ЛитМир - Электронная Библиотека

Монолог первый

Пена

Прохожий!

Не смотри презренно,

В губах насмешку затая:

Мол, что тут за шинок Безмена?

Безмен – он вот он.

Это я.

Смелей входи

в избёнку эту,

Садись на лучшую скамью.

Увы, вина и пива нету,

Но квас я славный продаю.

Держи, дружок, баранку, кружку.

Квасок холодный, погребной!

Пропьёшь всего-то, брат, полушку,

А отдохнёшь

на четвертной.

Ты говоришь:

узнать не лишку

Про имя и мои дела.

Мать родила меня, братишка,

Когда безмен домой

несла.

И только, значит, я родился,

На улке,

у отцовых стен,

Как за безмен и ухватился.

С тех пор Безмен да и Безмен!

И слух упорный

постепенно

Округу нашу обошел:

Мол, быть Безмену бизнесменом,

Торговцем то бишь,

торгашом.

И правда,

в годы молодые

Я, – как рассказывала мать, –

Игрушки самые плохие

Мог на хорошие сменять.

Весной свистульки делал,

дудки,

Да лыко драл,

да лапти плёл.

Ходил в соседние Васютки

И там торги удачно вел.

И деньги нес домой

в корзинке.

Но, видно, черный час пробил:

Вдруг продавать товар на рынке

Совет Васютский

запретил.

И, как с колючками ограда,

Пошла запретная стезя –

И то, представь себе,

не надо,

И это, видишь ли, нельзя.

Вот так и отвыкал от денег,

И от Васюток отвыкал.

И только руки за бесценок

Кому придётся

продавал.

А впрочем,

с этой точки стронем,

А то, небось, нагнал тоску…

Но мы легко ее прогоним:

Держи-ка свежего кваску!

Ага, ты вновь ко мне с вопросом:

Какой от квасу, мол, навар?

Не остаюсь ли

с длинным носом? –

Дешевше некуда товар…

Хе-хе!..

Отвечу по секрету.

Не верь, что люди говорят.

Навару вроде бы и нету,

Но это лишь на первый взгляд.

Смекни такую, брат, идейку:

За каждый проданный стакан

Я из шести

одну копейку

Кладу в хозяйский свой карман.

А пять?

Все правильно: налоги.

Без них когда ж мы жить могли!..

Вот и теперь налоги строги.

Да ведь копейки – не рубли!

Ты на себе, дружок,

проверь-ка:

С каким бы рвеньем торговал,

Когда бы пять рублей за мерку

Ты власть имущим отдавал?

Вот то-то же!

А я – копейки

Плачу.

И этим счастлив я.

И усмотреть поди сумей-ка,

Что тут зарыта месть моя.

Ты обмануть меня,

Безмена,

Собрался,

ввел большой налог,

А от меня – одна лишь пена.

Вот так-то, милый мой дружок!

Конечно, я не трали-вали;

Как говорят,

не лыком шит.

В моем запасливом подвале

Давно пивной котёл стоит.

Стоит, голубчик,

ждет момента.

Глядишь, дела пойдут на лад:

По обещанью президента,

Возьмут налоги и скостят.

Авось

и расстегнут подпругу.

Вот тут я, брат, и развернусь

На город весь, и на округу,

А повезет, так и на Русь!

И ты тогда,

мой гость степенный,

Смелей входи в избу мою.

Я угощу икрой отменной

И славным пивом напою.

Такой, братишка, стол накрою,

Что ахнут

и Париж, и Рим.

И мы о бизнесе с тобою

На русский лад поговорим.

НЕСКОЛЬКО РЕДАКТОРСКИХ ФРАЗ. Когда лет тридцать назад мы знакомились в одной из екатеринбургских газет, он представился так: «Бизнесменов. Пивовар. Поэт». Я ответил: «Ефремов. Редактор». И подумал: «Как пивовар может быть поэтом?» А у знакомца моего, кажется, мелькнула мысль: «Ну, уж и редактор!» Но, как ни странно, мы стали друзьями, а стихи производителя весьма неплохого напитка оказались прямо-таки высококачественными. И получилось непредвиденное: Безмен Бизнесменов все свои творения передал мне: «Делай с ними, что хочешь». С тех пор я по возможности издаю его истинно народные поэтические творения. И, кажется, делаю это не напрасно. Впрочем, судить об этом вам, читатель.

Монолог второй

Словопляс

Нет, сограждане,

постойте,

Я отброшу все дела,

Коль уж речь о перестройке

У меня в шинке зашла.

Что сказать вам?

Перестройка –

Словопляс

из края в край!

Перестроились настолько,

Что хоть снова начинай.

Тут тебе и ускоренье,

И технический прогресс.

Только где оно,

движенье?

Сплошь – потоки из словес.

Правда,

«змию» крепко дали!

Виноградные леса,

Все как есть, повырубали, –

И опять –

за словеса!

Всё опять

за ту же тему:

В рот, мол, капли не возьмём,

Демонтируем Систему,

Вот тогда и заживем!

И с трибуны,

и с экрана,

И с газетки каждой аж

Деловито,

пылко,

рьяно

Принялись за демонтаж.

Постарались

власть Советам

Так, родную, передать,

Чтоб и партии

при этом

От безвластья не страдать.

Вот она

и не страдала;

Ей законы, что трава;

Круче гайки зажимала

Под шумливые слова.

Мол, на то и перестройка,

Бьет копытом,

словно конь.

А поэтому не тронь-ка

Это да и то не тронь.

Ну а тронешь –

волком взвоешь,

Поисколет, словно ёж,

Не удержишь и уронишь,

Ручки-ножки

отшибёшь…

И покуда мы из пепла

Подымали наш Совет,

Власть партийца

так окрепла,

Что уже и ходу нет.

Ну, а коли

сплошь ограда,

Сплошь преграда,

так сказать,

С этим что-то делать надо,

Надо что-то предпринять…

Ну и, знамо, предприняли;

В нашей русской простоте

Как шарахнули,

как дали

По шестой

по той

статье!

Только брызги полетели

И теперь еще летят…

А партийцы –

как сидели,

Так повсюду и сидят.

Как встают

по смирной стойке,

Так стоят, и блещет взор;

Как губили перестройку,

Так и губят до сих пор.

Потому-то у народа

Ни заводов,

ни земли.

Правда, гласность есть,

свобода:

Что надумаешь –

мели!

Критикуй хоть Горбачева,

Хочешь эдак,

хочешь так.

Ну, а что им всем

от слова? –

1
{"b":"649695","o":1}