ЛитМир - Электронная Библиотека

глава1

Все персонажи являются вымышленными, и любое совпадение с реальными людьми случайно.

Глава 1

Белорусская земля встретила нас теплом нагретой за день травы и сумраком ласковой ночи. Полная луна, хоть и свела к минимуму скрытность подлета, зато значительно облегчила посадку. Избавив от необходимости сбрасывать парашютный десант, в задачу которого входило обозначить огнями границу летного поля. Высадка прошла в рабочем режиме и даже как-то буднично. Площадка была подобрана заранее, выбор пал на один из наших довоенных аэродромов «подскока». Немцы им не заинтересовались в виду удаления от главных дорог и жилья, а так же полного отсутствия инфраструктуры. Им же комфорт подавай, а летчикам — элите армии, тем более. К тому же противнику хватало и захваченных аэродромов с бетонным покрытием, успели понастроить перед самой войной. Правда стоит отметить при необходимости, и мы и немцы из любой площадки могли аэродром соорудить за сравнительно короткое время, просто выложив взлетную полосу из специальных металлических плит. Конечно «партизанский аэродром» на этом месте не получится, но для наших целей подходит более чем достаточно. Прилетел, высадил, улетел. В указанное время вернулся, выгрузил груз и забрал группу. На обратном пути, назад полечу я один, а группа останется и станет основой партизанского отряда. Второй рейс с грузом и планировался для обеспечения его всем необходимым. И если бы не этот «грузовой» полет, меня на задание ни кто попросту не отпустил, я ведь теперь не просто сотрудник штаба ВВС фронта, а представитель Военного Совета Западного направления, ответственный за подготовку будущего костяка партизанского движения на нашем участке фронта.

Такой карьерный рост с начальника небольшой службы пусть и при штабе ВВС Западного фронта, до фактически личного порученца одного из членов Военного Совета, правда, с пока не до конца ясными функциями, это очень круто. Меня в принципе все устраивает, всего за один месяц войны, человек, в сознание которого я попал из 2018 года, нашел место, в котором он, а теперь уже я, с максимальной эффективностью сможет применить свои знания о дальнейшем развитии событий в период Великой Отечественной Войны. Если честно, к моему глубокому сожалению, я не настолько хорошо знаю начальный период войны, что бы давать какие-то рекомендации высшему военно-политическому руководству СССР, да и слушать меня, скорее всего не будут. Но зато как оказалось я прекрасно могу готовить партизан и разведчиков-диверсантов, с помощью которых, надеюсь получить и довести до армейского руководства сведения о планах немецкого командования по захвату Москвы, в частности об операции «Тайфун». Если знаешь, где искать, то и результат получишь быстрее. Глядишь, и не дойдут немцы до окраин столицы, не будет бесславного разгрома трех фронтов, «Брянской катастрофы» и окружения под Вязьмой нескольких армий.

Жалко, что перенос, а точнее слияние сознаний, не принесли мне ни каких сверх способностей или бонусов, например в виде повышенной регенерации. А было бы очень неплохо, мое «попадание» сопровождалось травмой ног, так что начало войны я встретил в Минском военном госпитале. Хотя жаловаться мне грешно, тело моего «носителя» оказалось моложе и прекрасно тренировано. Кадровый военный, успевший повоевать с интервентами в Гражданскую и с белобандитами после ее окончания. Спортсмен многоборец, стрелок, парашютист. Кто кому дал больше знаний и умений это еще вопрос, ну кроме сведений о будущем и жизненного опыта.

После первого массированного авианалета на Москву штаб ВВС Западного фронта подготовил ряд мероприятий по организации их перехвата на дальних подступах. Я выступил с инициативой нанесения превентивного удара по аэродромам противника, где базировались авиачасти, переброшенные с берегов Атлантики. А поскольку инициатива, как правило, подразумевает использование для своего воплощения возможности самого инициатора, то выполнение задания мне и поручено. Хорошо хоть дали возможность подготовить группу, выделив четыре дня на боевое слаживание. Что в военное время просто шикарно, бывало и за два дня людей готовили, успевая дать им только минимальный уровень знаний, в основном теоретических. Но в этот раз в мою руппу, хотя бы вошли люди, имеющие реальный боевой опыт, а костяк будущего партизанского отряда составляют спортсмены комсомольцы, тоже послужившие в РККА.

Всего в группу вошло двадцать человек. Средством доставки послужил тяжелый бомбардировщик ТБ-3. Несмотря на впечатляющую грузоподъемность, мировой рекорд 1936 года составил 12 тон полезной нагрузки, на борт он может принять всего 30 парашютистов или 20 десантников со снаряжением. Это обусловлено тем, что бомбы груз хоть и тяжелый, но компактный, поэтому фюзеляж самолета узкий и в основном парашютисты располагаются в полости крыла, иногда в крайне неудобных позах. Как всегда в России вместо разработки широкофюзеляжных самолетов, которые пригодились бы и в качестве гражданского авиатранспорта, пошли самым простым путем, придумывая разного рода подвесные кабины или специальные грузовые платформы. Что бы сократить количество рейсов, я предложил, часть груза разместить на такой платформе. Пусть значительно снижаются и так не великие летные качества и скорость, но зато мы не привлечем повышенного внимания к месту высадки частыми посадками.

Экипировкой пяти выделенных бойцов я занимался сам, распотрошив свои заначки. Форму взял немецких десантников, выдержав недовольство будущих соратников. Не принято сейчас надевать форму врага. Оружие тоже выдал из своих запасов, заменив винтовки на скорострельное оружие. Пулеметный расчет получил МГ с банками на пятьдесят патронов, а второй номер МП; снайпер оставил свою Мосинку, отвергнув СВТ; два бойца выбрали десантный вариант ППШ, но не такой как у меня, а из другого ящика. В этом варианте приклад складывался в пистолетную рукоять. На мой взгляд полное убожество, а их это привело в восторг. Кроме того все получили личное оружие. Три дня ушло на отработку совместных действий в лесистой местности, как в составе нашей группы, так и действуя всем отрядом. Выучили подаваемые сигалы, способы передвижения, маскировки на местности, как правильно «рассыпаться», как отсечь преследование. И очень много бегали с нагрузкой, давая возможность организму привыкнуть к длительным пешим переходам. Не пропускали и стрельбище. Я наконец опробовал Маузер, замечательное оружие даже при стрельбе очередями. Отличная кучность, дальность, удобность, легкий вес, всерьез задумался не выбрать ли его основным оружием вместо ППШ. Остановило только то, что постоянно носить с пристегнутым прикладом не очень удобно, а из кобуры его быстро в боевое положение не приведешь, да и ствол при стрельбе очередями сильно нагревается. Поездка кажется короткой, но зачем загадывать и менять уже привычное оружие, к тому же ««облегченка» у меня под него сделана, и возможность установления полуторократного прицела много значит.

Если честно, то больших успехов во время тренировок мы толком не достигли, только и научились что совместно двигаться, и не перестрелять друг друга при внезапном нападении. Но выбора то все равно нет. Так что в указаное время мы погрузились в самолет и через час пребывания в тесноте и неизвестности оказались за линией фронта.

В сторону немецкого аэродрома, выбранного в качестве объекта атаки, мы отправляемся сразу после приземления. Группа подобрана заранее, экипировка подготовлена, задача понятна, так чего тянуть, тем более сроки поджимают. За остаток ночи нам предстоит пройти как можно большее расстояние. До объекта около тридцати километров, и желательно уложиться, до того момента как придут в движение немецкие части, направляющиеся к передовой в сторону Смоленска, где началось очередное вражеское наступление. И пускай на нас форма немецких десантников, доставшаяся мне в качестве трофея, а один из бойцов неплохо владеет языком противника, привлекать лишнее внимание к себе не стоит. Тем более, что придуманная на случай встречи с немецким патрулем, легенда изяществом не блещет. Затем нам предстоят сутки наблюдения, что бы получить представление о боевой работе аэродрома, особенно в ночное время. Выявить сигналы, подающиеся в темное время суток при возвращении самолетов с задания. Наметить места под сигнальные фонари, обозначающие границы летного поля. Пришлось внести небольшой прогресс, отказавшись от разведения сигнальных костров. Во первых костры ненадежны, во вторых они демаскируют и выдают подготовку к нападению, ну и в третьих ручной фонарик с цветными светофильтрами просто удобен в эксплуатации. Выкопал неглубокую ямку, положил его лампой вверх и включил. Светит долго, заметно с высоты до трех километров, плюс установка различных цветовых фильтров служит дополнительной сигнализацией. Так зачем создавать себе дополнительные трудности, немецкие диверсанты фонарики для подсветки наших военных объектов вовсю используют, а мы чем хуже.

1
{"b":"650845","o":1}