ЛитМир - Электронная Библиотека

Очевидно, Бингем не поверил объяснениям индейцев, и загадка не давала ему покоя. «Я много раз посещал Саксахуаман, — писал он в «Inca Land», — и каждый раз он удивляет и потрясает. Суеверному индейцу, который видит эти стены впервые, кажется, что они построены богами». Не являются ли эти слова косвенным отражением «суеверия» самого Бингема?

Таким образом, круг замкнулся, и мы вернулись к легендам и мифам Анд. Они повествуют о том, что на этих землях жили боги и великаны, что здесь существовала Древняя Империя, царство, начало которому положил божественный золотой жезл.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ДЕНЬ, КОГДА ОСТАНОВИЛОСЬ СОЛНЦЕ

Жажда золота и наживы, охватившая первых испан— цев, ступивших на землю Перу, заслонила удивление от того, что в этих неизведанных местах на краю земли они столкнулись с развитой цивилизацией — с городами и дорогами, дворцами и храмами, монархами и священниками, а также религией. Первая волна священнослужителей, сопровождавшая конкистадоров, отличалась склонностью разрушать все, что име— ло отношение к «идолопоклонству» индейцев. Однако уже следующие священники — они были учеными — стали узнавать об обрядах и верованиях местного населения от представителей индейской знати, обратившихся в христианство.

Любопытство испанского духовенства было разбужено тем обстоятельством, что индейцы Анд верили в Высшего Творца и что их легенды рассказывали о Потопе. Выяснилось, что многие подробности местных мифов непостижимым образом совпадают с тем, что написано в библейской Книге Бытия. Поэтому среди различных теорий относительно происхождения самих индейцев и их верований на первый план естественным образом выдвинулась та, которая связывала их с землями и народами, упоминаемыми в Библии.

Так же, как и в Мексике, после перебора различных версий самой правдоподобной была признана теория о десяти потерянных коленах Израиля, позволявшая объяснить не только сходство местных легенд с библейскими историями, но и такие совпадавшие с библейскими заповедями традиции перуанских индейцев, как вкушение первых плодов на празднике Искупления в конце сентября, который по своей сути и времени проведения совпадал с еврейским Днем Искупления, ритуал обрезания, запрет на кровь в мясе животных и на употребление в пищу рыбы без чешуи. На празднике Первых Плодов индейцы распевали загадочные слова Йо Мешика, Хе Ме-шика, Ва Мешика, и некоторые испанские ученые мужи были склонны слышать в слове Мешика древнееврейский термин «машиаш» — мессия.

(Современные ученые проводят параллель между компонентом Ира в именах богов индейцев Анд и месопотамскими компонентами Ира/Илла, от которых происходит библейское Эль, считают идола инков Малкис эквивалентом ханаанского божества Мо-лех («Владыка»), а также полагают, что титул вождей инков «Манко» происходит от семитского слова, имеющего значение «царь».)

Именно в свете этих теорий библейско-израиль-ского происхождения индейцев католические иерархи Перу после первой волны разрушений стали записывать и сохранять индейское наследие. Местных священников, таких, как отец Блас Валера (он был сыном испанца и индианки), поощряли записывать все, что они знали и слышали. Еще до конца шестнадцатого века под покровительством епископа Кито были предприняты серьезные усилия для составления сборника местных легенд, исследования всех известных древних памятников, а также собрания в одной библиотеке всех исторических манускриптов. Собранные тогда сведения послужили основой многих последующих исследований.

В 1628 году в Перу прибыл испанец по имени Фернандо Монтесинос, заинтересовавшийся теориями происхождения индейцев и решивший изучить собранные манускрипты; остаток своей жизни он посвятил составлению всеобъемлющей и хронологически достоверной перуанской истории и предыстории. Двадцать лет спустя он закончил свой главный труд «Memorias Antiguas Historiales del Peru» и отдал его в библиотеку монастыря Сан-Хосе де Севилья. Здесь, неопубликованная и забытая, рукопись пролежала целых два столетия, пока отрывки из нее не были включены во французскую историю Америки. Полный испанский текст увидел свет лишь в 1882 году (английский перевод П. А. Минза был опубликован в Лондоне в 1920 году).

Обратив внимание на общее место в Библии и легендах индейцев Анд — рассказ о Великом Потопе, — Монтесинос взял это событие за отправную точку. В соответствии с библейским рассказом он проследил повторное заселение Земли после Потопа, которое началось с расположенной в Армении горы Арарат и проходило в соответствии с родословными, приведенными в 10 главе Книги Бытия. В названии Перу (или Пиру/Пируа на языке индейцев) он усмотрел фонетическую связь с упоминавшимся в Библии Офиром, сыном Эбера (предком евреев), который сам был правнуком Сима. Офиром также назывались земли, из которых финикийцы привезли золото для Иерусалимского Храма, строившегося по приказу царя Соломона. Имя Офира в библейской родословной народов идет вслед за именем его брата Халивы — именно так называлась богатая золотом земля в библейском рассказе о четырех райских реках.

Имя одной Фисон: она обтекает всю землю Хави-ла, ту, где золото…

Монтесинос предположил, что люди пришли в Анды с библейских земель задолго до появления Израильского и Иудейского царств, задолго до изгнания ассирийцами десяти колен Израиля. Он предположил, что первых переселенцев возглавлял не кто иной, как сам Офир; именно он привел людей в Перу, когда после Великого Потопа началось повторное заселение Земли.

Собранные Монтесиносом легенды инков рассказывали о том, что задолго до последней династии вождей на этой земле существовала древняя империя. После периода развития и процветания на нее внезапно обрушились различные бедствия: в небесах появились кометы, земля содрогалась от землетрясений, разразились войны. Правитель империи вместе со своими приближенными покинул столицу Куско и укрылся в безопасном месте в горах, которое называлось Тампу-Токко; в Куско остались лишь несколько жрецов, чтобы следить за брошенными святилищами; именно в этот период катастроф было утрачено искусство письма.

Шли столетия. Вожди периодически возвращались в Куско, чтобы выслушать советы богов. Однажды женщина знатного происхождения объявила о том, что ее сына по имени Рокка унес Бог Солнца. Через несколько дней юноша вернулся — облаченный в золотые одежды. Он сообщил, что пришло время искупления грехов, но что люди должны соблюдать определенные заповеди: власть будет передаваться по наследству сыну, рожденному от единокровной сестры, даже если он не является первенцем, а письменность не будет восстановлена. Народ согласился и вернулся в Куско — вместе с новым правителем Роккой, которому был присвоен титул Инка, то есть «повелитель». Дав своему первому правителю имя Манко Капак, историки инков связали его с легендарным основателем Куско Манко Капаком, одним из четырех братьев Айар. Монтесинос совершенно справедливо отделил и разнес во времени знакомую испанцам династию инков (которая взошла на престол лишь в одиннадцатом веке нашей эры) и ее предшественников. Его вывод о том, что династия инков состояла из четырнадцати правителей, включая умершего после прихода испанцев Уайны Капака и двух его сыновей, подтверждался всеми учеными.

Монтесинос также пришел к заключению, что Куско действительно был оставлен задолго до того, как династия инков восстановила столицу. В этот период, писал он, двадцать восемь вождей правили страной из убежища в горах, которое называлось Тампу-Токко. А до этого действительно существовала древняя империя со столицей в Куско. Здесь на престоле сменилось шестьдесят два правителя, из которых сорок шесть были царями-жрецами, а шестнадцать полубогами, сыновьями Бога Солнца. А еще раньше этой землей правили сами боги.

Считалось, что Монтесинос нашел в Ла-Пасе копию манускрипта Блас Валера, и иезуиты позволили ему переписать ее. Кроме того, в своей работе он опирался на труды отца Мигуэля Кабелло де Бальбоа, по версии которого первый правитель этих земель, Манко Капак пришел в Куско не с озера Титикака, а из тайного убежища под названием «Тампо-Токо». Именно там Манко Капак «совратил свою сестру Окльо», и она родила ему сына.

32
{"b":"649","o":1}