипов так просто не избавиться — отчаянно хотелось проснуться. Больно… Стараясь держать себя в руках, угрюмо выдавила из себя:

— Это что вообще происходит?

— Давайте договоримся так — рассказать нужно многое, вы не перебиваете меня, а потом можете задавать любые вопросы, хорошо?

— Ничего хорошего, — меня начинало потряхивать. Вытянула перед собой руку — она подрагивала. Жутковато, состояние стрессовое, могу выдать соответствующую ситуации неуправляемую реакцию. Нужно держать себя в руках. Посмотрела вокруг — больше никого, кроме нас, здесь не было.

1
{"b":"648453","o":1}