ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Глава 1. ==========

Специально не стала переводить французике словечки. По большому счету они не играют роли. Означают что-то вроде: черт, хорошо, мама, папа и прочее. По контексту разобраться не трудно.

* Я в курсе, что только русский мат не подражаем и англо-американском языке существует стабильное “fuck”. Однако у меня язык Марии будет чуть поразнообразнее)

ПБ всегда открыта.

Северус с облегчением выдохнул, когда красный паровоз отчалил от станции Хогсмид. Сумасшедший и еще более ужасный, чем прошлый, благодаря василиску и детям-жертвам, учебный год закончен. И это Хогвартс — самое безопасное место в мире. Была бы его воля он бы подхватив полы мантии убежал из этого храма знаний. Но, увы, это ему может только сниться.

— Северус, не хочешь лимонных долек? — белобородый старик появился тут как тут.

— Альбус, избавьте меня от вашего кошмара. Учебный год окончен, и я отправляюсь домой. У меня законный отпуск. И я не желаю видеть вас у себя на пороге в середине июля с глупыми предложениями отправиться на море. Нет, нет и нет. Я буду занят.

— Снова будешь скучать над своими пробирками? — попытался подтрунить над самым молодым мастером зелий директор, лукаво улыбаясь.

— Это лучше, чем скучать с вами, — категорично отрезал Северус Снейп, вспоминая, как однажды встретился с Альбусом на магической конференции в Польше и следующие за этим несколько дней ада, когда директор, взяв его под свое крыло, принялся развлекать коллегу.

— Ну как знаешь, мальчик мой. До встречи в новом учебном году. Увидишь, все будет хорошо, — пожал плечами старик и двинулся прочь, напевая незатейливую мелодию, в которой профессор узнал переделанный пошлый анекдот про ведьму и тролля. Вот так Альбус!

Северус Снейп не ответил ничего. Он подхватил свой чемодан в руки и поспешил за антиаппарационный барьер Хогвартса. Целых два месяца спокойствия, без наглых учеников и уроков.

Мужчина материализовался за несколько домов от своего коттеджа. Иногда ему нравилось проходить пешком по Паучьему Тупику и наслаждаться незамысловатыми видами. Впрочем, наслаждаться там было нечем. Жителей было мало, заброшенный завод и грязная речка. В отдалении виден более богатый район — когда-то там жила Лили Эванс.

Маг остановился в ступоре, заметив у своего крыльца незнакомку. На ступеньках старого с виду дома сидела девочка-подросток. Рядом с ней стоял огромный чемодан. На ее голове были надеты странные маггловские штуки из которых лилась музыка. Наушники, да. На глаза были надвинуты темные очки, поэтому рассмотреть он ее не мог.

— Мисс? Что вам угодно на пороге моего дома? — строго спросил он у девчонки, нависая над ней. Обычно данная поза у всех его учеников вызывала иррациональное чувство страха и желание уйти как можно дальше. Она же повела себя крайне странно.

Девочка совершенно не проявила страха или испуга, как обычно делали его ученики. Она приподняла темные очки на голову, спокойно сдвинула наушники и выключила плеер. Северус увидел, что ее почти черные глаза ярко подведены темной косметикой, отчего она казалась старше, чем на самом деле наверняка являлась. Без лишних слов та стала рассматривать его.

— Мисс? — раздраженно добавил Северус, так и не дождавшись четкого ответа.

— Bonjour. Вы Северус Снейп? — наконец ответила она, после детального осмотра мужчины. Северус вопросительно поднял бровь, гадая кем может быть эта незнакомка. Точно не одной из его учениц. Отчетливо заметный акцент и французская речь говорили сами за себя. — Я Мария Дюпен Чен. Держите, — она потянулась к карману своего чемодана и протянула ему запечатанное письмо.

Северус уже не ожидал ничего хорошего от этого знакомства. Письмо подтвердило его опасения.

“Здравствуй, Северус.

Мне непросто писать это письмо, но выхода у меня нет. Не знаю помнишь ты меня или нет, но я тебя не смогла забыть. Вскоре ты поймешь, почему. Мое имя Анна Дюпен Чен. Мы познакомились с тобой четырнадцать лет назад — весной 1979 года. Я приехала из Франции и гостила у тетушки Анабель в Англии в городке Коукворт. Зачем я тебе это пишу? Вероятно, Мария все же передала тебе это письмо.

Кто такая Мария? Наши встречи были отнюдь не для чтения в библиотеке, а скорее… для развлечения. Те несколько ночей, что нам было хорошо вместе (mon Dieu, как стыдно сейчас вспоминать мне это в данном письме), и, напомню тебе еще раз — ты звал меня Лили, не прошли без последствий. Вернулась я домой не только отдохнувшей и посвежевшей, но и с очаровательной новостью. Я жду ребенка.

Я не смогла и никогда бы не сделала этого — не убила бы своего ребенка. Но, свой долг я выполняла в течении четырнадцати лет: выносила, родила и воспитала твою дочь. Однако по стечению обстоятельств, Мария вынуждена будет жить с тобой. Надеюсь, у тебя хоть чуть-чуть развит родительский инстинкт, и ты поможешь нашей дочери.

Ты всегда можешь мне позвонить по этому номеру, и я всегда отвечу тебе.

P.s Тетя Аннабель все еще здравствует и она сообщила, что ты также живешь в Коукворте.

Аvec amour, Анна Дюпен Чен”

Ниже прилагался телефонный номер.

— Что это? — недоверчиво глянул Северус на девочку-подростка, ожидая ее признаний в том, что это шутка. Но она не улыбнулась.

— А ты разве не видел? Это письмо моей драгоценной маман, — лопнула еще один пузырь неестественно розовой жвачки… Мария.

Она потянулась и встала, раскинув руки. На ее лице тут же вылезла фальшивая улыбка.

— Здравствуй, папочка! Ты рад меня видеть? — она, казалось, насмехалась над ним.

— Как ты тут оказалась? — Северус почти не подверг сомнению подлинность письма, поскольку действительно очень хорошо помнил рыжеволосую магглу, с которой он познакомился в баре. И их, как она назвала, развлечения. Да, и имя Лили, признался себе Северус, все же прозвучало там несколько раз. Этот олень повел ее под венец, а он, Северус, не смог справиться с горем.

Однако все эти факты не изменяют того, что он просто обязан убедиться в родстве. Хотя, судя по ее коротко стриженным темным волосам, таким же глубоким черным омутам и неестественной светлой коже она вполне могла быть… его дочерью. Он сглотнул.

— В каком смысле как? Выпытала у мамули все про тебя. Знаешь ли, девочкам в моем возрасте интересно знать в каком космосе или плавании затерялся их блудный отец, — усмехнулась она с вызовом глядя прямо ему в глаза. Правда для этого ей пришлось запрокинуть голову наверх. — Я собрала вещи и села на поезд. Доехала до Лондона, а потом на электричке до Коукворта. Благо престарелая тетка Анабель помогла сориентироваться в этой дыре.

“Она маггла” — пронеслось у него в голове. Северус разочарованно выдохнул. Не хватало ему ребенка, так еще и магглы. Исправлять что-либо было уже поздно. Ну ничего, девчонка поживет у него пока он окончательно не убедится в их кровном родстве. Если все подтвердиться, то Северус постарается наладить с ней отношения и рассказать о магии — все же она будет неотъемлемой свидетельницей её. В крайнем случае он все же постарается вернуть это чадо к матери, несмотря на то что применять заклятие памяти маг не желал. Однако прежде всего ему нужно будет узнать причину ее появления в другой стране. Если же это какая-то ошибка, то тогда стереть память не составит труда. Но он позаботится о девочке в любом случае.

— Итак, Мария Дюпен Чен, прошу входи, — он распахнул дверь старого дома пошире, пропуская ее вперед. — И ничему не удивляйся.

Он отворил ей дверь, пропуская вперед. Впрочем вместо ожидаемого испуга или страха, он услышал…

— Нихуя ж себе, — присвистнула девочка, коверкая английский и французский мат*.

Его дом был маленьким и серым только снаружи. Но и таким какой он предстал перед ними Северус помнил всего с десяток лет. Молодой Снейп помнил, как растерялся, вернувшись однажды в это подобие особняка, причём выглядевшим не лучшим образом. Лишь после, получив письмо от гоблинов, он нашел все ответы. То, что Снейп является полукровкой по материнской линии Принцев, он знал. А вот то, что теперь остался единственным наследником этой неординарной волшебной семьи — нет. Умер его затворник дед, не оставив ни одного потомка: Эйлин погибла несколько лет назад, а других детей и даже побочной ветви не осталось.

1
{"b":"648520","o":1}