ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Впоследствии, в эпоху поздних крестовых походов, вся система снабжения, транспортировки продовольствия и денежных средств подверглась коренному переустройству. Главная тенденция этих изменений заключается в том, что с укреплением национальных государств все разнообразные аспекты организации крестоносных экспедиций — от логистики, средств транспорта до обеспечения крестоносной армии продовольствием и денежными средствами — становится делом национальных монархий, предметом исключительной заботы европейских государей, а сам крестовый поход все больше приобретает профессиональные черты.

Глава 12

Военно-политическая система и «колонизация» земель в государствах крестоносцев

Главным практическим результатом крестовых походов было, несомненно, образование государств крестоносцев. Эти эфемерные королевства и княжества были созданы латинянами почти «на пустом месте», путем перенесения западных институтов в совершенно иную социальную среду. В политических порядках и общественном строе крестоносных государств мы наблюдаем смешение различных элементов — западнохристианских, восточнохристианских и мусульманских. Этот синтез общественных отношений происходил в различных регионах — на латинском Востоке и во франкской Греции — по-разному. Вначале рассмотрим, как шел процесс адаптации крестоносцев к новому жизненному укладу в Святой Земле.

***

Как только был взят Иерусалим в 1099 г., крестоносцы приступили к созданию государственных учреждений, которые бы помогли сохранить завоеванное и преодолеть анархию и беспорядок, царившие в армии. Им предстояло основать новые политические институты на чужеродной почве Сирии и Палестины, обладавших тысячелетней историей и богатейшими культурными традициями. Латиняне перенесли на эту почву феодальные обычаи своих стран, прежде всего северной Франции. Первый правитель созданного крестоносцами Иерусалимского королевства — Готфрид Бульонский (1099–1100) — из почтения к Спасителю отказался от короны в городе, который был «наследством Иисуса Христа», и принял скромный титул «защитника Гроба Господня». Он собрал «мудрых людей», поделившихся своими знаниями о правовых традициях, существовавших у них на родине, и велел выбрать рыцарям и прелатам из этих рассказов самые лучшие и пригодные для крестоносцев постановления, или ассизы. Так возник удивительный правовой свод — «Иерусалимские ассизы», который действовал в Леванте на протяжении двух столетий и повлиял на право многих государств крестоносцев. В нем зафиксированы постановления Высшего Суда (Haute Соиг), представлявшего интересы высшей знати, и распоряжения Суда горожан (Соиг des Bourgeois), разбиравшего дела купцов и незнатных рыцарей. Свод долгое время существовал исключительно в устной традиции, и его кодификация произошла только в XIII в. в Кипрском королевстве, где прекрасно знавшие юридическую традицию крупнейшие феодалы — Жан I Ибелин, Филипп Новарский и др. — зафиксировали ассизы в письменной традиции. Привитые на восточной почве феодальные обычаи практиковались как в главном государстве — Иерусалимском королевстве, так и в зависевших от него графстве Эдессы (первым правителем которого был брат Готфрида Бодуэн I (1100–1118), княжестве Антиохии (где начиная с Боэмунда Тарентского (1098–1111) царствовала целая норманнская династия) и графстве Триполитанском (его основателем стал герой Первого крестового похода Раймунд Сен-Жильский (ум. 1105), породивший династию Боэмундов и Бертранов). Но зависимость этих государственных образований от Иерусалима была номинальной — латинский Восток был по существу настоящей «феодальной республикой», в которой воплощались в жизнь все самые смелые планы рыцарской вольницы. Ситуация осложнялась тем, что государства крестоносцев существовали в условиях постоянной внешней опасности. В самом деле, Иерусалимское королевство, как и другие владения крестоносцев на латинском Востоке, походило на осажденную крепость, окруженную со всех сторон мусульманскими государствами. Ввиду такой ситуации, особое значение приобретала военно-политическая организация общества: ближние вассалы — т. н. лигии (hommes liges) — приносили сюзерену особый оммаж, предусматривавший более тесную, чем в обычном оммаже, связь с сеньором; военная служба в пользу короля не ограничивалась 40 днями, как в Европе, но фактически была бессрочной и требовалась всегда и везде — неслучайно на протяжении всего существования государств крестоносцев на латинском Востоке не прекращались споры иерусалимских рыцарей по поводу срока и объема службы. Кроме того, в отличие от латинского Запада, рыцари на Востоке должны были выполнять свои обязанности начиная с 15-летнего и вплоть до 60-летнего возраста.

Крестовые походы. Идея и реальность - i_008.jpg
Государства крестоносцев латинскоrо Востока

С самых первых дней существования крестоносцев в Святой Земле королям приходилось, с одной стороны, защищать молодое государство и для этого укреплять центральную власть, с другой — удовлетворять потребность рыцарей в земельных наделах и раздавать все новые и новые фьефы и так платить им за службу. И это противоречие было чревато далеко идущими последствиями для общества государств крестоносцев. Королевский домен в Иерусалимском королевстве был поначалу довольно значительным и включал в том числе четыре крупных города — Иерусалим, Тир, Наблус и Акру, но по мере истощения своего фонда король должен был прибегать к пожалованию рыцарям не только земельных, но и рентных фьефов — как правило, доходов с городского имущества, прибылей от ярмарок, ремесленных и торговых лавок. В силу развитых на Востоке товарно-денежных отношений и городской экономики эти фьефы занимали существенное место в структуре доходов иерусалимских феодалов, а местом их резиденции зачастую становился город, где они владели различными видами собственности. Самым же крупным собственником в государстве крестоносцев был король. Он обладал определенными регалиями — правами чеканить монету, вершить суд, строить суда, а также собирать налоги. В городах, где в основном жили феодалы, король контролировал рынки и порты через особые инстанции королевской власти, упомянутые в «Иерусалимских ассизах», — «Суд Рынка» (Сот de la Fonde) и «Суд Цепи» (Cour de la Chaine — гавань закрывалась на цепь, откуда и название), где королевские чиновники следили за порядком, взимали торговые и транзитные пошлины в пользу центральной власти. Но всех этих доходов явно не хватало для обеспечения стабильности позиций короля, который часто испытывал финансовые затруднения. Не мог король опереться и на административный аппарат Иерусалимского королевства, который также был достаточно слабым. Существовавшая в государствах крестоносцев должностная иерархия, заимствованная из капетингской Франции, была представлена сенешалом, ведавшим придворным церемониалом, коннетаблем, который был военным предводителем, маршалом — помощником коннетабля, выполнявшим чрезвычайно важную для военного государства функцию, обеспечивая рыцарей боевыми конями (т. н. restor), — и камергером. Но и эти созданные на латинском Востоке структуры не обеспечивали прочность королевской власти — они застыли в своем развитии на очень ранней стадии.

Неудивительно, что король часто оказывался совершенно беспомощным перед лицом феодальной корпорации, имевшей к тому же полную поддержку Высшего Суда (Haute Cour), без санкции которого иерусалимские правители уже с середины XII в. не могли сделать ни шагу. Короли — Бодуэн II (1118–1131), Фульк Анжуйский (1131–1143) — пытались противостоять феодальным мятежам, опираясь на политические институты и правовые порядки Иерусалимского королевства, но рыцарство и знать в конечном счете использовали их против центральной власти. Так случилось и с принятой в конце 60-х гг. XII в. «Ассизой верности», когда иерусалимский правитель Амори I (1163–1174), стремясь укрепить центральную власть и ограничить злоупотребления знати, превратил всех арьер-вассалов в своих непосредственных вассалов, дав им возможность в случае конфликта со своим сеньором обращаться к сословному «суду равных», но введенную королем ассизу крупные феодалы стали применять против него самого. Вассальная иерархия, достигшая в Иерусалимском королевстве наиболее зрелых форм развития, закрепляла верховенство феодалов, и король в этой ситуации оказывался всего лишь «первым среди равных» (primus inter pares). К тому же в противовес интересам центральной власти, но зато в интересах феодальных династий «Иерусалимские ассизы» предоставляли право наследования фьефа не только мужским наследникам, но и дочерям и вдовам, которые в этом случае должны были, как и рыцари, обеспечить службу за фьеф и для этого выйти замуж за одного из троих предложенных им кандидатов (т. н. брачная служба — service de mariage). Важно, что и право приобретать рыцарский фьеф и другие права были закреплены только за рыцарями, которые пользовались исключительным юридическим статусом. Как писал знаменитый сеньор и знаток права Жан I Ибелин, социальное положение военной элиты обусловлено «честью и привилегиями, которые рыцари и рыцарство имеют и должны иметь перед всеми прочими людьми».[110] В силу всех этих причин для Иерусалимского королевства, может быть, в еще большей степени, чем для других государств латинского Востока, были характерны жесткие, почти непреодолимые сословно-правовые грани, вследствие чего знать превратилась со временем в замкнутую наследственную корпорацию, противостоящую королевской власти. Крупнейшими феодалами в Иерусалимском королевстве были четыре барона — сеньоры Сидона, Яффы, Галилеи и Заиорданья. У каждого из них, судя по ассизам, было по сто вассалов и, кроме того, они оспаривали королевские привилегии, претендуя на право чеканить монету, иметь свою печать и вершить собственный суд. Эти бароны наряду с примерно двумя десятками сеньоров, владевших крупнейшими фьефами (Бланшгард, Ибелин, Арсуф и др.), вели себя совершенно независимо от центральной власти. В течение XII в. в государстве крестоносцев вся власть и богатство сосредотачиваются в руках нескольких семейств — в основном незнатные и неродовитые пришельцы из Западной Европы, осевшие в Святой Земле, они предоставлены сами себе, враждуют между собой и делят власть. В XIII в., когда иерусалимские короли вообще часто жили за пределами Святой Земли — как, например, Фридрих II Гогенштауфен или Карл I Анжуйский — эти феодальные сеньоры целиком погружаются в затяжную политическую борьбу, одним из важнейших эпизодов которой стали т. н. ломбардские войны между Фридрихом II и сеньориальном родом Ибелинов (1228–1243).

вернуться

110

Livre de Jean d’lbelin. Cap. CXIV // Les Assises de Jerusalem ou Recueil des ouvrages de jurisprudence composes pendant le XIIIe siecle dans les royaumes de Jerusalem et de Chypre / Ed. par A. Beugnot. P., 184.

55
{"b":"649919","o":1}