ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От автора.

Здравствуй мой Уважаемый читатель. Не знаю прочёл ли ты уже, эту книгу? Будешь ли читать?

Но так или иначе, мне бы хотелось немного рассказать тебе о ней, и для чего я её писал.

Многие из моих читателей сочтут и вероятно справедливо, что эта книга местами не этична, местами скандальна или кошмарна. И я с ними соглашусь. В этой книге много такого, чего обычно не пишут. Так если я согласен с Вами, зачем тогда писал? – спросите Вы.

Во-первых, мне хотелось, чтобы эта книга Вам мой Уважаемый читатель запомнилась, чтобы Вы прониклись ею, судьбой персонажей, поворотами сюжета, событиями, что здесь описаны.

Кстати, о событиях, они вымышлены, но это не мешает им быть правдой. Мне бы хотелось, чтобы эта книга не потонула среди других, а оставила свой след. Ведь нет книги хуже, той которая забывается читателем и когда у того спрашивают: – А вы читали её? Тот отвечает: – Простите, но о чём она? Ах об этом! Нет не читал!

Во-вторых, я бы хотел показать мир непознанного, что он рядом, он у нас под кожей, он тесно переплетается с нашей жизнью и событиями истории, в том числе истории нашей страны.

Что не мало важно, я хотел снять саван фэнтезийности, нереальности происходящего с такого понятия как магия. Всё реально, магия реальна, и она рядом!

Я буду рад если эта книга заставит Вас где-то задуматься, где-то ужаснуться, где-то расплакаться, сделать какие-то выводы о своей жизни или жизни ваших близких, пересмотреть некоторые ценности.

Сейчас я вероятно скажу банальную вещь, но книга если она написана в определённом жанре, должна нести в себе вкус и аромат этого жанра, его цвет. Эта книга написана в жанре Мистики, Драмы, Ужасов – и, если она вызовет у Вас соответствующее послевкусие и запомнится Вам, значит будем считать, что она удалась.

Дмитрий Венгер

Пролог.

Не всегда можно удержаться, чтобы не обидеть человека несправедливо, но всегда можно попросить прощения. Для этого нужно главное: не ставить себя выше людей.

Николай Амосов

Любят не тех, кто полезен, не тех, кто хорош. Любят тех, кого любят. Любят за что угодно и ни за что. Любят за то, что любят. Никакая привлекательность к любви отношения не имеет, никакой успех, никакая сила и красота, никакой интеллект. Ничего общего с благодарностью; если это благодарность, то лишь за жизнь, но не свою. Любовь не может быть заслужена, любовь только дарится и – принимается или не принимается. Любовь – сплошная несправедливость.

Владимир Леви "Цвет судьбы"

В классе было не очень шумно, так бывает на последних уроках, к началу которых большая часть школьников слынивает под любым предлогом. Группа девочек тихо перешёптывались, обсуждая как обычно в таких случаях мальчиков.

–А как тебе Марк? – шутя, несерьёзно, словно дразня свою подругу спросила одна из них другую.

Та, обернувшись, оценивающе посмотрела на него будто взаправду выбрала бы его и именно этот последний оценивающий взгляд должен был решить всё. Внимательно посмотрев на него, она поморщилась на её правильном симметричном лице появилось выражение неудовлетворённости от увиденного.

–Так у него же вот, – сказала она, показав на половину своего мизинца. Девушки расхохотались.

Марк с непониманием и затравленностью во взгляде посмотрел на свою маленькую руку, большой, указательный, безымянный, средний, мизинец – пальцы как пальцы, подумал он, с обидой глядя на сидящих на партах девочек. С ещё большей обидой он посмотрел на Наташу, девушку в которую он не смотря на все её издевательства был безнадёжно влюблён, она была его первой любовью, его наваждением от образа которого приснившегося ему во сне у него случилась поллюция, он ходил за ней везде незримой тенью, становясь в её присутствии частью мебели чтобы просто быть рядом и тихо вздыхал ей вслед, он наблюдал как она общается с подругами, с другими мальчишками из их класса, видел как те лапают её, а она больше для вида, чем со зла раздаёт им за это тумаки.

Картина прошлого треснула как брошенная в костёр фотография в рамке, он замотал головой избавляясь от неё, сейчас она мешала ему эти воспоминания такие болезненные, колючие жгли ему глаза. Рядом поскуливая, сидел Мик, он уже сделал свои собачьи дела и теперь ждал вечерней порции корма.

– Вот она! – просиял его хозяин, показывая ему псу своему почти единственному другу девушку, подходящую к дому. Мик облизнулся.

–Она сделает меня настоящим мужчиной, поможет мне с моим перевоплощением! – продолжил Марк, не мигая глядя на приближающуюся фигуру.

Мик почувствовал желание хозяина, который видимо тоже хотел вечерней порции мяса, и облизнувшись проскулил что-то, переминаясь с лапы на лапу от нетерпения.

Девушка шла, не о чем не подозревая, её тёмные волосы спадали ниже плеч, подчёркивая женственность её фигуры, на голове была белая вязанная шапочка, на шее такой же купленный в комплекте с ней шарф, внизу куртка тоже белая, ярко белая. Наташа шла домой, нерегулярные порывы ветра гнали впереди неё фантик от съеденного кем-то сникерса, дорога была грязного чёрного, а по обочине там, где ещё был жив снег темно серого цвета.

–Привет! – сказал ей кто-то, голоса она не узнала и обернувшись никого не увидела. Привет! – услышала она снова. Опуская взгляд вниз, она искала человека, который к ней обратился, она была высокого роста почти два метра и подобный конфуз с ней иногда случался. Перед ней стоял маленький паренёк, лицо которого казалось ей смутно знакомым.

–Привет – снова поздоровался маленький человек, сделал он это не уверенно видимо, сильно волнуясь. Я Марк! Мы учились вместе!

Девушка снисходительно-презрительно улыбнулась.

–Да я тебя помню!

Выбор, подавление, вселение.

О, никогда под бледною луной. Так пышен не был тот уют лесной, где, женщина о демоне рыдала.

Самюэль Тейлор Кольридж «Кубла Хан, или Видение во сне»

Ночь тёмная и беззвучная, как утро в день похорон, поглотила все в свои объятья и лишь тусклый свет фонаря освещал, запорошённую снегом подворотню. Он любил такие ночи, ночи охоты, в этом оживлённом мире, где каждый выживал как мог, приходилось приспосабливаться, чтобы выжить. А чтобы существовать хорошо, необходимо проявлять изобретательность и очень осторожно взвешивать каждый шаг, дабы сохранить с большим трудом скопленную энергию. Он много думал о мире обо всех его мрачных и несправедливых особенностях, отчего людям, столь бездарно тратящим свою энергию, людям не способным в полной сладостной безудержной истоме наслаждаться жизнью отмерено её так много. Он поморщился как от зубной боли при этих мыслях, но внезапно взгляд его оживился. –«Захрустел снег», – подумал он, уже готовясь к оценке того, по силам ли ему эта жертва. Тёмная фигура, повернув из-за угла шла в сторону подворотни к тому фонарю, возле которого притаился Бес. И хотя свет не играл для его зрения никакой роли, ему нравилось сидеть именно здесь, люди любят свет и освещённые дороги, следовательно, и охотиться нужно возле таких мест, полагал он, стараясь рационально распределить свои силы, чтобы не бегать по дворам в поисках пищи.

Изучая приближающегося человека, он уже получил часть истории его жизни, и ликованию его не было предела. Женщина, одинокая, радостно думал он и внутренним чутьём стал обнюхивать её ауру, чёрные вкрапления, трещины, проблемы в жизни, с мужчинами. Разумеется, ему не дано видеть все, как другим, более развитым существам до могущества которых он грезил добраться, но то, что ему открылось было достаточно.

Девушка, ощутив непонятное волнение и даже страх за озиралась по сторонам, но вокруг было тихо. – Что это со мной? – подумала она, чувствуя, как сильно бьётся сердце.

Бес выжидал, -Есть ли у неё защитник? В этом сумбурном глупом мире у такой серой мышки с пробитой аурой мог оказаться защитник, этакий дух покойной бабушки, мелкий ангелочек с розовым задом и белыми куриными крыльями. -Нет не похоже, – оскалившись в предвкушении, подумал он. Точно нет. И сорвавшись с ветки полетел к жертве.

1
{"b":"649903","o":1}