ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Виттория
Погружение в Солнце
Созвездие Хаоса
Вечный sapiens. Главные тайны тела и бессмертия
Клинок из черной стали
Китти. Следуй за сердцем
Жизнь по спирали. 7 способов изменить личную и профессиональную судьбу
Ледяной укус

Существуют и другие очевидные связи между цивилизациями Месопотамии и Анд. Чем, например, объяснить тот факт, что шумерская столица Ур, как и Тиауанаку, была окружена каналом и имела две гавани, северную и юго-западную? А как объяснить существование в Куско золотого чертога, стены которого были покрыты золотыми пластинами — в точности как в Пума-Пунку и Уруке? А «Библия в картинках» из Кориканчи с изображением планеты Нибиру и ее орбиты?

Многие обычаи индейских племен заставляли испанцев считать местных жителей потомками десяти потерянных колен Израиля. Прибрежные города и их храмы напоминали исследователям святилища и зиккураты Шумера. А как объяснить ткани с удивительными узорами, которые изготавливали прибрежные племена, жившие в районе Тиауанаку? Таких тканей нет во всей Америке, и сравнить их можно лишь с шумерскими тканями, особенно из города Ура, славившимися в древности своими красивыми узорами и яркими красками. Почему у богов Анд конические прически, а богини изображались рядом с ножом для перерезания пуповины, атрибутом Нинту? Почему календарь индейцев совпадает с месопотамским, а зодиак похож на шумерский — с прецессией и двенадцатью домами?

Даже не повторяя всех фактов, приведенных в предыдущих главах, мы можем с уверенностью сказать, что признание влияния аннунаков и присутствия шумеров (одних или вместе с соседними народами) в Андах в 4000 году до нашей эры расставляет части головоломки по своим местам. Легенды о вознесении на небо Создателя и двух его сыновей, Луны и Солнца, со Священной скалы на острове Солнца (остров Ти-тикака) вполне могут представлять собой воспоминания об отлете Ану, его сына Шамаша и внука Сина: совершив короткий переход на лодке из Пума-Пунку, они ожидали на острове прибытия воздушного судна аннунаков.

В ту памятную ночь в Уруке во время визита Ану жрецы, заметив появившуюся над горизонтом планету Нибиру, зажгли факелы, что сгало сигналом для окрестных деревень. Там зажгли костры, чтобы сообщить весть соседям, и вскоре вся территория Шумера была освещена кострами, празднуя прибытие Ану и появление на небесах планеты богов.

Неизвестно, понимали ли люди, что стали свидетелями небесного явления, происходящего один раз в 3600 лет, но они точно знали, что такое можно увидеть только раз в жизни. Люди не перестают мечтать о возвращении этой планеты и справедливо вспоминают о том времени, как о «золотом веке»: не только из-за обилия золота, но и потому, что это был период мира и невиданного прогресса человечества.

Однако вскоре (по меркам аннунаков) после возвращения Ану и Анту на родную планету мирное соглашение между кланами аннунаков было нарушено. Примерно в 3450 году до нашей эры (по нашим оценкам) произошел инцидент с Вавилонской башней — попытка Мардука/Ра сделать свой город Вавилон главным в Месопотамии. Попытка привлечь людей к строительству стартовой площадки была сорвана Эн-лилем и Нинуртой, но следствием ее стало решение богов рассеять человечество и смешать его языки. Цивилизация оказалась расколотой, и после 350 лет хаоса на берегах Нила появилась новая цивилизация с собственным языком и зачатками письменности. Как утверждают египтологи, это произошло примерно в 3100 году до нашей эры.

Потерпев неудачу в своем стремлении добиться главенства в цивилизованном Шумере, Мардук/Ра решил даровать цивилизацию египтянам, вернуться на эту землю и отобрать власть у своего брата Тота. Теперь Тот оказался богом без народа, и мы полагаем, что он вместе с несколькими преданными сторонниками перебрался на новые земли — в Месоамерику.

Мы считаем, что это произошло не просто «примерно в 3100 году до нашей эры», а в 3113 годув тот самый день и год, с которого начинается Длинный счет народов Месоамерики.

Такой отсчет времени, когда календарь привязывается к какому-то знаменательному событию, вовсе не редкость. Христианский календарь Западной Европы отмеряет время от момента рождения Христа. В мусульманском календаре за точку отсчета принята дата переезда основателя ислама Мохаммеда из Мекки в Медину. Пропуская множество государств и монархий, приведем в качестве примера лишь еврейский календарь, который в действительности является древним (и самым первым в истории человечества) календарем Ниппура, шумерского города, посвященного Энлилю. Вопреки сложившемуся убеждению, отсчет в еврейском календаре ведется не от «сотворения миpa» (5748 год в 1988 году от Рождества Христова), а от появления календаря Ниппура в 3760 году до нашей эры — именно тогда, по нашему мнению, состоялся визит Ану на Землю.

Почему бы тогда не согласиться с нашим предположением, что прибытие Кетцалькоатля, то есть Пернатого Змея, в свои новые владения стало точкой отсчета для календаря Месоамерики — особенно с учетом того, что именно этот бог познакомил жителей Месоамерики с календарем?

Свергнутый своим братом Тот (известный по шумерским текстам как Нингишзида — Господин Древа Жизни) был естественным союзником врагов брата, то есть принадлежащих к клану Энлиля богов и их Главного Воина, Нинурты. Известно, что когда Нинур-та пожелал, чтобы царь Гудеа построил для него храм-зиккурат, именно Тот разработал проект здания; кроме того, он составил список редких материалов, необходимых для строительства, и помог организовать их доставку. Как друг сторонников Энлиля, Тот, вероятно, поддерживал хорошие отношения с Ишкуром/ Ададом и находившимся под его контролем районом Анд. Возможно, он даже был здесь желанным гостем.

И действительно, можно привести свидетельства того, что Змеиный Бог и его африканские последователи приложили руку к основанию некоторых городов-спутников Тиауанаку, специализировавшихся на обработке металлов. Некоторые стелы и скульптуры, относящиеся к промежуточному периоду между первой и второй фазами строительства Тиауанаку, украшены изображениями змеи — крайне редкого в Тиауанаку символа. Часть скульптур, найденных в близлежащих городах (рис. 135), а также два гигантских бюста, перенесенные местными жителями к церкви деревушки Тиауанаку (рис. 136), имеют явно негроидные черты лица, которые не смогла уничтожить даже сильная эрозия.

Потерянные царства - pic_137.jpg

Рис. 135

Потерянные царства - pic_138.jpg

Рис. 136

Познански, уязвленный критикой в адрес его «фантастической» оценки древности сооружений Тиауанаку, не предпринимал попыток датировать переход от первой фазы строительства города, когда для зданий и статуй использовался песчаник, к более совершенному второму периоду, когда строители начали применять блоки из твердого андезита. Однако эти перемены совпали с перепрофилированием Тиауанаку с производства золота на производство олова, и поэтому произойти это могло примерно в 2500 году до нашей эры. По всей видимости, в этот период боги из клана Энлиля, владевшие нагорьями Ближнего Востока (Адад, Нинурта), находились в Южной Америке, занятые основанием колонии касситов. Это объясняет, почему примерно в это же время Инанна/Иш-тар захватила власть на Ближнем Востоке и развязала кровавую войну против Мардука/Ра, чтобы отомстить за смерть любимого мужа Думузи (убитого, по ее утверждению, Мардуком).

Именно в это время — и, возможно, вследствие нестабильности в Старом Свете — встревоженные боги решили создать новую цивилизацию — подальше от всех, в высоких Андах. Тиауанаку был центром добычи олова, но на склонах Анд имелись практически неисчерпаемые запасы золота. Для его добычи требовалось лишь снабдить народы Анд необходимыми инструментами и технологиями.

Таким образом, примерно в 2400 году — что совпадает с оценкой Монтесиноса — Манко Капак получил на озере Титикака золотой жезл и отправился в район богатых месторождений золота, то есть в Куско.

Что представлял собой волшебный жезл, и какова была его функция? Одно из самых глубоких исследований этого вопроса содержится в работе Хуана Лар-реа «Corona Icaica». Анализируя артефакты, легенды и изображения правителей инков, он пришел к выводу, что это был топор, носивший название юари. Предмет, врученный Манко Капаку, назывался Тупа-юари, или королевский топор (рис. 137а). Но что это было — оружие или инструмент?

64
{"b":"649","o":1}