ЛитМир - Электронная Библиотека

АЛЕКСАНДР АВВАКУМОВ

БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИЕ

Пропавший без вести — юридический термин, определяющий положение человека, о местонахождении которого нет достоверной информации.

«Независимая» от 30.06.2004 г.

Термин — «без вести пропавшие» у большинства россиян ассоциируется с войнами, горячими точками и с толпами беженцев. Но вот парадокс: количество без вести пропавших соотечественников при этом устойчиво растёт. Если в 2000 году бесследно исчезало в среднем примерно 280 человек в сутки, то в 2003 году — 320. Люди просто, как отмечается в заявлениях родных и близких, ушли и не вернулись.

«Российская газета» от 28.10.2008 г.

В стране катастрофически растёт число людей, которые исчезли без следа. Они пропадают внезапно, без объяснимых причин, многие — навсегда. За несколько лет количество пропавших без вести почти удвоилось и превысило астрономическую цифру в 120 тысяч человек. Так за один только год уходит в никуда население немалого города.

«Юридическая Россия» от 26.04.11 г.

Согласно статистическим данным Главного информационно-аналитического Центра МВД России, наблюдается устойчивая тенденция роста количества людей пропавших без вести. Так, если в 2000 году было зарегистрировано 74312 заявлений о безвестном исчезновении граждан, то в 2004 году — 77171 заявление. Если в 2000 году, правоохранительными органами было возбуждено 4571 уголовное дело по факту исчезновения граждан, то в 2004 году — всего 1042.

ОТ АВТОРА

Мне как бывшему сотруднику уголовного розыска неоднократно приходилось слышать довольно банальные на первый взгляд истории о бесследном исчезновении людей. Кто-то ушёл на работу и домой не вернулся, кто-то вышел в магазин и бесследно исчез средь белого дня. Трудно поверить в подобное, но это так. Вышел и пропал, кто-то на месяц, кто-то на год, а кто-то и навечно. Эту категорию людей в милиции называют «потеряшками» или пропавшими без вести. Что означает этот термин. В словаре чётко прописано, что пропавший без вести — это термин определяющий положение человека, о местонахождении которого нет достоверной информации и не более. Перед тем как приступить к написанию этой книги, я долго работал со статистическими данными. Мне сразу бросилось в глаза разночтение этих страшных для меня цифр. В последнее годы, число без вести пропавших людей в России, устойчиво колеблется по разным данным от 70000 до 100000 человек в год. Вместе с ранее пропавшими людьми, которых ищут от года до пятнадцати лет, общая цифра пропавших составляет 120000 тысяч человек, причем примерно 25 % из них дети и подростки. Всмотритесь в эту цифру, думаю, что эта цифра тоже не окончательная, так как многие люди обращаются в суд о признании своих родных и близких умершими. С признанием суда, розыск этих людей органами внутренних дел прекращается. Сколько пропавших без вести ежегодно признается умершими, не знает никто, они просто автоматически удаляются из этих списков. Статистика пропавших без вести выглядит примерно так: каждый четвёртый несовершеннолетний, каждый десятый пенсионер. Если рассмотреть эту статистику по социальному положению, то в списках чаще оказываются рабочие, пенсионеры, бомжи и, как не странно, бизнесмены. Милиция легко объясняет эту не радостную статистику и считает, что ничего в этом особенного нет: «Бизнесменов похищают вымогатели или кредиторы, рабочие попадают в рабство или мигрируют по городам страны, а бомжи гибнут в драках с собутыльниками или умирают от болезней». Несмотря на устоявшееся мнение, что чаще всего люди пропадают без вести по криминальным причинам, министерство внутренних дел пытается доказать населению страны совершенно обратное. Так из 120000 человек пропавших без вести в прошлом году, жертвами уголовных преступлений стали менее тысячи человек. Я, как бывший сотрудник уголовного розыска длительное время занимавшийся проблемой розыска людей, пропавших без вести, сомневаюсь в достоверности подобной статистики. Следственные органы, как правило, не спешат возбуждать уголовные дела по факту исчезновения граждан, так как подобная практика отрицательно сказывается на имидже правоохранительных органов. Дела возбуждаются лишь в случае установления лиц, причастных к исчезновению граждан. Поскольку сам процесс розыска лиц, пропавших без вести, органами внутренних дел осуществляется чаще всего «дедовскими методами» и часто сводится лишь к самым элементарным проверкам пропавших по учётам больниц и картотеке неустановленных трупов. Я склонен считать, что более 50 % пропавших без вести людей, становятся жертвами преступлений.

Другой, не менее важной проблемой, становится проблема установления личности трупов граждан, количество которых с 2000 года выросло в два с половиной раза. Несмотря на принимаемые милицией меры, все эти трупы были похоронены как неопознанные. В 2009 году правоохранительными органами было поставлено на учёт 119 тысяч неопознанных трупов, из которых 29,1 % имели признаки насильственной смерти. Из этой громадной цифры была установлена личность всего лишь у 12,4 %.

Что мы имеем — это громадное количество лиц, пропавших без вести и приблизительно такое же количество неопознанных трупов граждан, которые по каким-то различным причинам не стыкуются между собой. С чем это связано? Считаю, что это связано с неудовлетворительной работой правоохранительных органов, а именно в форме учёта этой категории лиц. При оформлении заявлений на пропавших без вести, сотрудники милиции крайне поверхностно оформляют документы. В документах отсутствуют такие необходимые сведения для дальнейшей работы с пропавшими, как зубной аппарат пропавшего без вести, сведения о перенесённых пропавшим операциях и т. д. Считаю, что добыча этих сведений должна осуществляться непосредственно работниками милиции, а не заявителями. Только отсутствие подобных сведений не позволяет работникам милиции осуществлять качественную работу с этой категорией лиц.

А.Л.Аввакумов

Уважаемые читатели!

Перед вами, не просто детектив, а скорее всего автобиографическая повесть. Александр Аввакумов более пятнадцати лет проработал в уголовном розыске. Прошел путь от рядового оперативника до заместителя начальника Управления уголовного розыска министерства внутренних дел Республики Татарстан. За его плечами сотни раскрытых преступлений: краж, грабежей, разбойных нападений, убийств.

На чтобы мне хотелось обратить ваше внимание, это на то, что автор пытается показать нам работу сотрудников уголовного розыска не с привычной глянцевой стороны, к которой все мы так привыкли, а со стороны совершенно неизвестной широкому читателю. Автор, словно специально приоткрывает нам совсем непривычную сторону этой работы, что делает это произведение более интересным и привлекательным.

В основе его произведений лежат реальные преступления, совершенные преступниками в начале 90-х годов прошлого столетия. Все эти преступления были довольно громкими по тем временам и невольно привлекали к себе интерес огромной группы людей. Автор, исходя из своих соображений, специально зашифровал адреса, изменил имена оперативников и преступников. В некоторых случаях, при работе над своими произведениями, он вполне надумано драматизирует и обостряет отдельные моменты, как совершения преступления, так и их раскрытия. Однако, этот прием применяемый автором, не только не снижает интерес к произведениям, но и заметно улучшает их художественную линию.

Думаю, что читатель невольно заметит, что главный герой его произведения Абрамов в первую очередь — человек, тонкий психолог, а уж только затем сотрудник уголовного розыска. Его терпение, вдумчивость и умение строить разговор с преступниками позволяют ему расположить к себе человека так, что тот невольно становится добровольным участником процесса раскрытия преступления.

1
{"b":"651603","o":1}