ЛитМир - Электронная Библиотека

Все это ни в коей мере не является свидетельством отсутствия древних руин в бассейне Амазонки на пересекающем весь южноамериканский континент маршруте из Гвианы и Венесуэлы в Эквадор и Перу. В отчетах Гумбольта о путешествиях через континент упоминается о преданиях индейцев, согласно которым люди, приплывшие из-за моря, высадились в Венесуэле и направились в глубь континента. Кроме того, главная река долины Куско, Урумамба, является всего лишь притоком Амазонки. Официальные бразильские археологические экспедиции посетили множество древних руин (правда, не вели в них планомерных раскопок). Неподалеку от устья Амазонки были найдены керамические урны с узором, напоминающим узоры на глиняных кувшинах из Ура (шумерская родина Авраама). Обнаружилось, что островок Пако-валь является искусственным и служит основанием для множества курганов (раскопки которых не проводились). По свидетельству Л. Нетто («Investigacioes sobre a Archaeologia Braziliera»), урны с таким же узором были найдены и выше по течению Амазонки. По нашему мнению, южнее существовал не менее важный маршрут, соединяющий Фуле с Атлантическим побережьем.

Тем не менее по-прежнему нельзя с уверенностью утверждать, что инки пришли в Анды этим путем. Одна из версий происхождения инков утверждает, что их предки высадились на побережье Перу. Их язык, кечуа, напоминает языки народов Дальнего Востока — как по значению слов, так и по звучанию. Кроме того, они, вне всякого сомнения, принадлежат к американской расе — четвертой ветви человечества, которая, как мы осмелились предположить, ведет свою родословную от Каина. (Экскурсовод в Куско, услышав о нашей теории, спросил, не произошло ли слово Ин-ка от имени Ка-ин — путем перестановки слогов. Кто знает!)

По нашему мнению, имеющиеся в распоряжении ученых факты указывают на то. что ближневосточные легенды и мифы, включая историю о Нибиру и аннунаках, прилетевших с этой планеты на Землю, — пантеоне из двенадцати богов, — были привезены предками инков из-за моря. Это произошло в эпоху Древней Империи, и носители этих верований и легенд были тоже пришельцами из-за моря, но не обязательно теми же, которые принесли похожие легенды, верования и цивилизацию в Месоамерику.

Чтобы дополнить все приведенные выше свидетельства и факты, вернемся на некоторое время в Исапу, местечко на побережье Тихого океана на границе Мексики и Гватемалы, где встретились ольмеки и майя. Запоздало признанная крупнейшим древним городом на всем тихоокеанском побережье Северной и Центральной Америки, Исапа была населена на протяжении 2500 лет, с 1500 года до нашей эры до 1000 года нашей эры. В ней имелись уже привычные пирамиды и площадки для игры в мяч, но больше всего археологов поразили памятники с каменной резьбой. Оригинальность, фантазия, мифологическое содержание и художественное совершенство этой резьбы позволили выделить ее самостоятельный «исапанский стиль», и в настоящее время Исапа признана тем источником, откуда этот стиль распространился по всему тихоокеанскому побережью Мексики и Гватемалы. Это искусство относится к раннему и среднему до-классическому ольмекскому периоду и было перенято майя после того, как город перешел в их руки.

Ученые из Археологического фонда Нового Света университета Бригхэм Янг, посвятившие несколько десятилетий раскопкам и изучению этого места, не сомневаются, что город при своем основании был ориентирован по точкам солнцестояния и что расположение различных памятников «сознательно связано с движениями планет» (И. Дж Норман «Izapa Sculpture»). В резьбе по камню религиозные, космологические и мифологические сюжеты перемежаются с историческими. Выше (см. рис. 51) мы уже приводили одно из множества разнообразных изображений крылатых божеств. Особый интерес у археологов вызвал большой камень с резьбой, поверхность которого составляет около тридцати квадратных футов и который был назван стелой № 5. Стела примыкала к большому каменному алтарю. Сложный сюжет (рис. 87) был воспринят многими учеными как «фантастический миф», рассказывающий о «генезисе человечества» на Древе Жизни, растущем на берегу реки. Мифи-ческо-историческая легенда рассказывается сидящим слева бородатым человеком и затем пересказывается человеком с внешностью майя, изображенным справа (с точки зрения наблюдателя).

Потерянные царства - pic_89.jpg

Рис. 87

Изображение насыщено различными растениями, птицами, рыбами и фигурами людей. Интересно, что у двух центральных человеческих фигур головы и ступни слонов — животных, которые не водятся в Центральной Америке. Один из персонажей в левой части беседует с ольмеком, на голове которого шлем, и этот факт усиливает нашу убежденность в том, что гигантские каменные головы ольмеков были портретами африканцев.

На увеличенном «изображении левой плоскости (рис. 88а) отчетливо видны очень важные детали. Бородатый человек рассказывает свою историю над алтарем с символом ножа для перерезания пуповины; именно этот символ (рис. 88b) служил для обозначения богини Нинту (шумерская богиня, помогавшая Энки создать человека) на памятниках и цилиндрических печатях Шумера. Когда Земля была поделена между богами, ей достался Синайский полуостров, который служил для египтян источником высоко ценившейся сине-зеленой бирюзы; они называли эту богиню Хатхор и изображали с коровьими рогами на голове, как в этой (рис. 88с) сцене создания человека. Эти «совпадения» усиливают нашу убежденность в том, что стела из Исапы иллюстрирует не что иное, как мифы Старого Света о сотворении человека и об Эдемском саде.

И последнее — на стеле есть изображения пирамид с гладкими гранями, как в Гизе на берегу Нила.

Потерянные царства - pic_90.jpg

Рис. 88

Они размещены в нижней части плоскости и показаны стоящими на берегу полноводной реки. Внимательный взгляд на эту древнюю резьбу подтверждает, что она заслуживает тщательного анализа.

Легенды и археологические находки свидетельствуют, что ольмеки и «бородатые люди» не остановились на берегу океана, а стали продвигаться вглубь Центральной Америки и на север Южной Америки. Возможно, их маршрут пролегал по суше, поскольку следы их присутствия остались в городах, расположенных вдали от побережья.

Потерянные царства - pic_91.jpg

Рис. 89

В легендах экваториальных и северных районов Анд рассказывается не только о предках, прибывших из-за моря (например, о Найлампе), но и о двух волнах миграции, разделенных эпохой «великанов». Первые мигранты прибыли во времена Древней Империи, а вторые в период расцвета цивилизации Мочика. Сьеса де Леон описывал последних переселенцев так: «Они приплыли к побережью на тростниковых лодках размером с большой корабль — отряд таких высоких людей, что обычный человек доходил им лишь до колена». У них были металлические инструменты, при помощи которых они могли выдалбливать колодцы в скалах, но продовольствие они добывали при помощи набегов. Кроме того, они насиловали местных женщин, потому что среди высадившихся на берег великанов не было женщин. Мочика изобразили поработивших их великанов на своей керамике, причем лица гигантов рисовались черными (рис. 89), а лица индейцев белыми. Кроме того, среди изображений культуры Мочика встречаются портреты стариков с белыми бородами.

Потерянные царства - pic_92.jpg

Рис. 90

Мы полагаем, что этими непрошеными гостями были ольмеки и их бородатые товарищи с Ближнего Востока, бежавшие от восставшего населения Месо-америки примерно в 400 году до нашей эры. Пройдя через Центральную Америку и экваториальные районы, а затем дальше, в Южную Америку, они оставили после себя пропитанные страхом и благоговением воспоминания. Археологические экспедиции в экваториальные районы тихоокеанского побережья обнаружили загадочные монолиты, относящиеся к этому неспокойному периоду.

43
{"b":"649","o":1}