ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 1

Англия, Лондон,

1817 год.

– Нет, в это просто невозможно поверить! – Эйдан Маккей, рукой лохматя свою голову с копной светлых густых коротких волос, в бешенстве мерил шагами небольшую комнату гостиницы, в которой жил последние несколько дней.

Неужели его поймали? Он уже было подумал, весь этот бред с брачным договором просто выдумки больного воображения его отца, но дело приняло совсем не шуточный оборот. Не верится, что старик все-таки нашел уловку, чтобы затащить его под венец.

Зубы непроизвольно стиснулись с такой силой, что в висках застучало от боли. В раздражении он схватил первую попавшуюся под руку вещь – это оказался стакан – и с силой швырнул об стену. С оглушительным звоном разлетелись мелкие осколки. Эйдан огляделся в поисках еще чего-то, что можно было бы разбить или разломать, но в этой убогой гостиничной комнатушке не было ничего, кроме шаткого стула, стола и кровати. Злость обрушилась на стул.

Назойливый стук в дверь уберег остатки мебели от участи стула. Недовольный тем, что его беспокоят, Эйдан резко открыл дверь.

– Что?! – взревел он.

Хозяин гостиницы от неожиданности застыл в дверях, на секунду забыв, зачем пришел. Немного придя в себя и заметив разломанный стул позади своего постояльца, он с напускной деловитостью завопил:

– Прошу прощения за беспокойство, но вам, сэр, придется заплатить за нанесенный ущерб, иначе я приму меры!

Голос его сбивался, на лбу выступила испарина. Он был низкий и тучный, Эйдан против него выглядел как настоящий великан. Поэтому угроза не произвела должного эффекта.

– Вы об этом? – кивая в сторону разломанного стула, спросил Эйдан. – Вот, полагаю, этого хватит, чтобы возместить стоимость этого хлама, – он бросил несколько монет. – Я уезжаю.

Хозяин гостиницы посмотрел на ладонь и увидел там пять крон.

– Благодарю вас, сэр. И заезжайте еще… – моментально смягчившись, залепетал хозяин гостиницы, сжимая монеты в руке.

Смену его настроения можно было понять: цена испорченного Эйданом имущества вряд ли превышала треть заплаченной суммы.

Место было той еще дырой – и как только поверенный отца разыскал его здесь? Эйдан выслеживал одного знакомого, задолжавшего ему кругленькую сумму, и об этом мало кто знал. Накануне удалось благополучно разрешить свое дело – настроение еще вечером было отличное. Утро же началось с неприятностей. Прочитав первые строки письма, Эйдан едва не сорвал злость на несчастном поверенном. Пришлось приложить усилия, чтобы обуздать себя. Испуганный мужчина поспешил убраться, как только цепкие руки Эйдана отпустили ворот его сюртука.

Эйдан быстро прошел по грязному коридору этой убогой портовой гостиницы, вышел на улицу и направился в хилый денник гостиничного двора, где вчера как обычно оставил свою лошадь. Яркое весеннее солнце ослепило его. Рука автоматически заслонила глаза. Седлая животное, он яростно чертыхался и сыпал проклятиями себе под нос. Лошадь чувствовала настроение хозяина и, как бы поддакивая ему, громко фыркала. Теперь ему придется отправиться в Шотландию и взять в жены незнакомую деревенскую девку, которая, наверно, еще и уродлива к тому же. Какая еще может быть причина заставлять его женится на ней? Отец уже давно пытается свести счеты с непокорным сыном. Но он что-нибудь придумает – он не позволит кому-то с такой легкостью испортить свою жизнь.

Ловко взобравшись в седло, он вновь вытащил из внутреннего кармана злополучное письмо, словно для того чтобы убедиться, что все это ему не снится. Он бы никогда не согласился на это, даже несмотря на уверения, что старик якобы при смерти. Старый дьявол это знал, поэтому решил его шантажировать, сыграв на привязанности Эйдана к сестрам. В голове не укладывалось, как отец мог на такое пойти? Он подробно описал, какая участь ждет его сестер, если сын не согласится на его условия:

«Они не получат ни пенни, и то будет твоя вина. Уж если гордыня не дает тебе исполнить свой долг, будешь жить с осознанием того, что твои сестры станут прислугой в собственном доме или того хуже – пойдут по миру побираться…»

Какая жестокость! Если Эйдан не женится на той, которую выбрал ему отец, тот лишит его наследства, передав замок и все имущество своему кузену – отъявленному негодяю и пьянице. Старик, наверно, окончательно выжил из ума.

Нет, ему не нужны деньги отца, он вполне способен себя обеспечить, но вот лишить четырех младших дочерей дома и приданого – неужели отец на такое способен? Впрочем, проверять это Эйдан не собирался. Оставалась единственная надежда – урезонить отца.

Отношения с отцом испортились давно, после того как сын не пожелал продолжать службу на судне своего дяди. Он дослужился до чина лейтенанта, но едва подвернулась возможность, бросил все, купил два корабля и занялся торговлей. Времена, конечно, были неспокойные, но ему, авантюристу по натуре, опасность нравилась. Однако и торговля, и путешествия Эйдану вскоре наскучили. Продав корабли, он вступил добровольцем в 42-й полк шотландской пехоты горцев – щеголял в килте, с красным пером на голове в рядах «Черного дозора». Служба затянулась до завершения войны против Наполеона. Вернувшись в Англию, он обосновался в Лондоне и уже второй год вел жизнь городского повесы. Все шло спокойно. До сих пор отец обходился ничего не значащими для сына угрозами и пустыми порицаниями за беспутный образ жизни, постоянно твердя, что ему, как старшему сыну, пора подумать об ответственности и вернуться домой.

Как же! Вернуться в это богом забытое место? Жить на скудные подачки отца? Его сестры до сих пор не замужем, хотя Мэган уже двадцать пять, а Джейн двадцать, и все из-за того, что отец наотрез отказывается тратиться на их наряды и выходы в свет. А главное – он не желает видеть их избранниками англичан, упорно твердя, что они должны выйти замуж за шотландцев – да побогаче.

Семь лет назад у Мэган был жених, к которому она чувствовала искреннюю симпатию. Но возлюбленный сестры был всего лишь второй сын шотландского баронета, а это отца не устраивало. Эйдан в то время, получив кратковременный отпуск, заехал навестить сестер (иногда совесть все-таки звала его к отчему порогу). После того как несчастному жениху дали отворот-поворот, разразился очередной скандал с отцом, но старик был неумолим. Не в силах смотреть на страдания сестры, Эйдан, устав от безрезультатных препирательств, попросту сбежал.

Но больше он не имеет права сбежать. Может, отец прав, и ему действительно пора взять управление на себя. Отцу это понравится, и хотя надежда довольно призрачная, но вдруг ему все же удастся избежать нежеланной женитьбы? «Пора менять тактику в этом противостоянии», – подумал Эйдан. Он готов был на все, лишь бы отделаться от навязанной невесты и при этом не сломать будущее сестрам. Как ни крути, а если отец выполнит свое обещание, то им придется несладко. Его собственного небольшого состояния и особняка в Лондоне явно недостаточно, чтобы обеспечить всех приданым для удачного замужества. Даже если он опять займется делом, пройдет много времени, прежде чем вложения принесут доход и его финансовое положение улучшится, и младшие сестры – восемнадцатилетняя Присцилла и шестнадцатилетняя Мери-Элен – уже тоже выйдут из брачного возраста. Да и роль опекуна его не прельщала. «Повеса-опекун!» – Эйдан иронично улыбнулся.

Тяжело вздохнув, Эйдан двинул лошадь в бока. Его городской особняк находился в Мэйфере – богатой части города.

Портовая суета мешала продвигаться быстрее: многочисленные попрошайки, проститутки, пьяницы, мечтая получить хоть пенни, цеплялись к прохожим господам. Наконец, многолюдные улицы закончились, и Эйдан пришпорил лошадь.

Так, в невеселых размышлениях, он добрался до своего дома и едва спешился, как его окликнул знакомый голос:

– Маккей! Где тебя черти носят? Я тебя уже второй день ищу!

Эйдан со свойственной ему ленивой неспешностью оглянулся и увидел до приторности счастливое лицо своего лучшего друга.

1
{"b":"651969","o":1}